Владимир Путин — кризисный менеджер не только для России, но и для всего мира?

КАЙ Элерс — немецкий писатель, журналист и публицист. А еще его называют советологом. Термин, конечно, устаревший, сейчас все они переквалифицировались в специалистов по России, но когда Кай начинал свою деятельность 30 лет назад, это было еще вполне употребимое слово. Фактически Кай живет на две страны. В Германии у него дом в коттеджном поселке в центре Гамбурга, в России — города и люди, о которых он рассказывает своим соотечественникам, когда возвращается домой.

В России он тоже рассказывает о своем видении, что такое Россия, как должны развиваться российско-немецкие отношения, к чему мы все должны стремиться. Такой взгляд со стороны всегда интересен, и встречи Элерса с россиянами всегда проходят в обстановке, которую можно назвать «дружественно-напряженной». В Новосибирске Кай встретился с читателями в книжном магазине «Плиний Старший». Кстати, мало кто знает, что настоящее имя этого человека — Кай Плиний Секонд, так что можно сказать, что Кай Элерс пришел к себе домой.

Что же изложил немецкий публицист новосибирским читателям? Кратенько про банальности: Россия не является ни Востоком, ни Западом, она лежит между ними. Это, в общем-то, все мы знаем, можно было и не повторяться. Но у Элерса эта мысль предваряет другую: Россия — страна, в которой реализуется новый тип развития, доселе еще неизвестный. В общем, даже заслуженный советолог не может до конца понять, что же у нас происходит, но в целом происходящее ему нравится.

Нам, людям, постоянно живущим в одной стране, в одном городе, иногда сложно оценить перемены, которые просто так себе текут и никого не задевают. А вот человек со стороны их подмечает. Элерс, например, обратил внимание на то, что российские водители стали сейчас гораздо более культурными, чем 30 лет назад, — меньше хамят друг другу, пешеходов пропускают. У них-то в Германии все это было уже давно, а вот теперь и до нас докатилось. Еще из позитивов не совсем стороннего западного наблюдателя: города у нас сейчас гораздо круче, чем 30 лет назад. В те давние времена Элерс задавался вопросом: «Как так можно жить?» В конечном счете, и он сам попривык, и мы цивилизовались: «Когда я впервые приехал в Санкт-Петербург, это были руины, а сейчас — цивилизованный европейский город».

Самый парадоксальный вывод этого немца — люди у нас гораздо более свободные, чем в Германии, да и вообще в Европе: «У нас идет процесс атомизации, каждый живет для себя, и жить в таком обществе не очень приятно». У нас же, по мнению Элерса, еще сохраняется общинность, но она сейчас активно разрушается, а мы вместо того чтобы ее сохранять, подыгрываем западным товарищам.

По мнению Элерса, немецкое общество сегодня стало чересчур закрытым. Оно не видит не только Россию, но даже своих соседей — греков или испанцев. Стали слишком сытыми и богатыми. Зато видят американцев, которые их раздражают — то в Сербию влезут, то в Ирак.

Вообще же, как считает Элерс, Европа, руководившая миром в течение последних 400 лет, подобна старику, который не знает, как дальше жить. И в этой его системе координат Россия и Америка — дети. Но Америка — очень злой ребенок, а Россия, которая развивалась дольше положенного, — ребенок перспективный. У нас даже колонизация шла не так, как это было в европейских империях: «В России живут разные народы, и они живут вместе, и каждый имеет свою культуру. Они живут как единый организм. В Чебоксарах говорят на чувашском языке, в Казани — на татарском, но все — на русском. У вас здесь все культурные пространства сосуществуют вместе».

Тут, думается, немец немного преувеличивает. Ему как гостю, конечно, всегда показывают витрину, не демонстрируя изнанку. Но, в общем-то, он недалек от истины. Конечно, навряд ли чуваши говорят у себя дома на чувашском языке, но свою национальную культуру они точно сохраняют.

То же самое происходит в той же Германии с турками, но совсем в другом формате. Там можно оставаться турком — никто не запрещает. Но чтобы добиться успеха, турок должен стать немцем.

На встрече в «Плинии Старшем» были затронуты еще два вопроса — гомосексуализм и Путин.

У нас в России очень популярна тема о том, что Европа превращается в Гейропу. Когда об этом зашел разговор, чувствовалось, что Элерсу эта тема не очень приятна. Вероятно, какие-то остатки христианского воспитания сказывались. «У нас в Европе любят трахаться, поэтому дети будут», — заявил Кай. Ну-ну, трахаться-то все любят, вопрос — с кем и с каким результатом?

Что касается Путина, то тут у Элерса только восторженные оценки. Владимир Владимирович, по мнению Кая, — кризисный менеджер, который подарил стабильность не только России, но и всему миру: «Наша Меркель этого пока не понимает, Шульц тоже не понимает, они идут против Путина, против мира». Путин же выступает за политику консенсуса, что полезно и для России, и для всего мира. Давно мы не слышали чего-то подобного (со времен Горбачева). Приятно, конечно, жаль только, что это голос вопиющего европейца. По крайней мере — пока.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments