Патриотический музей тестирует на любовь к Родине

0
292

Дело строителя, пострадавшего на реконструкции здания музея «Россия — моя история», пока блуждает по инстанциям и судам. 

КОГДА-ТО любовь к Родине проверялась в боях или на оккупированных врагом территориях. Сегодня подавляющее большинство россиян имеет возможность делать это в мирных условиях — например, на футбольном стадионе, в музее или на праздничных гуляньях по какому-либо всенародно чтимому поводу.

Сегодня по судебным инстанциям, слегка прихрамывая, бродит молодой человек, история которого невольно стала знаковым тестом по проверке наличия этой любви в условиях не совсем мирных.

«Коньковая верхняя пошла на меня…»

Василий Чучков — строитель, но вот уже больше года работать не может. Летом 2017-го он получил травму на стройплощадке, полгода пролежал, весь увешанный аппаратами Елизарова, а потом врачи по специальности работать не рекомендовали.

Без гибкости и нагрузок на конечности в его работе никак: он высотник. Монтировал кровли, увлекался фасадной живописью — в Новосибирске, на Станиславском жилмассиве, есть даже пятиэтажка, торец которой украшает картина, созданная для большого городского конкурса при его участии.

Прошлым летом Василий подрядился демонтировать крышу на одном строительном объекте. Подпилили стойки стропил, перебросили веревку и начали валить конструкцию. Коньковая стропила застряла в кирпичной кладке — бригадир попросил подправить. Парень поднялся наверх и собрался выполнить указание, но в этот момент стропила пришла в движение. «Коньковая верхняя пошла, на лету задевает меня, ногу мне ломает — и я падаю вниз головой на руки», — расскажет он потом.

Упавший с трехметровой высоты человек на стройке — штука неприятная. «Я говорю: «Нога сломана, «скорую» надо вызывать», — вспоминает Василий. — А прораб отвечает: «Ну, «скорую» пока не надо, а то завтра прокуратура будет здесь. Давай что-то думать». И побежал за журналом по технике безопасности. А я лежал, думал, будут они делать что-то — не будут».

НАХОДЯЩЕГОСЯ в шоковом состоянии от боли работника в беде не бросили — аккуратно положили на настил из досок, прицепили к башенному крану и спустили вниз. Затем переложили в чей-то личный джип, вывезли подальше от территории стройплощадки и сдали в «скорую».

Спустя месяц пострадавший уже привык к жизни в ортопедических причиндалах и начал осторожно садиться на койку. А на стройке все выглядело так, будто ничего и не случилось.

Повезло мужику с крышей

С трудовым договором Чучкову не повезло: обсуждали возможность его заключить, говорит он, но не успели, упал.

Зато повезло с крышей. Ее демонтаж был частью процесса по реконструкции здания для проекта федерального значения — выставочное пространство исторического парка «Россия — моя история». Проект в Новосибирске — воспроизведение выставки на ВДНХ, открывал которую сам президент России. Под него правительство области выделило здание бывшего гарнизонного дома офицеров, вопрос о передаче земли решали с Минобороны РФ, а потом муниципалитет еще и дорогу здесь спешно асфальтировал.

Когда Чучков еще лежал со своей травмой, в новосибирской прессе активно обсуждалась перспектива визита президента России на его открытие в ноябре. Если бы не это обстоятельство, частная история простого сибирского высотника вряд ли получила бы ход.

Супруга Василия Ирина, школьный учитель, обратилась в программу «Прецедент», телевизионщики провели журналистское расследование и подтвердили: травма получена на стройплощадке, но и генподрядчик, и субподрядная организация этот факт отрицают. Соответственно, о больничном или хотя бы о материальной помощи пострадавшему и говорить не хотят. Реакции на обнародование материалов расследования журналисты не получили.

Тогда главный редактор «Прецедента», известный новосибирский журналист Светлана Воронкова, на торжественном открытии выставки при свете софитов на пресс-подходе полпреда президента Сергея Меняйло и месяц как назначенного врио губернатора Андрея Травникова рассказывает новому главе области историю Василия Чучкова и обращается: «Можете ли как-то помочь человеку?»

Был ли испорчен праздник?

«Может, кто-то и думает, что попросить губернатора о помощи простому жителю области в такой день не было уместно, — но это не я, — рассказывает Светлана Воронкова. — Открывается музей, который должен наполнить содержанием нашу любовь к Родине. Когда еще говорить о проблеме конкретного человека, тем более что она реально связана с этим местом».

Воронкова вспоминает: Андрей Травников отреагировал на вызов достойно, не моргнув глазом. Мол, обязательно найду время, но давайте не прямо сейчас. А потом все действительно быстро закрутилось: Гострудинспекция провела проверку, Октябрьская прокуратура обратилась в суд, оперативно были найдены и вызваны все свидетели и фигуранты истории.

Забегая вперед: Заельцовский районный суд не посчитал доказанным факт трудовых отношений Василия Чучкова с субподрядной организацией, работавшей на объекте, — ООО «СК «Премиумстрой». Следовательно — не признал травму производственной. Прокуратура уже направила апелляционное представление, его будет рассматривать областной суд.

О чем говорили в процессе…

История Василия Чучкова, как она предстала в суде, выглядит типовой почти полностью. Во-первых, у него не было трудового соглашения. Как потом пояснит свидетель Игорь Мажутин (бригадир, который привел его на стройку), некий Николай попросил собрать бригаду, организовал переговоры с генподрядчиком — РСУ-5 «Новосибирскгражданстрой» и субподрядчиком — СК «Премиумстрой». Отдали документы на оформление, начали работать. После инцидента общаться с ним перестали.

Видели Чучкова на стройке и другие свидетели: крановщик, коллеги по бригаде. А вот в РСУ-5, по словам гендиректора Михаила Голубева, до сих пор стоят на том, что ни о каких несчастных случаях им известно не было. Правда, его сотрудник признал, что просто начальству об инциденте не докладывал: мол, зачем руководителю лишняя головная боль?

В первый раз в жизни увидел Чучкова в зале заседаний и Сергей Волков, директор СК «Премиумстрой». Представители компании вообще заявили, что дело заказное, и почему-то обвинили в заказе лично главного редактора «Прецедента».

… и что скажут после него

Увы, но Василий Чучков и законность в целом (в лице прокуратуры) не победили — по крайней мере, на нынешнем этапе. Зато в судебном заседании прозвучала полная картина событий, из которой каждый может сделать свои выводы. Кто-то о том, приемлемо ли упоминание слова «совесть» в историях про травмы на стройплощадках, кто-то — о необходимости соблюдения формальных процедур при трудоустройстве.

Такие истории в строительстве не редкость. По официальным данным Гострудинспекции, по несчастным случаям это одна из первых отраслей. К тому же именно там на низкоквалифицированный труд нередко привлекают работников без официального трудоустройства. Суды, считают в трудовой инспекции, часто занимают сторону работника, но, как всегда, в любом деле есть нюансы.

Ну а мы о тех нюансах, которые останутся после любого судебного вердикта. В виде ли пятна на репутации или по крайней мере груза на совести. Если, конечно, это еще играет какую-то роль в этом мире.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments