От пчеломора до пчеломордора

0
1469

Пока не будут отработаны инструменты защиты интересов участников смежных отраслей АПК, трагедии в полях не прекратятся.

В ЭТОМ году Медовый Спас, который отмечается 14 августа, из традиционного праздника для пасечников и пчел превратится в день защиты тружеников целой отрасли сельского хозяйства. И все из-за очередного массового пчеломора, накрывшего ряд регионов России и не обошедшего Новосибирскую область.

На фоне традиционных медовых ярмарок повторяется история 2019 года, когда массовая гибель пчелиных семей охватила многие регионы. В этом году все как под копирку: Краснодарский край, Алтай, Татарстан, Свердловская, Тульская области — это еще не полный список. В нашем регионе пострадали пасеки в Доволенском, Искитимском, Колыванском, Коченевском, Куйбышевском, Новосибирском, Ордынском районах.

Причина августовских пчелоцидов известна: аграрии обрабатывают поля, на которых работают пчелы, инсектицидами, опасными не только для вредителей, но и для полосатых тружениц. Но почему такое обострение проблемы фиксируется именно сейчас? Почему мы не слышали о массовых падежах в 2020 и 2021 годах? Ведь полеводы тогда не отказывались от инсектицидов, но пчелы почему-то не гибли столь же массово?

Увы, впечатление обманчиво. Да, не столь массово, но гибли. И в Новосибирской области тоже. Просто после катастрофы 2019 года начали более строго следить за обработкой полей ядохимикатами.

А в конце 2020-го Госдума приняла Закон «О пчеловодстве в Российской Федерации», который вступил в силу летом 2021 года. В нем четко прописаны правила обработки полей опасными для пчел препаратами. В соответствии с ними полеводы должны оповещать граждан, в том числе и пасечников, проживающих в радиусе семи километров, о готовящейся химической атаке. Причем оповещать они это должны не позднее, чем за три дня до начала работ и любым возможным способом — через радио, печатные издания, электронные средства связи и коммуникации.

Требования к оповещению существовали и до принятия закона, но только на уровне СанПиНов. А закон есть закон, и его строго исполняли, правда, как говорится, только до тех пор, пока чернила не просохли. В 2022 году аграрии, похоже, расслабились как те китайские панды — единственные медведи, которым мед не нужен, но которые находятся под такой мощной защитой государства, что позавидуют любые живые существа вообще.

Пожалуй, самый наглядный пример наплевательского отношения к пчелам продемонстрировали в Новосибирском районе. Здесь ООО «Агроферма Инские просторы» известило «жителей и пчеловодов» о том, что будет обрабатывать посевы 13-14 июля. Но сообщило об этом не за три дня, как положено по закону, а 12 июля. В Березовском сельсовете, куда поступила эта информация, ситуацию довели до логического абсурда. На сельсоветской страничке «ВКонтакте» сообщили о «предстоящей» обработке лишь 14-го, то есть когда дело уже было сделано. При этом заботливо посоветовали: «Предупредите своих знакомых пчеловодов!» В результате такой «заботы» погибло не меньше сотни пчелосемей…

Что делать в таких случаях? Вообще говоря, за нанесение ущерба предусмотрена материальная ответственность. Но для этого пострадавший должен обратиться в суд, и не факт, что иск будет удовлетворен. Например, после пчеломора-2019 болотнинский пасечник Леонид Каргай обвинил соседа-фермера в убийстве 50 его пчелосемей. Но доказать это в суде не смог.

КАК сказано в решении, «истцом не предоставлено достаточных и безусловных доказательств, отвечающих требованиям ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, подтверждающих, что причинителем вреда является именно ответчик, не доказано наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и причинением ущерба истцу». Каждый остался  при своих, причем пасечник — при своих убытках.

Похоже, что в этом году ответственные инстанции начали предпринимать какие-то действия, чтобы доказательная база все же появлялась. После июльских пчелопогромов Управление Россельхознадзора по Новосибирской области сообщило: «В настоящее время по всем фактам специалисты определяют организации, осуществляющие деятельность по обработке сельскохозяйственных полей вблизи пасек, а также соблюдение ими сроков оповещения о предстоящих обработках. Кроме того, в ходе выездных мероприятий без взаимодействия с хозяйствующими субъектами специалисты отбирают образцы погибших пчел и зеленой массы растений для проведения исследований на определение остаточного количества препаратов в новосибирской испытательной лаборатории ФГБУ «ЦНМВЛ».

Кроме того, «в отношении двух организаций, нарушивших законодательство — АО «Зерно Сибири» и ООО «Агроферма Инские просторы», начаты предварительные проверки, направлены запросы о порядке и перечне используемых пестицидов и агрохимикатов, а также о способах оповещения жителей населенных пунктов о предстоящих обработках. В отношении ООО «Агропромышленный холдинг Кристалл» по требованию прокуратуры Новосибирской области в августе будет проведена внеплановая выездная проверка».

А в администрации Новосибирского района даже провели совещание о мерах по предотвращению гибели пчел. Совещание превратилось в день признаний. Начальник отдела Госземнадзора Россельхознадзора по Новосибирской области Андрей Стуканов признался, что только с недавних пор надзорный орган возобновил работу в этом направлении, стал проводить проверки агропредприятий. До этого на областном уровне не было как контролирующего органа, так и координирующего центра, который бы объединил усилия всех заинтересованных сторон. Руководители и специалисты агропредприятий признались, что в настоящее время не готовы отказаться от химической обработки полей, в том числе и сильнодействующими препаратами. Вот появятся менее опасные и экономически целесообразные аналоги — тогда со всей радостью.

Повинились и пчеловоды — хотя им-то, казалось бы, за что? Но, оказывается, далеко не все из них зарегистрированы в положенном порядке в областном Союзе пчеловодов, что мешает их информированию о предстоящих обработках полей.

Для наблюдателя, ориентированного на абстрактный гуманизм и защиту угнетенных, происходящее выглядит как начало системного обсуждения проблемы и, возможно, даже вселяет оптимизм. Но пчелы — это не только живые твари, обеспечивающие человека медом и опыляющие растения. Они еще и часть имущественного комплекса предприятий сельского хозяйства. И пока в отношениях между собственниками различных секторов отрасли не появятся действенные инструменты защиты имущественных интересов каждого, трагедии не прекратятся.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.