Дело о первом покушении на Иосифа Сталина пересмотрели в Новосибирске

0
595

Кассационный военный суд на закрытых слушаниях рассмотрел уголовное дело о самом первом покушении на Иосифа Сталина, состоявшемся 16 ноября 1931 года. Человеку, который вошел в историю СССР как британский эмиссар и террорист Леонид Платонов-Петин, в Новосибирске 2021 года отказали в праве на реабилитацию.

Как сообщили «Новой Сибири» в суде, на слушаниях 12 марта рассматривалось представление заместителя военного прокурора Западного военного округа в Москве полковника юстиции Виктора Жаринова на представление коллегии ОГПУ СССР от 22 апреля 1932 года. В соответствии с ним Леонид Яковлевич Платонов был сужден. Суд признал его не подлежащим реабилитации: «Представление оставлено без удовлетворения, а обжалуемые судебные решения без изменения», — сообщается в карточке процесса на сайте суда.

Интересно, что в данных с сайта фигурирует три имени — Платонов Леонид Яковлевич, Огарёв Леонид Яковлевич, Петин Семён Иванович. «Это одно лицо. В документах приведены также его псевдонимы», — пояснили «Новой Сибири» в суде.

Леонид Платонов-Петин (именно под такой фамилией человек фигурирует в известных исторических документах) был осужден по пяти пунктам статьи 58 УК РСФСР. Вот они (с краткой расшифровкой):

58.4 (оказание помощи международной буржуазии, которая не признаёт равноправия коммунистической системы, стремясь свергнуть её, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазии общественным группам и организациям в осуществлении враждебной против СССР деятельности);

58.6 (шпионаж, то есть передача, похищение или собирание с целью передачи информации, являющихся государственной тайной, или экономических сведений, которые не являются государственной тайной, но которые не подлежат оглашению по прямому запрещению законом или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий);

58.8 (терроризм против представителей советской власти);

58.11 (всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению контрреволюционных преступлений, приравнивается к совершению);

58.13 (активные действия против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной или агентурной должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны).

Наказание по каждому из обвинений уголовный кодекс предусматривал одно: расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнание из пределов Союза ССР навсегда. При смягчающих обстоятельствах допускалось понижение до лишения свободы на срок не ниже трёх лет с конфискацией всего или части имущества.

История Платонова-Петина описана во многих источниках. Вот, например, как рассказал ее писатель и журналист Алексей Богомолов в популярной книге «Легенды первых лиц СССР»:

«Немногие знают, что до начала 1930-х годов Сталин, живший в то время в Кремле, в Потешном дворце (квартира № 1), ходил на работу в свой кабинет, расположенный на пятом этаже дома № 4 по Старой площади, пешком. Выходил из Спасских ворот и по Ильинке (в советское время она долго называлась улицей Куйбышева) шёл в сторону нынешней станции метро «Китай-город».

Это предыстория. А вот и сами события 16 ноября 1931 года. В книге С. Девятова, А. Шефова и Ю. Юрьева «Ближняя дача Сталина. Опыт исторического путеводителя» цитировалась записка заместитель председателя ОГПУ Акулова на имя вождя:

«16 ноября, проходя с нашим агентом в 3 часа 35 мин. дня по Ильинке около д. 5/2 против Старогостинного двора, агент английской разведки случайно встретил Вас и сделал попытку выхватить револьвер. Как сообщает наш агент, ему удалось схватить за руку указанного англоразведчика и повлечь за собой, воспрепятствовав попытке. Тотчас же после этого названный агент англоразведки был нами секретно арестован».

Документ сопровождала резолюция и подписи Вячеслава Молотова, Лазаря Кагановича, Михаила Калинина, Валериана Куйбышева, Алексея Рыкова: «Пешее хождение по Москве т. Сталину надо прекратить».

На допросе, свидетельствуют источники, Платонов-Петин показал: «Мы так близко сошлись на тротуаре, что я даже задел рукой его соседа. Первая моя мысль была выхватить револьвер и выстрелить. Но я был в этот день не в куртке, а в пальто. А револьвер был в кармане штанов под пальто. Я понял, что раньше, чем я выстрелю, меня схватят. Пройдя несколько шагов, я подумал, не вернуться ли мне…»

Далее история становится все более невероятной. Во-первых, оказывается, террориста уже пасли. Во-вторых, хозяин явочной квартиры, который в этот момент был рядом с бывшим белым офицером, тоже был чекистом – тем самым «агентом», на которого ссылается в своей записке Акулов.

А вот свидетельство из книжки А.В. Ткачука «Щит и меч отечества» (Киевское историческое общество, 2009 год):

«Будучи задержанным, Платонов-Петин на допросе в ОГПУ дал развернутые показания о своей подрывной деятельности против Советского Союза. В частности, он заявил, что является резидентом английской разведки. Находясь в Румынии, им было создано две разведывательные линии, работавшие в пользу англичан. По одной из них он добывал материалы сугубо военного характера… По второй линии получал данные о состоянии промышленности, сельского хозяйства и другим вопросам экономического характера».

В статье «Как ковалась охрана «вождя народов» ОГПУ — МГБ: 1924–1953», опубликованной в «Военном обозрении», есть дополнительные сведения:

«Платонов-Петин за последние несколько лет неоднократно въезжал и выезжал из СССР, и именно в этот раз контрразведчики решили взять его в разработку особым образом. К нему был «подведен» сотрудник — по легенде, «радушный хозяин квартиры», которую Платонов-Петин снял в Москве».

Конечно, было бы в это истории все так просто, как рассказывают историки и журналисты, никто бы и не стал пересматривать дело о первом покушении на вождя народов спустя 90 лет, в третьем тысячелетии. Подробности моэно было бы узнать из материалов работающего в Новосибирске Кассационного военного суда, но дело рассматривалось в закрытом режиме.

Что же касается известных обстоятельств той истории, то, пишут, рекомендации ОГПУ относительно обеспечения безопасности Иосифа Виссарионовича были выполнены, но вскоре Сталин снова оказался под обстрелом – настоящим, хотя и случайным.

23 сентября 1933 года он с приближенными на катере прогуливался по морю до Пицунды, как вдруг с берега раздались выстрелы. Охранники дали ответную очередь из пулемёта, а один из них прикрыл Сталина своим телом. Потом, правда, выяснилось, что стрелял пограничный пост в Пицунде: увидели незнакомое судно в запретной зоне, кто на нем – не знали. Все обошлось, но виновных привлекли к ответственности. Правда, не по 58-й, а за халатность.

И это уже совсем другая история.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Новосибирский суд отказал изменникам Родины в праве на реабилитацию

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.