Суд в Новосибирске не решил вопрос о реабилитации охранника Гитлера

0
438

Работающий в Новосибирске Кассационный военный суд планировал 5 октября рассмотреть вопрос о реабилитации одного из личных охранников Адольфа Гитлера, бывшего обершарфюрера СС Гарри Менгерсхаузена. Однако исторического решения не состоялось – как удалось выяснить «Новой Сибири», рассмотрение дела было перенесено.

Здание Кассационного военного суда.

Заседание должно было пройти традиционно в закрытом режиме. Оно было инициировано представлением заместителя военного прокурора Западного военного округа в Москве Виктора Жаринова и изначально было запланировано на 30 сентября. Однако прокурор сначала адресовал судье ходатайство о переносе слушаний, а затем и вовсе отозвал свое представление. И это вся информация о ходе дела, которую нам смогли сообщить в суде.

Между тем личность, которой посвящены слушания, поистине историческая, ведь именно этот сотрудник СС выступил опознавателем в уголовном деле о самоубийстве Адольфа Гитлера и его жены Евы Браун. Впоследствии историки скажут о его показаниях, что они стали тем недостающим звеном, которого не хватало, чтобы доказательно восстановить последние часы жизни Гитлера и характер его смерти.

Обложка агентурно-розыскного дела. Архивное изображение.

В исторических источниках цитат из документов с упоминанием Гарри Менгерсхаузена немало. Он нес службу в ставке 30 апреля, затем переоделся «в гражданское платье и скрылся в подвале», а затем бежал, стараясь спастись от наступавших советских войск в одиночку. Как потом расскажет русским начальник охраны Гитлера, перед побегом тот еще успел пробраться в кабинет Гитлера и прихватить золотой значок с кителя вождя.

В начале мая 1945 года юридически значимых доказательств смерти фюрера еще не существовало. К 3 мая были уже обнаружены и опознаны трупы Геббельса и его жены. Арестованный управлением «Смерш» личный врач Гитлера, обер-штурмбанфюрер Хаазе Верлер рассказал, что в последний раз видел Гитлера 30 апреля в Берлине. На глазах врача фюрер дал собаке попробовать цианистый калий из ампулы, чтобы проверить его эффективность. Собака умерла через минуту.

Адольф Гитлер и Ева Браун. Архивное фото.

«Перед самоубийством Гитлер раздал яд своим подчиненным. Для проверки этих данных и получения дополнительных материалов выезжаю на место в Берлин вместе с врачом Хаазе, который знает все блиндажи в расположении канцелярии. О результатах доложу дополнительно», — писал сотрудник «СМЕРШа», допрашивавший медработника.

Однако была на тот момент у советских спецслужб и одна перспективная находка. Акт о ней цитируется в авторитетной литературе.

«Вблизи места обнаружения трупов Геббельса и его жены, около личного бомбоубежища Гитлера были обнаружены и изъяты два сожженных трупа, один женский, второй мужской. Трупы сильно обгорели, и без каких-либо дополнительных данных опознать их невозможно», — говорилось в документе.

Лишь 11 мая в руки советских контрразведчиков попал эсэсовец, который помог расставить точки над «i». Это и был Гарри Менгерсхаузен. Интерес советских спецслужб к нему был вызван тем, что он являлся очевидцем последних дней фюрера. Вот что написано о его показаниях в историческом документе:

«В полдень 30 апреля 1945 года Менгесхаузен (имя в документе записано с ошибкой. – Прим. «Новой Сибири) нес патрульную службу непосредственно в здании новой Имперской канцелярии, проходя по коридору мимо рабочей комнаты Гитлера до Голубой столовой. Патрулируя указанный коридор, Менгесхаузен остановился у крайнего окна Голубой столовой, первого от выходной двери в сад, и начал наблюдать за движением в саду Имперской канцелярии. В этот момент из запасного выхода «бункера фюрера» штурмбанфюреры Гюнше и Линге вынесли тела Адольфа Гитлера и его жены Ифы Браун, бывшей личным секретарем. Это заинтересовало Менгесхаузена, и он начал внимательно наблюдать за происходящим. Личный адъютант Гитлера Гюнше облил тела бензином и поджег... Всю процедуру выноса, сожжения и погребения трупов Адольфа Гитлера и его жены Менгесхаузен наблюдал сам лично с расстояния 600 метров».

Копия схемы обнаружения трупов. Архивное изображение.

Показания эсэсовца подтвердились в ходе осмотра мест, о которых говорил охранник, и следственного эксперимента. Идентичность трупа подтвердил и стоматолог фюрера – по зубам. И лишь в конце мая советские следователи решили показать искомые останки Гарри Менгерсхаузену. Пазл составился, а немца отправили в Советский Союз. Далее о нем известно только то, что он провел здесь 11 лет.

Слушания по делу опознавателя фюрера в Новосибирске были засекречены больше, чем по другим делам, связанным с реабилитацией антисоветских и военных преступников тех лет. В карточке дела отсутствуют указания на статьи, по которым был осужден охранник. В разделе «Лица» перечислены все варианты написания его имени: «Менгерсхаузен (Менгесхаузен) Харри (Хайнрих, Генрих, Теодор)». Никаких подробностей о закрытых слушаниях «Новой Сибири» получить не удалось.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Дело о первом покушении на Иосифа Сталина пересмотрели в Новосибирске

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.