Горные лыжи во время ковида

0
560

Политики и специалисты по борьбе с коронавирусом, как двоечники на контрольной, списывают неверные решения друг у друга. Закрыли горнолыжные подъемники во Франции, в Италии. Меркель потребовала, чтобы и австрийцы проявляли «европейскую солидарность» и не пускали любителей горнолыжного отдыха из других стран.

Ура! В России, редкий случай, пока не поддались массовой истерии, и подъемники крутятся на радость любителям правильного отдыха.

Но истерия гораздо опаснее коронавируса. Пока наши власти, имеющие очень слабый иммунитет к глупости, не закрыли горнолыжку, надо быстрее ехать в Шерегеш.

При посадке в автобус требуют предъявить перчатки. Нет, не горнолыжные, медицинские, защитные. Бред полный. Как и от чего они могут защитить — большая тайна. Вирус с перчаток может попасть на слизистую так же, как с ладони. Козе понятно, что никто 9 часов в автобусе в перчатках сидеть не будет. Сопровождающий автобус это прекрасно понимает: «Вы можете их из кармана не вынимать, но иногда в автобус заходят из Кузбасского потребнадзора и выписывают штрафы». То же с масками. Ловить маской вирус — это примерно как с рыболовной сетью охотиться на комаров.

В автобусе атмосфера доковидная, несколько человек заснули и храпят в масках, большинство уверено в своей неуязвимости для подлого вируса.

В Шерегеше такого аншлага в начале зимы не было, пожалуй, никогда. В гостиницах нет мест. Многие отели попали в национальную программу, по которой при оплате турпакета картой «Мир» возвращается 20 процентов от стоимости тура, включая перелет. К традиционно открывающим здесь сезон сибирякам добавились москвичи, уральцы, питерцы — что делать, в Красной поляне снега еще нет. Велика Россия, а кататься больше негде.

Первыми конъюнктуру оценили бабки у магазина, пытаясь взвинтить цены на проживание в квартирах. Но все равно — Геш дешевле зажравшейся Красной поляны, которая по ценам обогнала Европу.

В Шерегеше к началу сезона запустили два новых подъемника. От низа горы до ее середины в секторе А крутится четырехместное кресло. Вполне удобно для осваивающих склоны. Называется этот подъемник соответственно — «Учебный». Второй новый подъемник «Запад» расширяет зону катания в сектор Б. Длинная пологая удобная трасса для начинающих. С «Запада» выкатываешься прямо к началу подъемника «Мустаг». Длина подъемника «Запад» — 1100 метров, длина «Мустага» — 2000 метров, в итоге получилась трасса, как мне кажется, длиной больше четырех километров.

В соцсетях много ворчания о том что трассы готовят только к выходным — раз в неделю. Из личного опыта — трассы готовились в понедельник, вторник, среду. Почти все основные спуски подготовлены ротраками, и подготовлены неплохо. А вот снега в Шерегеше сравнительно мало. Камни на крутячке перед выездом к подъемнику «Хлебница», камни перед подъемником «Олимпия».

Утром на склонах пустынно. Так как большинство отдыхающих приехало из других часовых поясов, то они спят часов до 11, и «вельвет» сохраняется часа два. (После прохода ротрака снег становится в рубчик, этакий белый вельвет, кататься по таким выровненным склонам — огромное наслаждение.)

Вдоль всего выката в секторе А натянули красную сетку, отгораживающую кафе от посетителей. Изготовили указатели: «Проход запрещен. Согласно ГОСТ Р 55881-2016.». Во всем мире можно спокойно подъехать к входу в кафе и там снять лыжи. Так было и у нас. Теперь надо подниматься или спускаться в кафе этак метров пятьдесят или сто с инвентарем в руках. Естественно, все лезут через сетку. Для предотвращения «нарушений» наняли больше десятка мужиков, надели на них желтые жилетки с надписью «Каскад контроль» и поставили вдоль сетки охранять ГОСТ.

Мужики ГОСТ не читали, и поддерживать с ними беседу сложно: «Начальник велел» — единственный их аргумент. Я, в отличие от гостовских защитников, ГОСТ читал. Выкаты нужно огораживать, если они меньше 30 метров (в Шерегеше он гораздо длиннее), на пологих выкатах (в Шерегеше выкат пологий), ограждение не требуется. То ли это подготовка к рейдерскому захвату успешных кафе, то ли охранников из закрытой рядом зоны трудоустроить надо было? Так пусть бы лучше камушки у подъемника собирали, гораздо больше пользы.

Шерегешские таксисты с удовольствием рассказывают о закрытии зоны и о том, что зону купила за 12 миллионов жена кузбасского губернатора. Кто бы ни купил — гостиницы будут смотреться лучше сторожевых вышек.

Имитация борьбы с вирусом продолжается. Из репродуктора во время подъема на кресле доносятся бодрые призывы не обниматься, не пожимать руки.

Три дня пролетели. В просторном и безлюдном холле отеля пакую слегка поцарапанные лыжи в чехол. Подходит какой-то мужчина. Пытается сфотографировать меня на телефон. Представляется «Из администрации Таштагола, нарушаете, где маска?» Следом для поддержки заходит полицейский. Вяло пытаются выписать штраф. Отбился.

Не хочется на масочной дури заканчивать о Шерегеше.

С каждым сезоном, простите за банальность, Геш становится все лучше. Я люблю Геш, и, наверное, именно поэтому меня раздражают всякая ненужная хрень из репродуктора на подъемнике, сетки, натянутые поперек здравого смысла, представители администрации, мешающие мне отдыхать. Но все это мелочи — ждем снегопада.

Виктор СЕМЕНОВ, специально для «Новой Сибири»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.