Чего не учли присяжные в деле Гомзякова?

0
378

Для суда по резонансному делу о загадочном убийстве собрали новую коллегию присяжных заседателей — старая сломалась.

Ленинский районный суд Новосибирска 15 ноября вернулся к рассмотрению уголовного дела тревел-блогера Анатолия Гомзякова, обвиняемого в убийстве своего подписчика. Пресс-служба суда сообщила, что на первом заседании была сформирована новая коллегия присяжных заседателей. «Новая Сибирь» попыталась понять, что не так было с ее прежним составом.

Кадр рокового стрима (скриншот программы «Андрей Малахов. Прямой эфир»).

История загадочного новосибирского убийства становилась темой для ток-шоу на федеральных каналах. А началась она в апреле 2020 года, когда под окнами высотки в ЖК «Ясный берег» было обнаружено тело одного из подписчиков Анатолия Гомзякова. По версии следствия, погибший и тревел-блогер накануне выпивали и вели совместный стрим, а затем у них возник конфликт. Причиной смерти потерпевшего следствие посчитало то, что блогер выбросил своего собутыльника с 24-го этажа, предварительно еще и нанеся ему колото-резаные ранения головы. Сам Гомзяков свою вину отрицал, заявив, что в гостях выпил и уснул, а когда проснулся и не нашел хозяина, просто отправился домой.

16 мая 2022 года коллегия присяжных заседателей в Ленинском районном суде встала на сторону блогера, признав его невиновным «в связи с непричастностью к совершению преступления». Но прокуратура с этим не согласилась и подала апелляцию. 19 сентября Новосибирский областной суд отменил решение присяжных и вернул дело в Ленинский райсуд для нового рассмотрения. Тревел-блогер пока находится под подпиской о невыезде.

Главная претензия к судам присяжных — то, что в коллегиях заседают не юристы, а простые граждане. Доля дел, рассматриваемых ими, в России по сравнению со странами, где такая практика имеет многовековую историю, очень невелика. При этом присяжные гораздо чаще выносят оправдательные приговоры, нежели профессиональные судьи. Но и их часто отменяют в вышестоящих инстанциях — чаще, чем в 60 процентах случаев. Некоторых обвиняемых в результате пересуживают несколько раз.

Но вышестоящий судья не может просто так отменить приговор присяжных — мол, ну, вы тут понарешали всякой нелепицы. Основанием для отмены вердикта присяжных могут быть только процессуальные нарушения, допущенные в ходе судебного разбирательства. Апелляционное определение Новосибирского областного суда, отменившее решение суда присяжных по делу Гомзякова, — возможность разобраться, какие процессуальные нарушения могут быть сочтены существенными в таких случаях.

Например, суд обратил внимание на то, что эксперт, выступавший в суде, «сделал недозволительное сравнение перед присяжными, указав им дословно: «...представьте, ваш муж на даче поднимет мешок картошки весом 50 кг, и спина сразу начинает болеть, а тут 80 килограммов...» Кроме того, перед началом судебного заседания «суд не выяснил у коллегии присяжных заседателей, не потеряли ли они беспристрастность, не оказывалось ли на них давление, не пытался ли на них кто-либо повлиять». А еще областной суд обратил внимание на нарушения, допущенные при формировании самой коллегии присяжных. Так, два кандидата в коллегию, у которых планировался отпуск, были отведены председательствующим, хотя отпуск не является основанием для такого решения и сами кандидаты об этом не просили. Также были исключены две другие кандидатуры: у одной женщины дальний родственник работает в канцелярии суда, у другой родной брат отбывает наказание в местах лишения свободы. Эти причины, согласно позиции апелляции, не являются основанием для их исключения из состава коллегии.

Наконец, областной суд обратил внимание на то, что адвокат Гомзякова, «выступая в прениях, высказывала свои предположения и ставила под сомнение допустимость доказательств, представленных стороной обвинения, указывая на недостатки, допущенные, по ее мнению, органами предварительного расследования».

Что за непозволительные сомнения? Вот цитата из речи адвоката: «В ходе предварительного следствия по уголовному делу есть множество пробелов, образование которых так легкомысленно и безалаберно допустило само следствие… Очевидные факты были следствием проигнорированы. Складывается впечатление, что следствие с самого начала допустило множество ошибок, а потом ничего не оставалось, как продолжать их совершать, привлекая заведомо невиновного... Считаю, что расследование по данному уголовному делу проведено с грубыми нарушениями закона...» Такие речи адвоката, по мнению апелляционной коллегии, судья должен был прерывать, но он этого не делал.

Все в совокупности суд счел достаточным, чтобы отменить вердикт присяжных и направить дело для нового рассмотрения.

Тут, правда, хочется уточнить: если бы при всех этих нарушениях первая коллегия присяжных вынесла эквивалентный позиции обвинения приговор, в него вчитывались бы столь же внимательно?

Алексей МАКСИМОВ, «Новая Сибирь»

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.