Почему шаман-диссидент оказался в новосибирской психушке

0
328

Шаман, следовавший из Якутии в московский Кремль, застрял на полпути на срок, который будет определять не суд, а консилиум.

ПЕРВЫМ тревогу забил адвокат Алексей Прянишников: его подзащитный Александр Габышев пропал неизвестно куда из Якутской психиатрической больницы. Но очень быстро выяснилось, что вполне известно куда — в Новосибирскую психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением. Неудобоваримая аббревиатура НПБСТИН моментально облетела все новости, но в детали рокировки никто особо вникать не стал. А напрасно — там много показательного и значимого.

Александр Габышев — это тот самый знаменитый якутский шаман, который решил пешком дойти из столицы Якутии до столицы России, чтобы «изгнать Путина из Кремля». Началась его миссия в 2019 году. Власти ее пресекли, задержав миссионера на границе Иркутской области и Бурятии, поместили его в СИЗО, но долго не продержали, поверив на слово, что он вернется домой.

И шаман вернулся, но в 2020 году возобновил движение в сторону Москвы с прежней целью. На этот раз Габышева поместили в Якутский психоневрологический диспансер. И вскоре опять отпустили домой — законных оснований держать дальше не было.

Уголовное дело на него завели в феврале 2021 года за применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ). Потерпевшим, слава богу, стал не президент, а полицейский: Габышеву инкриминируют, что он ранил сотрудника органов, когда тот вместе с медработником пытался доставить шамана в психдиспансер.

Столкновение случилось у шамана дома в январе 2021-го. Пришли к нему, потому что диспансер в закрытом судебном заседании добился продолжения принудительной его госпитализации. Сам шаман это решение оспаривал, жаловался, что после госпитализации ухудшилось его здоровье. Его защитники, напротив, просили оставить больного в Якутском психдиспансере, где Габышев вел себя примерно — без каких-либо нарушений. Но суд не нашел во всем этом оснований для смягчения условий лечения. И пациента 26 сентября этапировали в Новосибирск.

Почему именно в Новосибирск? В России существует восемь психиатрических больниц, предназначенных для содержания осужденных или подследственных. Они, кстати, находятся в ведении Минздрава РФ, а не ГУФСИН. За Уралом такая только одна — в Новосибирске. Это ближе всего к Якутии.

Расположена спецбольница на улице Охотской. Это прекрасный уголок Заельцовского бора — в ста метрах от остановки «Больница» на Мочищенском шоссе. Раньше эти функции исполняла психиатрическая больница № 6 на улице Тульской на левом берегу. Сейчас там проводят только психиатрические экспертизы людей, совершивших преступления на территории Новосибирской области.

Защитник Габышева Алексей Прянишников тревожится, что его подзащитного отправили на встречу с самыми ужасными людьми Зауралья, и утверждает: «Там содержатся люди, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления». Это соответствует действительности, но в очень малой степени. Никому не известно, чтобы в заведении были серийные убийцы или маньяки.

ВООБЩЕ неизвестно что-либо про то, что кто-то из его пациентов совершил медийно отмеченные преступления. Габышев там сейчас — самый известный человек.

НПБСТИН — не самое открытое для общественности учреждение, что вполне объяснимо. Но и не самое закрытое. Там не раз бывали журналисты. В 2019 году экскурсию по больнице сделали для NDN-info, в 2020-м — для VN.ru.

Что увидели корреспонденты изданий? Распорядок дня попавшего здесь за решетку — как в больнице. Подъем, зарядка, завтрак, прогулка, обед, сончас, вечером досуг — играют в настольные игры, собирают пазлы, рисуют картины. И среди всего этого — лечебные и реабилитационные мероприятия. Несмотря на криминальные деяния, людей, заключенных здесь, называют не осужденными, а пациентами. Вместо личных дел — истории болезни. Вместо камер — палаты на четыре человека с железными койками и санузлом. Вне палат за криминальными пациентами наблюдают сотрудники ГУФСИН. Хотя учреждение и находится в зоне ответственности Минздрава, охраняет его именно пенитенциарное ведомство — отдел охраны этого управления является подразделением больницы.

Работа с местным контингентом сложнее, чем в обычных исправительных колониях, — нужно немало терпения и самообладания. Медики проводят обучение для работников ГУФСИН, чтобы они смогли правильно отреагировать на то или иное состояние больного. На 200 пациентов — 120 сотрудников ГУФСИН.

Но что самое характерное — содержаться в учреждении пациенты могут сколь угодно долго, равно как и освободить отсюда могут как угодно быстро — все решают врачи. Здесь содержатся не преступники — это больные. Поэтому у них и нет фиксированных сроков. Совершившего кражу могут задержать на 25 лет, а после убийства выпустить через два года.

Впрочем, это в теории. Практика наверняка больше соответствует одному важному моменту из культового фильма Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки», снятого по роману Кена Кизи. Помните, герой Джека Николсона — страшный и обаятельный преступник Макмерфи, который по сюжету оказался в психушке уже в конце срока, все говорил об оставшихся 68 днях, а санитар его поправил: «Ты у нас, детка. И будешь у нас, пока мы тебя не отпустим».

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Спецзаведение, забравшее шамана. Фото Яндекс.карт

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.