Колумнист «Новой Сибири» рассказывает об отсутствии интересов у подростков и о том, во что это может вылиться.

Поколения линейкой измерять — дело неблагородное. Совсем недавно эта мысль была очевидной, кажется, для всех. Школьные учителя, положа руку на сердце (в другой, очевидно, был зажат валидол) пытались заставить недорослей ответить хоть что-то по программе, чтобы после, сидя в теплом кругу коллег, в очередной раз сказать: «Да, тяжело нынче приходится». Меняются вкусы — уходят тренды. Чуть больше десяти лет назад нынешние молодые специалисты слушали альбом Animal Джаz и подпевали его солисту. Да, вы должно быть и сами помните: «Джинсы порезаны, лето, три полоски на кедах». Или вот группа «Звери». Все, что тебя касается — все только начинается.  Хит ведь всех времен и народов. Или нет?

Разумеется, нет, скажите вы. И будете правы, но отчасти. Очевидный ответ лежит на поверхности, но едва ли способен ухватить хоть краешек сути. На деле же, если капнуть чуть глубже, выяснится, что как раз сегодня измерять лирику сантиметровкой вполне можно. Правда, исключительно в целях социологических — такое диванное исследование для тех, кто сильно в теме. Поколение Y. Поколение Z. Но что стоит за всеми этими красивыми словами? В действительности очень многое.

Прежде подростков (да и детей, в общем-то, тоже) можно было легко идентифицировать по увлечениям. Вот эти слушают музыку, те сохнут по кино, а эти знают на память имена всех 150 (или сколько их там было на самом деле?) покемонов. Гик-среда, эмо, любители метала, рэпа, поп-корна, видеоигр. При желании к каждому из таких подростков можно было найти свой собственный подход — этакий ключик. Повернул его, и можно трудится, не забывая, правда, про валидол — детки ведь во все времена подарками не были, таков уж эффект созревания; во всех смыслах.

Работая с таким сырьем, тяжеловесная образовательная машина то и дело скрипела винтами, теряя гайки на поворотах, но справлялась. Ведь почти каждый любитель чего-нибудь потяжелее мечтал лабать рифы, выкручивая ручку фуза на максимум. Чем не будущая звезда хард-рок-сцены? «Подарите, мамы, сыновьям гитары», и все в таком духе. А раз есть цель, то и потайной ход к такому малому найдется без проблем.

Потом началось интересное. Дети, вслед за обществом, перестали делиться на категории по интересам. Все эти эмо, панки, готы — это стерлось. Общаясь с современными преподавателями, автор этих строк все чаще слышит одно и то же. Диагноз, словно приговор: дети перестали чем-либо увлекаться. Сегодня страницы старых журналов кажутся ядовитой усмешкой. Какие обзоры аниме? Побойтесь бога! Аниме сегодня — это не более, чем информационный шум по ту сторону парты.

Просто проведите эксперимент: попросите современного подростка четко, внятно и (главное!) быстро ответить на вопрос о своих увлечениях. В 90% случаев вы не сможете услышать ничего внятного в ответ. Ну, этого маленько, того чуток. На выходе — пустота во всех смыслах. На первый взгляд, ничего особенного. Дескать, пусть уж лучше физику зубрят, чем головушку свою младую забивают различиями Логана и Уэйна. На деле же отсутствие интересов — это трагедия сегодняшнего дня.

Позвольте пояснить. Прежде, изучая предмет своей страсти, подросток таким образом занимался самообразованием. Это только в прогнившей насквозь школьной программе по литературе различные произведения существуют в вакууме. На деле же современная поп-культура опирается на произведения прошлого чуть чаще, чем всегда. Именно потому, штудируя очередной детский детектив, подросток впитывал в себя, как губка, основы культурного кода не только своей эпохи, но и прошлого. Весь этот багаж пассивных знаний помогал не прямо, но исподволь. На уроке, например, цитатка хорошая в голове всплыла или теорема какая запомнилась. Все польза!

Общаясь с себе подобными, школьники получали новые знания, которые органично ложились на ненавистную одиннадцатилетку. На выходе — пусть и не образованный по советским стандартам человек, но уже далеко не пустышка. Где-то, как-то, что-то да аукнется. Сейчас картинка изменилась. Вы уже вряд ли встретите на улице мальчика или девочку в цепях и с черепами на портфеле, но и едва ли услышите нормальный ответ на тему, при каких обстоятельствах Оззи Озборн познакомился со своей группой. Про сакраментальную «Оззи зик ищет гик» я тактично смолчу.

К сожалению, отсутствие интересов прямо влияет… вообще на все. Как человек может выбрать себе профессию, если он не знает, что ему интересно? Разве что, по пинку родителей. В свою очередь, они ищут место похлебнее. На выходе — гигантский перенабор юристов, менеджеров и бухгалтеров. И все это на фоне недобора по техническим специальностям. Разумеется, машина запустилась едва ли не с девяностых годов, вот только тогда в вузы шли люди хоть с каким-то бэкграундом знаний в голове. Сегодня нет и этого. Мораль? А нет ее. Мы не в басне. Есть только молодые люди, искренне считающие, что «Механик» — это оригинальный фильм, а не ремейк культовой ленты, который ей в подметки не годится. Такие вот «люди вечной радости».

Олег Беляев, специально для «Новой Сибири»

comments powered by HyperComments