Наталья Ударцева: Сегодня вся наша жизнь стала фотографией

0
1535

Завершилась Всероссийская неделя молодой фотографии в Новосибирске. Это был первый фестиваль, который прошел за пределами центральной части России, и для Новосибирска он оказался самым крупным культурным событием лета 2021 года — проект «Молодые фотографы России». Выставки проходили на нескольких гордских площадках — в  художественном музее, в областной научной библиотеке и на арт-платформе НГОНБ «Дом Да Винчи», в центре культуры ЦК19. Образовательно-обучающая программа Недели включала дискуссии, круглый стол, лекции-диалоги, мастер-классы и экскурсии по городу.

Куратор проекта — председатель московского отделения Союза фотохудожников России — Наталья Ударцева, журналист, фоторедактор,  преподаватель и эксперт фотографии рассказала «Новой Сибири» об истории проекта «Молодые фотографы России» и о том, для кого и зачем все это было задумано.

— Наталья, нынешний фестиваль, как я понимаю, нельзя назвать дежурным. Тем более что вы впервые продвинули его так далеко на восток.

—  Да, действительно впервые в истории проекта «Всероссийский фотоконкурс и фестиваль «Молодые фотографы России» перевалил за Урал.  До этого мы путешествовали по центральной России, и наш проект состоял из двух этапов — фотоконкурса и фестиваля. Но этот год для проекта юбилейный, и мы решили добавить к нему третий этап. Все мероприятия совсем не дежурные. Мы любим проект и стараемся сделать так, чтобы все его участники  —  молодые фотографы из регионов от 18 до 35 лет —  получали  от него максимум пользы. Во-первых, мы выступаем за умную осмысленную фотографию, всегда приглашаем на фестиваль известных фотографов, которые делятся с молодыми авторами личным опытом, в частности, объясняют, как делать фотопроект, правильно продвигать себя в фотоиндустрии. Приглашаем искусствоведов и историков фотографии, издателей, фоторедакторов, которые рассказывают о тенденциях современной фотографии, о том, какие фотоинституции и гранты в мире существуют, показывают проекты топовых авторов. Во-вторых, поддерживаем и развиваем  проектное мышление, когда суть проекта состоит в создании цельной визуальной истории, — и надо признать, что это бывает очень непросто осуществить, этот барьер удается преодолеть немногим.

— С новосибирскими авторами вы хорошо знакомы?

— А как же. Иначе зачем было проводить фотонеделю именно в вашем городе? Имена сибиряков нам давно известны, они неоднократно выходили в финал конкурса. Это Антон Уницын, Янина Болдырева,  Елена Веснина, Александра Фомич  из Новосибирска, Валентина Половникова, Никита Перевалов  из Томска, Виль Равилов из Прокопьевска, Алексей Павлов из Якутска, и другие. Кстати, многие из них выступали в программе Недели молодой фотографии и рассказывать о своих работах. Новосибирск выбран не случайно.  На мой взгляд, город  креативный, наполненный молодой энергией. Здесь на протяжении тридцати лет активно работает  Новосибирское отделение Союза фотохудожников России, здесь любят фотографию.

—  Что дает участие в конкурсе и портфолио-ревю фестиваля?

—  Работы финалистов формируют итоговую выставку конкурса. Из них и выбираются лауреаты — они получают государственные стипендии, из них выбирается обладатель Гран-при конкурса, который получает поддержку главного партнера проекта Leica Camera Russia — возможность работать любыми камерами и оптикой Leica на протяжении года на своих проектах. И еще две персональных выставки в салоне Leica  на Красной площади.

На портфолио-ревю  молодые авторы встречаются с экспертами, показывают свои проекты, слушают рекомендации, иногда находят заказы. Лучшие из них становятся победителями портфолио-ревю,  получают в помощь кураторов — наставников на целый год, с которыми готовят выставочные проекты на следующий фестиваль в музее изобразительных искусств. Я не могу сказать, кто сейчас в стране делает больше для молодых фотографов и работает с ними так системно, как Союз фотохудожников России в рамках этого проекта.

— Насколько по-настоящему «молодым» можно назвать фестиваль этого года?

— По составу участников конкурса — он абсолютно молодой — от 18 до 35 лет. Состав жюри ежегодно обновляется на 30 процентов, в него приходят те, кто пятнадцать- двадцать лет назад был лауреатами конкурса и получил тогда свое первое профессиональное признание. Теперь это известные фотографы, авторитетные преподаватели и эксперты: Елена Аносова, Сергей Пономарев, Анастасия Цайдер, Оксана Юшко, Петр Ловыгин, Эмиль Гатауллин,  Светлана Тарасова, Алена Кочеткова и другие. Значительно «омолодился»  и состав спикеров фестиваля, и состав экспертов портфолио- ревю.

Да, знаю, определение «молодой» у зрелых мастеров почему-то вызывает ассоциации со словом «начинающий». Я считаю, что зрелым авторам — вместо того чтобы ворчать и поучать с высот своего Олимпа — стоит знакомиться с работами молодых. Встречаться, взаимодействовать с ними, воспринимать свежие идеи и неожиданные повороты в казалось бы стереотипных и замыленных темах.

— В фотографии профессионал это человек, зарабатывающий на жизнь своей профессией?

— Тема «кто лучше — тот больше зарабатывает» исчерпана давно, еще в начале нулевых. Так называемые любители иногда имеют больше технических, временных и финансовых возможностей,  они не зашорены, свободны в выборе темы, подаче материала и свободны от заказа. Задача непременно продать свою  работу перед ними не стоит. Ведь если кто-то ставит перед собой цель «Хочу сделать снимок на сто тысяч долларов» — это тупик, вряд ли что-то хорошее из этого получится. Эффективнее работать по схеме «готовый проект — продвижение —  реализация», — это, на мой взгляд, совершенно правильная современная позиция.

— Сегодня в России наблюдается настоящее нашествие поэтов и фотографов, благо этому способствуют сетевые ресурсы. Качество оптики айфонов формально ничуть не хуже, чем у известных производителей фототехники. Вам не создает проблем такая массовая конкуренция?

— Да, нынче каждый человек, имеющий смартфон или айфон с камерой, может считать себя фотографом, но когда мы говорим о настоящих авторских работах, то имеем виду нечто другое. Как показала практика, настоящих авторов — тех, кто выделяется на общем фоне — не так уж и много. К тому же, у нас в проекте  существуют определенные ограничения: мы не рассматриваем отдельные присланные фотографии, случайные стоп-кадры. К ситуации «каждый первый — фотограф» мы можем применить теорию пирамиды.  В ее основании — все те, кто бегает по городу с камерами, снимает телефонами и айпадами,  а до вершины добирается всего несколько процентов.

— В основании пирамиды, как я понимаю, большинство занимается репортажной фотографией. А фотожурналистика — отдельная тема, с которой вы хорошо знакомы.

— В Новосибирск я прилетела из Тюмени, где работала в оргкомитете и жюри Международного конкурса репортажной фотографии имени Александра Ефремова. Да, это конкурс, который рассматривает только репортажную документальную фотографию. Уникальность проекта «Молодые фотографы России» в том, что мы на одной площадке собираем и фотодокументалистов, и фотохудожников, которые, получив свое первое признание в проекте МФР, затем становятся призерами престижных конкурсов.

— Репортажное фото ведь не исключает элемент художественности?

— Если человек не вложил в репортажный снимок часть своей души, не подумал о зрителе, тогда о какой вообще  художественности может идти речь?

— То есть, чисто случайно остановить что-то по-настоящему прекрасное невозможно?

— Возможно. Все мы только тем и занимаемся, что останавливаем мгновенья, потому что живем в очень стремительное время, когда желание запечатлеть каждую его секунду просто на подкорке записано.

— Разница в ускорении времени — как между фотопленкой и цифровыми технологиями?

— Примерно так. Знаете, сколько за день загружается снимков в сеть во всем мире? Один миллиард восемьсот миллионов. Ежедневно. И чтобы выделиться на фоне этого огромного объема кадров, нужно иметь хорошую голову, хороший глаз и хорошо ориентироваться в окружающем пространстве.

— Собственно, с художественной ориентацией на местности вы и помогаете своим авторам.

— Да. За последние десятилетия число пишущих тексты и число их читающих уже сравнялось. То же самое происходит и с фотографией: сто процентов фотографов — сто процентов зрителей. Задача всех проектов, которыми занимается Союз фотохудожников России и я лично как куратор  проекта МФР — отсеивать все наносное, случайное, оставляя только лучшее. Да, это непросто: на конкурсе МФР— 2021 мы отсмотрели около десяти тысяч изображений, чтобы сформировать финальную выставку. И это, безусловно, огромная ответственность — выделять что-то образцовое: ведь на следующий год мы рискуем получить сотню точно таких же проектов.

— И как вы решаете эту проблему?

— Автор может однажды просчитать все до миллиметра и получить нестандартный результат. Поэтому мы и дальше наблюдаем за его эволюцией — ведь разовый успех может оказаться случайностью.

— Но ведь можно один раз отметиться, а дальше уже успешно продвигаться по накатанной?

— А вот и нет. Именно для этого и существуют ретроспективные показы — чтобы можно было увидеть, как автор развивался в течение последних десяти лет. Или наоборот — не развивался. В общем, все это прекрасная тема для исследований.

— Вот только не пишут диссертации на эту тему.

— Жаль, что не пишут. Хотя давно пора. Фотографию ведь нужно не только понимать, но и  чувствовать. Фотограф — он кто? Архиватор, умеющий собирать энергию пространства, объекта и индивидуума, чтобы сжать трехмерное пространство в двухмерное, в прямоугольник И вложить туда и свое личное отношение. Фотография — консерватор времени и событий, машина времени, позволяющая нам путешествовать во времени и пространстве.

— Как и документальное кино?

— Разница между кинодокументалистикой и фотографией в том, что в первом случае вам все разжевывают, во втором есть возможность домысливать.

— Рядом с нестандартными проектами удается ли выживать так называемой традиционной фотографии?

— В прошлом году в итоговой выставке конкурса МФР можно было увидеть работы молодых, выполненных в разных стилях. Тогда мы почувствовали смену творческих формаций: стало отходить на задний план поколение Х — люди до 1986 года рождения, — на смену им пришли те, кто рожден под знаком цифровых технологий. Поколение миллениалов совершенно иначе живет, думает и чувствует, говорит на другом визуальном языке. Поэтому с нынешнего года мы взяли курс на мультидисциплинарность и ввели новую номинацию — «Авторская малотиражная книга». Например, авторы сами верстают фотокнигу, редактируют, придумывают обложки, некоторые сами делают для своих изданий бумагу, режут и брошюруют листочки, в результате чего получается интересный авторский арт-объект. Все дело в том, что рассказанная история не обязательно заканчивается фотографией на стене, на выставке, ее развитие может продолжиться в виде книги, мультимедиа, инсталляции. Так что в будущем году мы хотим добавить еще одну номинацию — мультимедиа. В конкурсе будут три номинации: фотопроект,  книжный проект и вот это самое мультимедиа.

— А мультимедийными проектами вы раньше совсем не занимались?

— Пробовали.  Несколько лет назад. Но не получили необходимого качественно-количественного  результата.

—  За какие темы берутся молодые авторы, что их волнует?

—  Молодых фотографов, к примеру, беспокоит тема отношений поколений: отцов и детей, дедушек и внуков, — это им совсем не безразлично, они пытаются понять старшее поколение — визуализировать и исследовать. Их волнуют темы экологии,  бережного отношения к природе. Гендерные отношения, тема старения и болезней. Пандемия и ее последствия. Тема памяти, преемственности, семьи, детства, традиций,  любви к малой родине, внутренних переживаний, телесности, женственности… Именно этим  молодые авторы мне и нравятся — склонностью к анализу и бесстрашием в исследовании — в том числе и исследовании самих себя.

— Ваш проект осуществляется с использованием президентского гранта. Это не придает ему ненужной официозности?

— Грант позволяет нам реализовать проект более качественно: он дает возможность пригласить в проект самых авторитетных экспертов и спикеров, издать каталог выставки — электронный каталог, доступный всем в сети, организовать мощную образовательную программу, бесплатную для участников, онлайн трансляции, сделать доступным проект любому молодому автору из любого региона страны. В конкурсе есть специальная тема: «Современная Россия. Малые и средние города». Согласитесь, действительно важно: понять и почувствовать пространство и настроение места, где ты живешь, понять  окружение, себя, свое место в этом пространстве. И сделать это неформально, честно, искренне.

— Сейчас очень заметна тенденция к возвращению идеалов и пороков Советского Союза. Насколько новое поколение склонно к коллективизму, усугубленному карьеризмом?

— Любой творческий человек — индивидуалист. Авторский метод, авторский почерк — это не пустые слова. Но никто не мешает для более глубокого исследования серьезной темы кооперироваться в команды, где у каждого есть своя четко обозначенная задача.

— А как быть с членством в Союзе фотохудожников?

— Членство в любом творческом союзе  — это личное дело каждого. Моя позиция такая:  человек не должен зависеть от чужого влияния, в таком положении он имеет гораздо большую свободу — в том числе творческую. Но Союз фотохудожников не ограничивает творческую свободу автора, скорее приветствует его индивидуальность и непохожесть на других. И организует творческие площадки в виде конкурсов и фестивалей, на которых автор может  проявить и показать себя.

— И тем не менее, сейчас в моду вошло слово «коллаборация».

— Да, я его постоянно повторяю на всех лекциях и выступлениях. Дело в том, что фотографу в наше время недостаточно дружить только с  фотографами, чтобы создать объемное произведение, глубокий  проект, что-то принципиально новое. Фотографу  стоит  дружить с  художниками, писателями журналистами, учеными, психологами, программистами и дизайнерами. Новое часто рождается на стыке дисциплин.

— Меня только смущает термин «коллаборационизм», который означает добровольное  сотрудничество с врагами. Хотя сейчас уже мало кто помнит о гражданской войне в Испании.

— Слава богу, молодежь и про дедушку Ленина тоже не помнит. В нашем случае это всего лишь сотрудничество с представителями других визуальных искусств, ничего негативного в этом нет. Наоборот — при таком взаимодействии твои фотоистории станут гораздо глубже, разнообразнее и интереснее, найдут больший отклик у зрителя. В этом и состоит суть работы в команде.

— Союз фотохудожников России, похоже, увлекся работой на перспективу — воспитывает новую формацию?

— О перспективе Союз помнил и помнит всегда. Иначе не выделил бы работу с молодыми авторами из регионов в 2001-м году в этот самый отдельный проект — «Молодые фотографы России». Союз занимается не только молодыми фотографами от 18 до 35 лет. В программе  фестивалей МФР есть специальная программа «ФотоПодросток» — 12+ для детей и их родителей, увлеченных фотографией.  В этом году мы запустили новый всероссийский проект под названием «ФотоСоюз. Единство», к которому привлекаем фотографов всех возрастов и всех творческих направлений. Он реализуется при поддержке Фонда президентских грантов и состоит из двух этапов — фотоконкурс и фотофестиваль в Суздале 3— 5 декабря.  Предпочтение жюри  этого конкурса будет отдавать новым проектам, свежим работам.  За исключением специальной номинации конкурса «Молодой древний Суздаль», посвященной подготовке к тысячелетию Суздаля. В этой номинации мы ждем от авторов работы, сделанные в 2016— 2021 годах.

— Иными словами — фотография жива и будет жить непредсказуемо долго?

— Фотография — молодое самое демократичное искусство, обладающее многими функциями, в том числе информационной, коммуникативной, психотерапевтической. А  еще она дает людям возможность творческой самореализации, приобщения к искусству, возможность  почувствовать в себе творца. Да сегодня и вся наша жизнь, как предсказывала Сюзанн Сонтаг, стала фотографией.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото Владимира ДУБРОВСКОГО, Евгения ИВАНОВА и Анны ГАЛЕЕВОЙ

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.