Театральные инновации апокалиптического оптимизма

0
1595

Сакральность культуры теряет свой божественный флер — ее давно уже создают не слишком творческие люди. 

CКОРО популярный актер и телеведущий Марат Башаров исполнит партию Царя в балете «Конек-Горбунок» на сцене НОВАТа. Если навскидку, то танцующим до этого момента мы могли видеть его только в проекте «Танцы со звездами».

Продюсером и автором художественной концепции нового спектакля выступил Владимир Кехман. Он не напрасно проходил ассистентуру-стажировку ГИТИСа и, вероятно, вводя звезду телевидения в состав труппы, рассчитывает не столько на балетные таланты Башарова, сколько на здоровый пиар.

В конце февраля Башарова уволили из столичного театра «Школа современной пьесы», где тот работал в качестве приглашенной звезды, пока публично не поддержал спец- операцию на Украине. Владимир Кехман сначала возмутился расправой, а теперь, видимо, решил поддержать актера.

Этот неожиданный кастинг выдает некоторую непоследовательность в отношении Кехмана к специально приглашенным непрофессионалам. Не так давно он выставил из МХАТа поп-звезду Ольгу Бузову, хотя когда-то сам немного танцевал в балете «Чиполлино», являясь при этом художественным руководителем Михайловского театра. Как говорят, Принц Лимон из него получился похуже, чем у Мариса Лиепы.

Впрочем, Кехман и Бузова все же явления из одной пьесы. Ведь он простился с ней не как с неуместным в театре явлением, о чем судачили актеры старой школы, а тупо за то, что на спектакль с ее участием было продано мало билетов. Но тут важно другое: Владимир Абрамович, поработавший в коммерции, попал в водоворот культурного мейнстрима в тот момент, когда сакральность театра — да и вообще российской культуры — уже вовсю начала терять свой божественный флер. Священнодействие понемногу начали творить не слишком творческие деловые люди.

Мир наконец-то начал меняться, а регресс это или прогресс и кто во всем виноват — не нам, близоруким современникам, судить. В XIX веке в России насчитывалось меньше сотни людей, считающих себя поэтами, а сегодня число авторов на сервере «Стихи.ру» приближается к миллиону. Качество подменяется количеством не только в литературе: что-то подобное давно уже происходит во всех сферах культуры.

Нивеляция, профанация, демократичность — называть это явление можно как угодно, но оно — данность, непоколебимое веление времени. За последние тридцать лет отечественные театральные режиссеры освоили все существующие архетипические литературные сюжеты  — от Шекспира до Чехова, разделав их как боги черепах, но от этого всего, похоже, устали даже сами режиссеры. А пришедшие на смену классикам «молодые» драматурги что-то не очень котируются. Как говорят критики, современная драматургия есть, но театр оказался совершенно к ней не готов. На вопрос, почему не готов, критики отвечают туманно.

Что касается современных театральных постановок, то новосибирцы на примере запрещенного «Тангейзера» уже смогли убедиться, что все новое далеко не всегда является хорошо забытым старым и поэтому не обязательно должно соответствовать вкусам общественности. Неудивительно, что с возрастанием так называемой инструментальной роли культуры и с появлением новых подходов и критериев в оценке ее экономической эффективности вся эта неуравновешенная «тангейзеровщина» уступает место хорошо проверенной «классике» (проверенной в том числе и в идеологическом смысле) и подкрепленной так называемыми креативными технологиями. Причем, как оказалось, идейная конъюнктура ничуть не менее жестка, чем денежная.

В ЭТОМ контексте совсем не удивительно то, что в середине марта с должности директора новосибирского «Первого театра» была уволена одна из самых ярких театральных менеджеров Сибири Юлия Чурилова. Накануне увольнения ее долго троллили в анонимных телеграм-каналах, обвиняя в провокации и антироссийской деятельности как руководителя театра-устроителя фестиваля камерных спектаклей «Один. Два. Три», который должен был пройти в рамках национального проекта «Культура».

Хоть мир и должен меняться, но меняться у нас он может по определенным правилам, где к понятию «новое» и «прогрессивное» всегда найдется какая-нибудь неожиданная сноска. Пойдешь по сноске — и сразу становится видно: кому нельзя, а кому можно.

«Мы не будем мучить зрителя ложным пафосом и лжеконцептуализмом». Так говорится на официальном сайте Новосибирского драматического театра, открывшемся в прошлом году на площадке театра «Дом актера» при поддержке областного правительства (точно такое же название, как у театра Афанасьева, только без слова «городской»). Директором нового учреждения стал экс-депутат Виктор Старков («имеющий большой опыт государственной службы, толковый организатор-экономист»), а художественным руководителем оказался его друг Анатолий Кубанов — вообще действующий вице-спикер заксобрания от «Справедливой России».

Впервые интерес Анатолия Кубанова к театру публично проявился в 2015 году, когда он занял сторону противников злополучной оперы «Тангейзер», а в 2018 году оба друга уже претендовали на руководящие должности в театре «Глобус». Правда, из этого ничего не вышло, кроме скандала.

Именно тогда Кубанов выразил свое общее отношение к руководителям новосибирских театров: «Всё их творчество заключается в распределении бюджетных средств. Это не та тема, которая может называться театром, высоким искусством». Сегодня примерно та же позиция выражена на официальном сайте его театра: «В мире, где всё стало иметь свою цену, ценности зачастую утрачены». И чуть ниже: «Мы живем в сумбурное красивое время. Мы будем театром, точно отражающим это время, а значит, театром апокалиптического оптимизма».

Стремление к переменам — это правильно. И пока кого-то увлекает этот одобренный властью «апокалиптический оптимизм», позиция театров, по словам Кубанова, становится «максимально понятна и прозрачна», а «все эти забавные ходилки, бродилки, кривлялки ведут к деградации театрального искусства».

Чем театр оптимистического апокалипсиса может выгодно отличаться от других и насколько «прозрачна» может быть деятельность «театральных политтехнологов», нам предстоит узнать в обозримом будущем, когда уже сформированный репертуар «негородского драматического под управлением не Афанасьева» станет частью существующего культурного ландшафта региона. А пока остается лишь тихо приветствовать мудрость любезной природы, которая ловкой рукой налепляет ярлыки — часто очень непредсказуемо. Ведь трансформации в котле современного театра на всех воздействуют по-разному. Иногда бывает и так, как случилось в совсем других котлах с двумя персонажами сказки «Конек-Горбунок».

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.