Пять лет Локтя и еще пять лет Локтя

0
1501

Выборы мэра показали, что новосибирцев устраивает существующая расстановка сил и не устраивает то, что предлагается вместо нее.

После выборов мэра Новосибирска, которые состоялись 8 сентября, каждый суслик в поле снова стал агрономом: все осведомленные и не очень граждане спешат поделиться своим мнением по поводу случившегося.

А что, собственно говоря, случилось? Ничего не случилось. Все прошло, как и ожидалось, как предсказывали предвыборные опросы.

Были, правда, и отклонения от прогнозов — для кого-то приятные, для кого-то — не очень.

Явка. Прогноз: 20-29. Реальность: 20,68

Наиболее близкий к реальному результат по явке предсказал председатель экспертного совета фонда «Сибирская политика» Игорь Украинцев на заседании «Экспертного клуба — Новосибирск» за две недели до выборов. Но для многих такая низкая явка оказалась неожиданностью.

Объясняют, как водится, по-разному. Кто-то винит хорошую погоду на излете дачного сезона. Кто-то уверен, что все дело в межпартийном соглашении КПРФ и «Единой России», убившем предвыборную интригу. Оправданно и третье мнение — о том, что не пришедшие на выборы новосибирцы просто не видят необходимости менять местную власть, потому что она их устраивает.

Стоит обратить внимание на то, что низкая явка на этих выборах была характерна для всех крупных городов. В политизированном Севастополе проголосовало 25 процентов избирателей, в Иркутске — 24, в Санкт-Петербурге — 23, в Москве, которую все лето сотрясали протестные акции, — вообще 21.

Анатолий Локоть. Прогнозы: 45-49. Реальность: 50,25

В общем-то, никто и не сомневался в том, что действующий мэр победит. Психологически важные 50+ стали «вишенкой на торте». Даже если бы на этих выборах была предусмотрена возможность второго тура, он бы не понадобился.

Если смотреть по районам, то максимум у Локтя — на Первомайке (57 процентов), минимум — в Октябрьском и Дзержинском районах (47 процентов). Если кто-то скажет, что мало, — не верьте. На прошлых выборах Дзержинский был единственным районом, где Анатолий Локоть проиграл своему основному оппоненту. На этот раз — выиграл во всех.

Как это всегда бывает в случаях с низкой явкой, противники победителя начинают считать «от общего числа избирателей». В 2014 году оппоненты Анатолия Локтя заявляли, что его выбрали только 14 процентов избирателей. На этот раз «старая песня о главном» повторилась, только припев немного изменился: поют, что за Локтя проголосовал лишь один избиратель из десяти. Экс-кандидат в мэры Наталья Пинус вообще заявила, что «каждый 13-й», — посчитала всех новосибирцев, в том числе детей, душевнобольных и осужденных.

Впрочем, полученный результат можно интерпретировать совершенно противоположным образом: 90 процентов не проголосовали против Локтя. Их устраивает как есть, и не устраивает то, что предлагается вместо.

Главное, что отсюда следует, — это то, что все ужасы, происходящие в Новосибирске, как их расписывали в предвыборной риторике оппоненты Локтя, мягко говоря, были не совсем точны. Город под его руководством в реальности оказался не так страшен, как его малевала оппозиция. Дороги строятся на самом деле, а не в 3D-графике, школы открываются для детей, а не специально вызванных телевизионщиков, новую станцию метро действительно начали строить.

Оппоненты Локтя часто пеняют на то, что он большое внимание уделяет собственному пиару, как будто информирование о достижениях власти не является одной из ее очевидных функций. Как будто его предшественники были молчунами и затворниками. Но они-то вышли из номенклатуры, а Локоть — первый профессиональный политик в местной власти, для него коммуницировать с аудиторией — как дышать. Представить себе, чтобы он закрылся у себя в кабинете на все пять лет и изредка что-нибудь бубнил со сцен по бумажкам, — из области фантазий.

8 сентября. 22 часа 22 минуты новосибирского времени. Первый выход Анатолия Локтя к прессе

Сергей Бойко. Прогнозы: 7-10. Реальность: 18,56

Практически все прочили координатору штаба Навального в Новосибирске Сергею Бойко второе место, но при этом серьезно промахнулись с реальными цифрами. Возможно, и сам Бойко промахнулся, хотя никому в этом не признается. Сегодня он пребывает в эйфории и отрабатывает слоган «мы заберем этот город», имея в виду выборы в горсовет и заксобрание в будущем году.

Свою кампанию кандидат вел напористо, строя ее на критике действующего мэра, в отличие от других кандидатов, выбравших весьма интеллигентную и мягкую риторику. Так ему и удалось собрать ядерный электорат противников существующей власти.

Очевидно, что на старте мало кто реально оценил потенциал протестного голосования в Новосибирске. И это достаточно странно.

Если посмотреть на протестные настроения в отрыве от оценки реалий жизни (а циничные политтехнологи на них только так и смотрят), то потенциал для них в Новосибирске всегда был высок. В начале 90-х его олицетворяли демократические партии и движения, в 2000-х пальму перехватила КПРФ. Но в 2014 году, когда лидер местных коммунистов из оппозиции перешел во власть, протестные настроения осиротели. С тех пор явного лидера под них так и не нашлось.

Новосибирск называют и заповедником демократии, и ее витриной. Фрондерские настроения у нас всегда были сильны. Анатолий Локоть, выигравший выборы как лидер оппозиционной коалиции, ситуацию вел только к расширению простора для открытого выражения политических позиций. Откуда бы тогда могло взяться снижение протестных настроений? Наоборот — в эту пятилетку они могли только укрепляться, обрастать аргументами и ресурсами. Вот только лидера у потенциальной коалиции так и не появилось, а потому не сложилась и сама коалиция.

Как дело пойдет в следующие пять лет — будет зависеть от многих факторов, в том числе, конечно, от работы самого Анатолия Локтя, но в большей степени все же от региона и от более высоких ветвей власти.

Тут не лишне вспомнить, что политический патрон Сергея Бойко Алексей Навальный на выборах мэра Москвы в 2013 году набрал 27 процентов. И где сейчас Навальный?

Традиционная торговля выпечкой, организованная на некоторых избирательных участках, явку не спасла

Евгений Лебедев. Прогноз: 6-8. Реальность: 9,35

У кандидата от ЛДПР получилось собрать несколько выше предсказанного, но в пределах допустимого. Особенно хорошо вышло в Дзержинском районе — 20 процентов. Именно в этом районе он избирался депутатом горсовета, здесь его хорошо знают. Поэтому можно считать, что плюс 11 процентов по сравнению общегородским результатом — это его личная заслуга.

Но, конечно, никто всерьез не может воспринимать представителя ЛДПР как мэра Новосибирска, и в партии это прекрасно понимают. Партийный максимум — несколько мест в горсовете. На то и работали. Чтобы не забывали.

Наталья Пинус. Прогноз: 8-12. Реальность: 8,28

Похоже, сама Наталья Пинус всерьез надеялась на чудо — если не на победу, то хотя бы на второе место. В результате — четвертое. Даже в родном Советском районе она заняла третью ступеньку пьедестала. И это несмотря на дорогостоящую избирательную кампанию. Если судить по расходам с избирательного счета, Наталья Пинус потратила на один голос, поданный за нее, 353 рубля (для сравнения: Локоть — 79, Бойко — 50).

Зато в ходе избирательной кампании она, пожалуй, стала самой узнаваемой женщиной-политиком Новосибирска. Ее биллдордами и листовками был увешан весь город.

…и другие

Десятка аутсайдеров в сумме набрала менее пяти процентов голосов, и никто из них по отдельности не взял даже одного процента. Так что все они, по большому счету, не заслуживают даже перечисления.

В категорию «других» мы, правда, внесли и экс-вице-мэра Данияра Сафиуллина. Почему? Прогнозировали, что он получит от 4 до 6 процентов голосов, он получил 7,32 и пятое место. В принципе, для дебютанта в политике это можно было бы считать хорошим результатом. Однако, при всем уважении к генералу и хозяйственнику, Сафиуллин прошел свою кампанию совсем не как политик.

Трудно поймать избирателя на слоган «Город достоин лучшего». Трудно увлечь людей техническими подробностями хозяйственных операций, которыми кандидат злоупотреблял в своих видеообращениях, распространяемых по сети. Да и возник Сафиуллин спонтанно, в самый последний момент.

Политолог Игорь Козлов так прокомментировал участие Сафиуллина в выборах: «Нельзя господину Сафиуллину обижаться на результаты выборов. Поздно пить боржоми: избирательную кампанию не начинают тогда, когда она уже объявлена».

Что дальше?

А дальше — новые выборы. Ровно через год мы будем избирать депутатов Законодательного собрания Новосибирской области и городского Совета Новосибирска. Конечно, многие кандидаты в мэры работали именно на то, чтобы повысить свою узнаваемость как раз на этих выборах. Как у кого получилось, видно из результатов.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.