Суд в Новосибирске отказал японскому генералу в праве на реабилитацию

0
895

Уголовное дело бывшего генерала-майора Японской императорской армии Сюна Акикусы пересмотрел Кассационный военный суд, работающий в Новосибирске. Он сдался в плен Красной армии в августе 1945 года как глава Японской военной миссии в Харбине и был осужден в СССР на 25 лет тюрьмы.

Банкет в честь важного события в Харбине. Третий справа — Сюн Акикуса.

«Сюн Акикуса был осужден постановлением Особого совещания при МГБ СССР от 30 декабря 1948 года за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 58-6 УК РСФСР (шпионаж) и 58-11 УК РСФСР (участие в контрреволюционной организации). Кассационным определением он признан не подлежащим реабилитации», сообщили «Новой Сибири» в суде.

В плену в СССР было около 500 тысяч японских военнослужащих, около 62 тысяч из них скончались и были похоронены на территории СССР, в том числе 31 генерал. Сюн Акикуса (яп. 秋草 俊, родился 8 апреля 1894) был одним из них. Он умер во Владимирском централе спустя менее полугода после приговора — 22 марта 1949 года.

Имя генерала в России вспомнили благодаря публикации его показаний, которые он написал собственноручно 9 февраля 1946 года. Документ был рассекречен ФСБ России в ноябре 2021-го. Важный персонаж японской военной разведки и бывший руководитель центральной японской военной миссии в Харбине описал в них всю историю «агрессивной внешней политики в отношении СССР и Китая» — начиная с нападения в 1904 году на русский военный флот в Порт-Артуре, ставшего началом русско-японской войны, в результате которой Россия потеряла южную часть Сахалина, и заканчивая работой по плану «Кан-току-эн», который готовил вторжение японских войск на территорию СССР (8 августа 1945 года Советский Союз объявил, что с 9 августа будет считать себя в состоянии войны с Японией).

Копия из архивов: сопроводительное письмо к показаниям пленных японцев.

«Японская политика в Маньчжурии была направлена на то, чтобы превратить ее территорию в плацдарм для нападения на Советский Союз, — говорится в документе. — С этой целью в Маньчжурии было развернуто усиленное строительство железнодорожных магистралей, шоссейных и грунтовых дорог, аэродромов, мостов, военных заводов и других военных сооружений, а на границе с Советским Союзом была воздвигнута полоса укреплений. В 1938 г. Япония пыталась развязать войну с Советским Союзом и с этой целью организовала сначала у озера Хасан, а затем в районе Халхин-Гола вооруженное столкновение с Красной Армией. Потерпев поражение, японское правительство приняло еще более интенсивные меры к подготовке своей армии и страны к войне с СССР. Однако до нападения Германии на Советский Союз генеральный штаб японской армии, будучи занят затянувшейся войной с Китаем, не рисковал развязывать военные действия с СССР. Когда же Советский Союз подвергся нападению со стороны Германии, в Японии среди военных кругов распространилось мнение, что создалась благоприятная ситуация для осуществления давно желанной агрессии».

При публикации этих показаний отмечалось, что она приурочена к 73-й годовщине завершения Токийского процесса — Международного военного трибунала для Дальнего Востока, решением которого были осуждены главные военные преступники Японии. Из документа также следовало, что японская разведка в 1930-х поддерживала манчжурских белоэмигрантов, помогала готовить к работе в СССР шпионов и диверсантов.

«В 1933—1936 гг., будучи помощником начальника Харбинской военной миссии, я принимал личное участие в организации враждебной работы белогвардейцев против СССР, — писал Сюн Акикуса. — В тот период среди русской эмиграции существовало большое количество различных антисоветских организаций и политических группировок. Наиболее влиятельными среди них являлись антисоветские организации «Казачий союз», «Легитимисты» и «Фашистская партия». В целях наиболее эффективного использования белогвардейцев на антисоветской работе… мной было проведено объединение белогвардейских организаций. Подготовляя это объединение, я встречался с генералом белой армии Бакшеевым — руководителем «Казачьего союза», генералом белой армии Кислицыным — представителем «Легитимистов», личным представителем атамана Семенова — генералом белой армии Власьевым и руководителем «Фашистской партии» — Родзаевским».

Сюн Акикуса. Фото из следственного дела.

Японец сообщил, что с 1938 по 1940 год из белогвардейцев было создано несколько диверсионных отрядов, которые должны были организовать диверсионные акты в тылу советских войск в период войны с Советским Союзом. Названные японцем эмигранты вскоре были осуждены и приговорены к высшей мере наказания.

Когда 13 февраля 1946 года начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР генерал-полковник Виктор Абакумов направил Иосифу Сталину и Вячеславу Молотову докладную записку о показаниях задержанных японцев, он отмечал, что в них есть свидетельства о планах Японии развязать войну против СССР с применением бактериологического оружия:

В 1990-х года в рамках народной дипломатии граждане Японии предпринимали попытки решить вопрос по перезахоронению на родине останков погибших на территории СССР родственников. Тогда выяснилось, что всего во Владимирском централе содержались 18 японских военнопленных, трое из них скончались, в том числе два генерала. Однако сведений о том, где они похоронены, не сохранилось.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в Новой Сибири":

Суд в Новосибирске не реабилитировал героя романа и фильма

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.