Станция Мочище для многих станет конечной

0
299

Вопреки воли жителей и депутатов Станционного сельсовета, новосибирцы получат новое кладбище — на их территории.

ГЕНЕРАЛЬНЫЕ планы у маленьких территорий типа Станционного сельсовета Новосибирского района тоже есть. И страсти при его обсуждении разгораются не менее жаркие, чем в мегаполисе. Только не все их замечают. Одна из недавних баталий закончилась решением о создании нового кладбища. Не для себя — для Новосибирска.

В Новосибирске восемь действующих кладбищ. Все они расположены на окраинах городской территории, но все равно это городская территория, стало быть, земля здесь дорога. И никто увеличивать ни количество кладбищ внутри Новосибирска, ни их территории не собирается. Об этом свидетельствует и новая версия генерального плана Новосибирска, которую депутаты горсовета планируют утвердить на ближайшей сессии.

Однако новосибирцы продолжают умирать, и где-то хоронить их нужно. Ответ на вопрос «где?» прост: в пригороде. Для этого и существует такое понятие, как агломерация, чтобы соседние муниципальные образования могли иногда выручать мегаполис. Но тут есть один момент. За пределами Новосибирска не безвоздушное пространство, а тоже земля, которая в России, несмотря на ее размеры, вся посчитана, учтена и кому-то принадлежит.

С точки зрения формальной логики, наиболее приемлемое место для нового кладбища находится на территории Станционного сельсовета. Сюда входят шесть населенных пунктов с центром на железнодорожной станции Мочище. Общее население их всех — восемь тысяч жителей. И не все они рады новому социальному объекту.

Дело в том, что на территории сельсовета есть одно место, которое изначально имело сельскохозяйственное назначение. Но там уже несколько десятков лет находится хранилище отходов Новосибирского завода химконцентратов. Рядом — золоотвал новосибирской ТЭЦ-4. При обсуждении генплана Станционного сельсовета возникла идея организовать здесь еще и кладбище. Хотя формально это были земли сельхозназначения, тут давно никто уже ничего не выращивал.

Глава Станционного сельсовета Александр Мыльников
Глава Станционного сельсовета Александр Мыльников

И вот: Станционный сельсовет на очередной сессии принял решение «О внесении изменений в Порядок отнесения земель к землям особо охраняемых территорий местного значения…» В соответствии с этим решением 126 гектаров, расположенных рядом с хранилищем отходов НЗХК и золоотвалом ТЭЦ-4, больше не земли сельхозназначения, а «особо охраняемые территории», предназначенные для кладбища, в частности.

Сказать, что депутаты Станционного сельсовета идею поддержали, можно с большим натягом. Как минимум не с первого раза. И не со второго. Некоторые счетчики говорят, что с двенадцатого, и то после вмешательства прокурора Новосибирского района. Когда дошло до этого этапа, депутаты могли либо согласиться, либо не согласиться с мнением прокурора. Если бы не согласились — вопрос решали бы в суде. Депутаты согласились.

В чем возражения? Их активно озвучивает экс-депутат сельсовета Михаил Бавыкин, который даже 10-минутное видео на эту тему в YouTube выложил. Он сообщает, что местные жители боятся трупных ядов, которые проникнут в почву. А поскольку весь Станционный сельсовет получает воду из артезианских скважин, этот вопрос, по его мнению, актуален.

Депутата не убеждали никакие заверения в том, что трупные яды так глубоко, до водоносного слоя, не проникают. А он в ответ пускается в еще большее мракобесие: «Здесь будет находиться администрация кладбища, копщики могил. Будут приезжать родственники, прощающиеся с покойными. Это путь к бесплодию мужчин».

Жуткие легенды о влиянии на мужской потенциал мочищенцев инициирует близость хвостохранилища. Хотя справедливости ради надо сказать, что речь идет не о бездумной свалке чего-то ужасного, а о серьезном технологическом объекте. К тому же потенциальные посетители кладбища бывать здесь будут нечасто, а местные жители живут достаточно далеко.

Но есть и другие опасения. Их высказывает депутат сельсовета Любовь Щетникова: «Здесь и так каждый день по утрам 8-10-балльные пробки. Маршрутные автобусы постоянно задерживаются на час — час двадцать. А расширить Тайгинскую невозможно: там с одной стороны трубы НЗХК и «Сибэко», а с другой стороны трубы проложил «Горводоканал», они на Садовый идут. Да и до сих пор не могут разобраться, кому эта улица принадлежит: споры постоянные идут, кто ее должен обслуживать. А с другой стороны подъезжать будет нельзя: нам поясняли, что ритуальные кортежи не имеют права ездить по федеральным дорогам».

Как показывают опросы, местные жители могли бы согласиться с появлением кладбища. Но есть два условия. Первое — заезд на него все-таки должен быть со стороны федеральной трассы. Второе — провести водопровод.

Так или иначе, одна «жертва» кладбищенских разборок уже есть. Сразу после подписания постановления об утверждении решения сельсовета сложил полномочия молодой и полный сил глава Станционного сельсовета Александр Мыльников. Свой пост он занял в марте прошлого года, и тогда у него было много идей и планов. Люди, знакомые с ситуацией, утверждают, что последней каплей в его муниципальной карьере было как раз вынужденное решение о корректировках генплана. Но это, похоже, так и останется версией.

Алексей МАКСИМОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.