Канал «Дождь» станет Беломорканалом?

0
17

Ситуация вокруг телеканала «Дождь» все больше напоминает не борьбу с «некорректной журналистикой», а передел медиарынка. 

МОЖНО предположить, что в Госдуме РФ в ближайшее время могут ребром поставить вопрос об исключении из учебников и собраний сочинений стихотворения М. Ю. Лермонтова «Бородино». Самые горячие головы могут предложить заменить памятники Михаилу Юрьевичу на памятники его убийце — Николаю Соломоновичу Мартынову. И не говорите, что это — бред…

Не все опросы одинаково полезны. И дело даже не в формулировках и ответах. Аморальными могут быть и те, и другие. А в том, что этот самый опрос может оказаться поводом для уже давно запланированного скандала. Как уже можно было догадаться, речь идет об опросе, который телеканал «Дождь» организовал среди своих зрителей в канун годовщины снятия блокады Ленинграда — 26 января.

Вопрос «нужно ли было сдать Ленинград, чтобы спасти тысячи жизней?» многие сочли не просто некорректным, неэтичным, а кощунственным, оскорбляющим память и блокадников, и вообще всех жителей страны. Телеканал ошибку признал, перед возмущенной общественностью извинился и быстро опрос убрал. Но, как оказалось, это было только начало. Не будет даже вмешиваться в эту полемику, где многие и с одной, и с другой сторон вплотную начали приближаться к маразму. Посмотрите на экономические аспекты проблемы, ведь политика, как известно, концентрированное выражение экономики.

Цензуры нет, а Припачкины есть

Едва ли не первым против «Дождя» с его опросом выступил глава Российской ассоциации кабельного телевидения Юрий Припачкин. Он заявил: «У меня возникло желание, как оператору, взять и отключить такую информацию, взяв на себя некие функции цензурирования».

С этого и началось. Первыми от сотрудничества с «Дождем» отказались «Акадо», НТВ-Плюс, «Ростелеком» и «Билайн» ТВ. 3 февраля и на официальном сайте оператора «Триколор ТВ» появилось сообщение, что совет директоров ЗАО «Национальная спутниковая компания» принял решение прекратить вещание канала из-за «несоответствия политики телеканала принципам формирования пакетов вещания оператора»:

«На состоявшемся сегодня очередном заседании совета директоров рядом его членов был поставлен вопрос о политике телеканала «Дождь» и ее влиянии на деятельность оператора «Триколор ТВ». Было решено, что вещание телеканала в пакетах оператора нецелесообразно, его вывод из пакетов будет проводиться в соответствии с действующим договором и обязательствами оператора перед абонентами», — заявил член совета директоров Л. А. Михайлов.

Можно это называть как угодно — картельным сговором или совокупностью решений, принятых по отдельности каждым из операторов вещания, суть в любом случае не сильно меняется. По словам главного редактора телеканала «Дождь» Натальи Синдеевой, они планировали в 2014 году получить от продажи своего контента операторам 25 процентов прибыли. Это раз. Два — прибыль от рекламы именно по кабельному и спутниковому ТВ составляет больше половины прибыли телеканала. Александр Винокуров, инвестор «Дождя», считает, что «отключение последним крупным оператором означает фактическое закрытие телеканала». Сейчас у телеканала заключены 273 договора с кабельными операторами. Из них 252 продолжают вещать. Но вещание прекратили крупнейшие.

Агрессивный маркетинг

Кое-кто тут же заподозрил в скандале сам телеканал «Дождь». За две недели количество платных подписчиков на сайт «Дождя», по словам Александра Винокурова, выросло в три раза. Как тут не предположить гениальную акцию самого канала? Сначала неловкий опрос, затем канал получает статус мученика всея информационно-оппозиционной Руси, ну и как итог: «Помогите, люди добрые, чем можете, душат власти-гады». А ведь если внимательный читатель помнит, то именно власти и конкретно господин бывший президент Медведев проложили дорогу «Дождю» в кабельные сети, от которых канал сегодня отключили. Да ведь еще и бесплатно. В августе 2010 года «Дождю» удалось договориться о трансляции в пакетах НТВ+. Как писал Forbes, Синдеева (основатель) рискнула обратиться за помощью прямо к Дмитрию Медведеву — через свою подругу, пресс-секретаря президента Наталью Тимакову. Но основатель «Дождя» отрицает, что была именно такая инициатива. «Я просила Тимакову как-то отрекомендовать наш телеканал, так как мы были никому не известны. Возможно, нам это и помогло, — рассказывает Наталья Синдеева, — но договор был заключен на рыночных условиях». Ну, понятно, что «просто» попросила, но все же.

Дальше тех денег, что канал зарабатывает, оказывается недостаточно, и они (не первые) решили начать просить у преданного зрителя. Избитый прием. Просят уже так долго, что зритель и забыл. Ну, вот и напомнили. А может, зрителя становится все меньше. Вот тут и помогает работающий бизнес, который будет работать вечно: пока есть вторая сторона конфликта, пока есть другое мнение. На этом можно спекулировать вечно.

Не хотят люди смотреть канал за деньги? Значит, надо сделать так, чтобы захотели. И что в этом случае может быть лучше просьбы помочь от «единственного честного, а потому и притесняемого властями канала?» Но сможет ли доход от подписки покрыть убытки от отсутствия в бюджете такой части, как реклама на кабельном ТВ? Вопрос риторический.

Свою версию происходящего высказали Наталья Синдеева и Александр Винокуров. По их словам, опрос был лишь поводом. Решение об атаке на «Дождь» власть приняла давно, и связано оно с публикацией Алексеем Навальным данных о «дачах дворцового типа ряда высокопоставленных единороссов в деревне Лешково Истринского района Московской области».

Винокуров заметил, что ситуация раскачивается исключительно по политическим причинам: «Просто искали повод. В какой-то момент пытались давить на фотографию Доку Умарова, затем развивали историю с моим бывшим бизнесом. На самом деле ТК «Дождь» закрыли. Все государственные СМИ заявили, что не надо канал закрывать, но другой рукой на самом деле закрыли… Мы ощутили внимательное отношение к нашему контенту после того, как Навальный опубликовал информацию о дачах единороссов. Мы эту тему освещали и с этого момента привлекли к себе внимание силовиков». Мнение о том, что скандал вокруг «Дождя» — политика в чистом виде, было озвучено и в программе Владимира Соловьева «Воскресный вечер». Просто канал был замечен в проявлении сервильности не к тем властным кругам, каким требовалось.

Есть и другая точка зрения (ее придерживается, например, политолог Григорий Мармеладов): все, что происходит, — чистой воды борьба медиамагнатов. Идет элементарный передел рынка. И популярный медиаресурс, такой как «Дождь», может стать отличным инструментом в лоббировании политических (или экономических) интересов своего «хозяина». Для многих не является секретом то, что «Дождь» в финансовом плане переживает не самые лучшие времена. Он может казаться успешным. Но Александр Винокуров вложил в телеканал столько миллионов, что объективно не может их вернуть. И разговоры о поиске партнера-инвестора идут уже достаточно давно.

По информации сайта exlibris.ru, все осень 2011 года Александр Винокуров и его супруга Наталья Синдеева вели переговоры с «Онэксом» Михаила Прохорова. Сделка не состоялась, по одной из версий, последовало предостережение из Кремля (Прохоров тогда вступил в политическую борьбу). По другой — «Онэксим» не очень-то стремился покупать «убыточный проект», а интернет-телевидение, даже в сочетании с трансляцией в кабельных сетях, — бизнес с неоднозначными перспективами.

Позже внимание на «Дождь» обратил миллиардер Алишер Усманов. И в этом случае переговоры закончились безрезультативно. Винокурова не заинтересовало предложение представителей Усманова. Возможно, именно эту встречу и вспомнил бывший банкир на прошедшей 4 апреля пресс-конференции с руководством «Дождя» (хотя, может, была и новая): «У меня была встреча с менеджером одной из компаний Алишера Усманова. Считать такой разговор предложением у меня не поднимется рука». И вот еще одна точка зрения: решение душить «Дождь» могло быть принято после этого отказа. Типа — куда вы денетесь с подводной лодки с миллионными убытками…

Пока же «Дождь» намерен бороться за право вещания и даже отдавать свой контент оператором совершенно бесплатно. По крайней мере, до конца 2014 года.

«Мы объявляем о наивной и оптимистической стратегии, — заявил Винокуров. — Несмотря на все недоумение от происходящего, продолжим переговоры с операторами до тех пор, пока не сможем вернуться в сеть. Мы не будем судиться с операторами, хотя у нас есть возможность обратиться в суд. Юристы готовят соответствующие претензии, но окончательное решение о начале судебной тяжбы мы еще не приняли».

Через несколько недель телеканал выйдет на Smart-TV, готово приложение для устройств Apple TV.

Немного остренького

Мы явно разочаруем читателей, если не процитируем ничего острого. Ведь острое и «Дождь» сегодня синонимы. Так вот какие тупики обнаружились в полемике вокруг блокады. Тупиков много, вспомним два-три-четыре.

Еще в 1989 году писатель Виктор Астафьев (воевавший и награжденный орденом Красной звезды, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией») публично спрашивал о Ленинградской блокаде: «Миллион жизней — за город, за коробки? Восстановить можно все, вплоть до гвоздя, а жизни не вернешь... А под Ленинградом? Люди предпочитали за камень погубить других людей. И какой мучительной смертью! Детей, стариков...»

«Вы не опасаетесь, что получите уйму писем от тех, кто будет резко не согласен с вами?» — спросили Астафьева. «Ну и что? Получу, — ответил он. — Но думать-то от этого я не могу по-другому». И добавил: «Скажу откровенно, мне кажется, человечество неизбежно придет к такому же пониманию гуманности, что и я, — только не теперь и не завтра. Повторяю, может быть, век спустя».

В Израиле русскоязычный «9 канал» в знак солидарности с также русскоязычным «Дождем» задал своим зрителям такой вопрос: «Считаете ли вы, что европейские евреи сами спровоцировали холокост?» И это при учете того, что по израильскому законодательству отрицание, умаление, восхваление или одобрение деяний, совершенных при нацистском режиме и представляющих собой преступления против еврейского народа, караются тюремным заключением сроком до пяти лет. Конечно, после этого массовых призывов наказать некорректный израильский канал не последовало, хотя нельзя сказать, что евреи относятся к вопросу холокоста менее трепетно, чем мы к вопросу блокады Ленинграда.

Хотя, может, просто все дело в том, что у нас просто нет закона, который регулировал бы «отрицание, умаление, восхваление или одобрение» чьих-нибудь деяний в определенный исторический период.

Депутат Госдумы («Единая Россия») Ирина Яровая решила исправить эту ошибку и предложила законопроект: «Реабилитация нацизма». Получить приличный штраф и даже попасть в тюрьму (аж на пять лет) можно будет с легкостью за распространение «заведомо ложных сведений о деятельности армий антигитлеровской коалиции» и «отрицание деятельности армии стран антигитлеровской коалиции по содержанию и восстановлению мира и безопасности во время Второй мировой войны».

В этой связи многие вспомнили, что некорректные вопросы всякими разными личностями задавались и до «Дождя». Взять хотя бы Михаила нашего Лермонтова. Можно ли вопрос из его стихотворения «Бородино» «Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, французу отдана» назвать некорректным и кощунственным? Можно ли распространить на этого Лермонтова действие еще не принятого законопроекта и, н например, расстрелять … Как — расстреляли? Ах, еще в 1841 году?..

Ну и так далее.

Полина ПОЛЯКОВА, Александр БРИК, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.