Ара Карапетян. Фантазии на тему НОВАТа

0
1449

Гендиректор НОВАТа впервые высказал свою точку зрения по вопросам функционирования крупнейшего музыкального коллектива региона

СПУСТЯ год после своего назначения на должность генерального директора Новосибирского театра оперы и балета Ара Карапетян впервые вступил в дискуссию с представителями СМИ. Журналистская общественность не была оповещена о предстоящей пресс-конференции, поэтому руководитель НОВАТа отвечал исключительно на вопросы редакции «ТАСС-Новосибирск», представители которой не оспаривали доводы спикера. Тем не менее темы, затронутые в беседе, действительно неоднократно становились предметом обсуждений и горячих споров как в социальных сетях, так и на страницах информационных изданий.

Один из самых важных вопросов и претензий к дирекции НОВАТа со стороны общественников и поклонников театра — это сокращение оперного репертуара, которое театралы Новосибирска наблюдают в текущем сезоне вместе с уходом ведущих солистов (буквально на днях театр покинула известное сопрано Ирина Чурилова). Факт уменьшения оперных показов Ара Карапетян признал, но отметил, что корректировка репертуара в пользу балета вызвана исключительно вкусовыми предпочтениями зрительской аудитории: «Мы много раз объясняли, почему балетные спектакли преобладают над оперными постановками. К огромному сожалению, в Новосибирске сложилась ситуация, при которой мы не в состоянии продать большое количество оперных спектаклей. Мне трудно сказать, с чем это связано. Я только могу фантазировать на тему того, почему здесь так упал интерес к оперному искусству. Но то, что я здесь увидел, — это полупустые залы на оперных спектаклях. Государство нам дает 70 процентов тех денег, которые нужны для бюджета, но 30 процентов мы должны заработать сами. От экономики никуда не денешься. И чтобы избежать дыры, мы вынуждены были принять непопулярное решение и уменьшить количество оперных спектаклей. Самое парадоксальное, что даже при этом их все равно не так хорошо посещают. То есть спрос еще меньше тех жалких четырех-пяти спектаклей в месяц, которые мы показываем. Посмотрим, как будет дальше.

МЫ прилагаем колоссальные усилия, чтобы увеличить количество оперных спектаклей. Мы ни в коем случае не будем дальше сокращать. В дальнейшем мы будем пытаться находить режиссеров, которые смогут сделать спектакль интересным для зрителя. Выпускать постановки, в которых люди не будут просто стоять на сцене и петь, а будет присутствовать драматургия, некое действие, которое станет привлекать внимание публики, заставлять людей следить за этим процессом».

Привлечь внимание публики ко всем прочим процессам, как утверждает Арам Карапетян, театру оперы и балета удалось. Об этом свидетельствуют цифры. Если бы не слабая наполняемость зала на оперных спектаклях, то, по мнению гендиректора, продажи составили бы 100 процентов. Пока только 97: «Скромность — удел неудачников. НОВАТ — самый успешный театр в стране на сегодняшний день. Естественно, мы заработали денег меньше, чем Большой или Мариинский театры, но там и масштаб больше, и зрителей больше, и цены выше. Но по соотношению стоимости и количества проданных билетов на каждое место мы первые. Показатели у нас очень высокие. И они будут расти. В этом есть еще одна тема, которой очень недовольно население региона, — это дорогие билеты. На это я могу ответить, как в свое время отвечал на аналогичный вопрос директор Большого театра: «Господа! Это рынок». У нас продажи 97 процентов по этим ценам. Наверное, если бы это было дорого, вы бы у нас не покупали билеты. Тогда у нас бы снизилось количество спектаклей или бы мы сбросили ценовой диапазон. Это опять экономика. Мы делаем высокими цены не потому, что мы жадные. Театр должен зарабатывать деньги. Это нормальный бизнес-процесс. И пока билеты покупаются за эту цену, они будут продаваться. Но при этом, предваряя вопросы о малоимущем населении, я сразу хочу сказать, что цены у нас начинаются от 300 рублей за билет».

Не изменятся цены, подчеркивает Ара Карапетян, даже после того, как в НОВАТе будет запущен в эксплуатацию недействующий ныне последний ярус амфитеатра. После реконструкции, проведенной Владимиром Кехманом, второй ярус был закрыт. Тогдашняя дирекция утверждала, что виной всему последствия предыдущего некачественного ремонта — серьезные протечки крыши и очаги грибковых поражений. Сейчас, по мнению гендиректора, дело исключительно в вопросах пожарной безопасности: «Нас постоянно обвиняют в том, что верхний ярус закрыт. Еще раз обращаю внимание: ярус закрыт ввиду того, что пока существует этот ярус, в стране несколько раз менялись правила пожарной безопасности. И та конструкция зрительного зала, которая есть, полностью противоречит новым правилам в вопросе количества выходов и ширины проходов для эвакуации зрителей. Поэтому нам просто запрещено этот ярус открывать. Этим летом начнется реконструкция. Там будет все приведено в порядок. И даст бог, к ноябрю мы получим полностью функционирующий зал на 1600 мест. Но я никого успокаивать не собираюсь: цены ниже не будут. Пусть людям не кажется, что стало больше мест, цены станут ниже. Цены будут такие, за которые вы покупаете эти билеты, господа. И это не все. И еще будут отремонтированы правое и левое крыло в зоне гримерок, где базируются опера и балет. Полностью будет реконструировано все, будут проложены новые коммуникации. Это не будет современно. Это будет реконструировано в стилистике этого интерьера, но мы получим нормальные чистые современные гримерные с оборудованием и душевыми, новые балетные залы и все такое».

Сумму, которую театр должен получить на реконструкцию, директор не озвучил — из суеверных соображений. Зато рассказал о другом источнике финансирования — о спонсорской поддержке НОВАТа, которую оказал коллективу бизнесмен Алексей Корнаков, тот самый, что устроил корпоративную вечеринку прямо на сцене «Сибирского Колизея». «Что это было, мне трудно сказать — я на мероприятии не присутствовал, — признался гендиректор НОВАТа Ара Карапетян. — Я знал только артистов, которые выступали на этом празднике. Например, Леонид Агутин приезжал. Это была некая презентация, в которую Алексей Корнаков объединил свои личные отношения с людьми. Весьма степенное и культурное мероприятие. При этом заплатил он за проведение этого праздника дополнительно в восемь раз больше, чем обычно платят нам за выходной день в театре. Это очень дорого, поверьте. Кроме того, Корнаков обратился к нам с предложением стать спонсором театра. Мы подписали договор о пожертвовании. Он жертвует театру достаточно большие деньги. Скажем так, за эти деньги можно поставить два больших спектакля. Эти деньги мы можем использовать на нашу уставную деятельность. Мы еще точно не выбрали, на что эти деньги конкретно пойдут. Он больше склоняется к одному проекту. Мы предлагаем ему потратить эти деньги на что-то другое. Ну, мы это сейчас решим. Это не проблема».

О своем видении того, что сейчас происходит в театре, гендиректор НОВАТа Ара Карапетян излагал в форме ответов на вопросы редакции ТАСС, что не предполагало полемики. Одни доводы спикера кажутся вполне убедительными, другие — спорными и не подтвержденными никакой документацией, однако беседе не откажешь в том, что она предельно ярко высветила точку зрения руководителя театра на те проблемы и особенности функционирования учреждения, которые волнуют и возмущают театральную общественность города.

— Какие спектакли вызвали наибольший интерес в этом году? Как публика принимала премьеры и таких знаковых гостей, как балет Парижской оперы?

— Я могу говорить только о впечатлениях за год, который я здесь работаю. Есть и положительные, и отрицательные моменты. Положительное — это теплая, даже бурная реакция публики на какие-то активности театра. В частности, программу современного балета, которую привезла к нам Парижская опера. В нашей стране представлена не вся палитра современного балета. Я, к своему удивлению, обнаружил, что публике это нравится. С удивлением, потому что я привык считать, что русская публика воспитана на традициях классического балета и все эти новомодные штучки ей не столь интересны. Но экономические интересы, к сожалению, заставляют нас склоняться в сторону развлечения, а мы должны больше повышать уровень интеллекта, культуры и всего такого.

— Какой вы видите перспективу оперных постановок в Новосибирске?

— Мы прилагаем колоссальные усилия, чтобы увеличить количество оперных спектаклей. Я много лет работал в театре и много лет занимался балетом, но по своей профессии я — оперный дирижер. Поэтому это моя боль в том числе. Но моя боль не в сокращении количества спектаклей, а в том, что опера сегодня мало кому нужна. И это не есть проблема Новосибирска или даже страны. Это проблема общемировая.

— Как вы относитесь к реконструкции театра, и удалось ли урегулировать вопросы, связанные с предписаниями организаций по охране памятников архитектуры?

— Уже четвертый год продолжаются постоянные ремонтные работы. И, с моей точки зрения, все было сделано верно. Стратегическое мышление у Владимира Абрамовича Кехмана очень хорошо развито, и он хорошо знает, что и когда нужно делать. В первую очередь были сделаны зрительские, общественные места. Появились приличные туалеты наконец-то. Я не сторонник пинать своих предшественников, поверьте мне. Просто для меня это была такая разница. Лет шесть назад я привозил сюда программу современных балетов театра Станиславского и Немировича-Данченко. И очень хорошо помню свои впечатления от тогдашнего театра. Старая ковровая дорожка, по которой, наверное, еще с Великой Отечественной войны ходили, скрипящие полы, скрипящие сиденья. Но самое чудовищное — это туалет для сотрудников и артистов. Я не представлял себе, что смогу увидеть такое в XXI веке в оперном театре. Мы привыкли, что в больших пространствах не обращают внимания на мелочи и часто замазывают розетки краской и так далее. Здесь все скрупулезно сделано — я бы у себя так делал.

— Каковы творческие планы театра на ближайший сезон?

— Ой куча, куча всего. Но речь ведь идет о реконструкционных работах, которые начинаются летом и вносят серьезные коррективы в наши планы. Тем не менее до ухода на реконструкцию мы планируем несколько серьезных премьер. Среди всего для меня имеют важное значение оперы для детей. Недавно мы выпустили в концертном зале оперу «Теремок». У нас будут еще три серьезные балетные премьеры в этом полугодии.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Кирилла КУХМАРЯ

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.