Дело Липского: еще один год спустя

0
177

Глава Новосибирского облпотребсоюза превозмог невзгоды и серьезно упрочил свое положение в организации. 

ПРИМЕРНО год назад в Новосибирске разразился скандал: глава Новосибирского облпотребсоюза Станислав Липский был помещен под домашний арест по подозрению во многомиллионном мошенничестве. Уголовное дело, в рамках которого это произошло, возбудили ровно за год до этого — в начале 2015-го.

Инициатором преследования г-на Липского выступил центральный аппарат Союза потребительских обществ РФ — Центросоюз — в лице его тогдашнего руководителя Евгения Кузнецова. Центральная организация озвучила претензию: по ее данным, в Новосибирском облпотребсоюзе занимались масштабным отчуждением собственности кооператоров в пользу третьих лиц, а ущерб от этой деятельности нанес региональному союзу ущерб в сумме от 435 млн до 1 млрд руб. Впрочем, как подчеркивали представители Центросоюза, в рамках предварительного следствия удалось установить, что реальный ущерб как минимум составляет не менее 155 млн руб.

Полемика о метрах

Центросоюз выдвинул к Станиславу Липскому и его коллегам целый ряд обвинений, суть которых сводилась к следующему: руководители и работники новосибирской организации создавали посторонние юрлица, которым за бесценок передавали дорогостоящие активы потребсоюза. Так, например, как сообщал Центросоюз, площади в административном здании новосибирской организации (Красный проспект, 29 — прямо на площади Ленина) продавались аффилированным юрлицам по цене в 500 руб./кв. м, тогда как их рыночная составляет не менее 100 тыс. руб./кв. м.

Как отмечал Центросоюз, с подобной многократной уценкой были реализованы более 2,4 тыс. кв. м в административном здании облпотребсоюза, имущественные комплексы Ленинского и Октябрьского рынков, а также складской комплекс оптовой базы Новосибирского облпотребсоюза. При этом, как отмечал Центросоюз, доля новосибирского союза в уставных капиталах компаний-выгодоприобретателей не превышала 25 процентов, остальные же доли принадлежали руководству и работникам новосибирской организации.

Интересно, что каких-либо методов защитного пиара руководство Новосибирской потребкооперации не применяло. Единственной публичной реакцией на преследование Липского стал текст обращения, принятого на внеочередном собрании представителей потребительских обществ НСО.

Как пояснили кооператоры, в 2006—2009 году тяжелая финансовая ситуация едва не привела к ликвидации Новосибирского облпотребсоюза. Критическая ситуация требовала решительных мер, и в 2007—2008 годах совет облпотребсоюза решил продать часть площадей в подвале и на первом этаже административного здания — 2469 кв. м.

Покупателями площадей стали ООО «Кооператор Новосибирского облпотребсоюза», ООО «Новосибирский кооператор», ООО «Коопзакусбыт» и ООО «Экономия», одним из учредителей которых стал сам потребсоюз с долей от 18,5 процента до 25 процентов уставного капитала.

«Кроме того, участниками обществ являлись физические лица (весь коллектив облпотребсоюза) — 109 физических лиц, доля каждого в уставном капитале обществ определена пропорционально стажу работы и средней заработной плате, а повышенный размер долей руководящих работников был продиктован необходимостью обеспечить контроль за действиями участников обществ», — гласит текст обращения.

Как отметили кооператоры, половину прибыли обществ они перечисляли облпотребсоюзу (независимо от его доли в капитале), остальные 50 процентов распределялись в виде дивидендов между участниками общества с особыми условиями: для руководителей применялся понижающий коэффициент 0,5, а для молодых специалистов — повышающий коэффициент 3.

По данным представителей потребсоюза, цена продажи недвижимости была выше балансовой, а сумма реализации объектов была равна величине уставного капитала созданных компаний. Как особо отметили кооператоры, принимая решение о продаже площадей, совет потребсоюза не собирался получить единовременную прибыль. Задачей «отчуждений» было укрепить положение союза через участие в созданных компаниях, законно снизить налоги, уменьшив реализационные доходы от сдачи этих площадей в аренду, — а это позволило потребсоюзу перейти на упрощенный режим налогообложения.

Согласно тексту обращения, одним из подтекстов передачи недвижимости аффилированным компаниям было намерение сохранить здание потребсоюза — памятника архитектуры областного значения — от «рейдерских посягательств». И, как подчеркнули авторы обращения, цели манипуляций были достигнуты, а правоохранители, изучив ситуацию, не нашли в ней признаков нарушения закона. В возбуждении уголовного дела по итогам доследственной проверки было отказано.

Исход гонителя

Неожиданный перелом в развитии ситуации наметился в мае прошлого года, когда председатель Центросоюза Евгений Кузнецов, возглавлявший организацию на протяжении десяти лет, заявил о своем намерении уйти с руководящего поста. По его словам, он возглавил центральную организацию потребительских обществ в очень опасное для кооператоров время.

«В нулевых шло бесконтрольное отчуждение кооперативного имущества: например, у Центросоюза России как юридического лица в 1992 году было 202 предприятия, а к 2007 году осталось всего 20, — заявил г-н Кузнецов. — Из состава Центросоюза начали выход некоторые региональные союзы, а кооперативные организации регионов Сибири и Дальнего Востока даже создали свой союз, альтернативный. Имидж системы потребкооперации в обществе был негативным, разгорались информационные войны, руководству Центросоюза России не доверяла и не поддерживала его значительная часть региональных союзов. По сути, это было время риска распада системы».

По словам Кузнецова, за время его работы Центросоюзу удалось доказать свое правопреемство от Центросоюза СССР и Роспотребсоюза и возвратить существенную часть незаконно отчужденной собственности. В этом контексте уходящий глава организации упомянул и новосибирскую ситуацию, но не связанную с Липским. «В 2011 году, после четырехлетних судебных тяжб, Центросоюз восстановлен в правах единственного учредителя Сибирского университета потребительской кооперации, из состава учредителей которых он был обманным путем исключен прежним руководством университета. Общая площадь возвращенного недвижимого имущества в центре Новосибирска составила почти 65 тысяч кв. м», — отметил председатель.

По данным Центросоюза, большинство кооператоров высоко оценили работу Евгения Кузнецова на посту председателя. Но не обошлось и без полярных мнений. Так, председатель совета Новосибирского облпотребсоюза Липский выступил с критикой работы Кузнецова (еще бы!), его поддержали председатель совета Алтайского крайпотребсоюза Виктор Красилов и почетный председатель совета Центросоюза Валентин Ермаков. По их словам, работа молодого специалиста (сегодня Евгению Кузнецову 41 год) не обошлась без ошибок.

Тем не менее подавляющее большинство делегатов собрания с этой точкой зрения не согласились. Общим голосованием было решено признать работу Кузнецова и совета Центросоюза под его управлением хорошей.

После бала

Сегодня между Центросоюзом и Новосибирским облпотребсоюзом, по крайней мере, в публичной плоскости, царят мир и гармония. В новостной ленте новосибирской организации центральный аппарат упоминается лишь как источник почетных грамот для отличившихся кооператоров. Между тем именно такую форму работы критиковал в свою бытность председателем Центросоюза Евгений Кузнецов: «Сбор статистики, вручение грамот и наград, которыми занимается Новосибирский облпотребсоюз, едва ли может считаться основной целью деятельности какой-либо организации», — заявлял он.

Между тем имени самого Кузнецова в списке руководителей Центросоюза нет уже почти восемь месяцев. Зато в списке членов совета организации фигурирует имя Станислава Липского. Вероятно, с этим связан и другой признак влияния новосибирской кооперации на центральную: во время прошлогоднего преследования г-на Липского журналисты имели «удовольствие» поработать с непрозрачной пресс-службой Новосибирского облпотребсоюза. Автор этого материала как минимум дважды договаривался с пресс-службой о предоставлении комментария Липского, однако дело ни разу не было доведено до конца. А сегодня подобным же образом работает уже и пресс-служба самого Центросоюза: телефоны пиар-специалистов не отвечают, хотя во времена Кузнецова получить у Центросоюза комментарий было пустяковой задачей.

Кроме того, влияние Новосибирского облпотребсоюза в минувшем году распространилось не только на центральную организацию, но и на органы власти: так, например, председатель правления новосибирской облкооперации Сергей Сапсай вошел в число депутатов регионального заксобрания (фракция «Единой России»).

Таким образом, выходит, что за минувший год Станислав Липский не только выстоял в условиях уголовного и репутационного прессинга, но и сумел существенно расширить свое влияние далеко за пределы вверенной ему организации.

Сергей ЯГУПОВ, «Новая Сибирь»

Архив. Оригинальный материал опубликован в  №17 за 2017 г.

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.