Шерегеш, дыра возле курорта

4
6427

Суд обязал администрацию Шерегеша построить в поселке дороги, стоимость которых составляет более 30 его годовых бюджетов.

Если вы считаете, что популярный среди сибиряков горнолыжный курорт Шерегеш растет и процветает, то вы — любитель зимнего отдыха и видов на снежные горы, а не житель тех краев. Пока вы готовите к новому сезону свои лыжи и борды, чиновники администрации Шерегеша сочиняют жалобу в Верховный суд. Муниципалитет пытается отбиться от решения Кемеровского областного суда, который обязал маленький поселок за свой счет построить 44 километра асфальтированных дорог.

Сам поселок на курорт не похож совершенно.

Дорожная кабала

В Кемерове дело по иску прокуратуры к администрации городского поселения рассматривалось во второй инстанции, она определила срок для реализации решения — до 1 октября 2025 года. В первой, в Таштагольском городском суде, прокуратура просила закончить работы вообще в 2020-м.

Ей было отказано. Но вовсе не из-за утопических сроков. Суд посчитал, что нельзя обязывать местную власть строить дорогу к новым земельным участкам в приоритетном порядке, без учета других нужд жителей. В конце концов, у Шерегеша, кроме этих 44 километров, много дорог, требующих денег. Поселок за 63 года существования асфальтовых дорог себе сделал — по пальцам пересчитать. Твердое покрытие имеют лишь дороги в центре поселка, частный сектор в основном грунтовый, в лучшем случае посыпан щебнем.

Но областной суд с такой логикой не согласился. Мол, раз муниципалитет по закону обязан строить дороги для своих жителей — пусть и строит.

Интересно, что экспертиза, которую муниципалитет заказал в ходе процесса первой инстанции, подоспела только ко второй. Но там ее проигнорировали: апелляция — не место для доказательств по существу спора. А между тем в отвергнутых документах как раз и рассчитывалась стоимость новой дороги — 1,2 млрд рублей. Для поселка с годовым бюджетом в 35 млн и численностью жителей около 10 тысяч сумма нереальная. 34 года нужно ни о чем не думать, не осуществлять никаких властных полномочий, только копить.

Но самая большая для Шерегеша беда в том, что копить придется непонятно с каких доходов.

Понаехали и требуют

Участки, арендаторы которых пожаловались в прокуратуру на невозможность подъехать к своим домам, расположены в новой части Шерегеша. В 2016 году большой кусок земли нарезали по 12 соток и продали право их аренды с аукциона. Вот только занимался этим и, соответственно, получал деньги не Шерегеш, а Таштагольский район.

«Они там продали 1250 участков и денежки поимели очень громадные, — вспоминает бывший и. о. главы Шерегеша Игорь Идемешев. — Минимальная цена была 250 тысяч, но некоторые уходили по миллиону и выше. По моим неуточненным данным, получилось около 400 млн, а, может, и под миллиард».

Игорь Анатольевич, на тот момент распорядитель бюджета, с обманутыми ожиданиями от сделок обогатить казну уже смирился было, но зимой 2018 года прокуратура обязала муниципалитет Шерегеша чистить возле новых участков снег. Землю в аренду сдает администрация района — она, уже собрав деньги с аукционов на право аренды, теперь собирает и арендную плату — порядка 20 тысяч рублей в год с участка. Но эти доходы уходят в Таштагол, а снег падает в Шерегеше.

Местная власть крякнула и впряглась. А вскоре началась тяжба по дорогам. Проиграв вторую инстанцию, муниципалитет намерен двигаться дальше.

«Ключевой смысл, чего все не понимают: если это земли района, если мы доходы не получаем оттуда, если у нас, когда участки нарезали, ничего не спрашивали, — почему теперь крайние мы? — говорит главный специалист по правовым вопросам администрации Шерегеша Оксана Осинцева. — Получается, жители Шерегеша должны отдать последние деньги на строительство дорог к земле, которая даже не находится в собственности поселка?»

Очевидно, что водораздел между новым и старым Шерегешем проходит не по земле, а по статусу обитателей. Участки-то покупали далеко не жители поселка. Из-за близости к спортивно-туристическому комплексу за ними гонялись люди совсем непростые. В Шерегеше говорят, среди их новых земляков полно чиновников и правоохранителей.

При Дорогунцове такого не было

Эти слухи (найти официальных подтверждений им «Новой Сибири» на момент выхода материала не удалось) многое объясняют. И усердие прокуратуры по организации чистки снега, и историю с 44 километрами асфальта в поселке, больше чем наполовину состоящем из грунтовок. Да и само оперативное формирование земельных участков.

«Конечно, если бы выделение земли осуществлял сам Шерегеш, то нового поселка при старом просто не появилось бы, — говорит Оксана Осинцева. — Муниципалитет никогда не выделит земельный участок, если к нему нет доступа. А район закрыл на это глаза и выдал такие незаконные участки. И люди теперь идут к нам со своими требованиями. Но мы их выполнение просто не потянем финансово».

«Непомерные обязательства — это издевательство, — согласен Игорь Идемешев. — Я именно из-за этого вынужден был бросить все и уйти. Курорт столько денег приносит, а для поселка одни убытки. При Дорогунцове такого не могло быть, его побаивались».

Игорь Идемешев действительно написал заявление об увольнении из администрации Шерегеша сразу после выигрыша «дела о дорогах» в первой инстанции. Он был врио мэра Шерегеша с 2016 года — с того момента, когда против главы поселения Виктора Дорогунцова завели уголовное дело о взятке.

Виктор Дорогунцов — не бывший мэр, а временно отстраненный.

Виктора Владимировича избирали главой Шерегеша трижды, первый раз это произошло в 2006-м. До этого он был известен в поселке как директор шахты — то есть по тем временам был даже более важной птицей, чем власть. К слову, главой местного самоуправления по факту он является до сих пор, невольно вынуждая всех последователей носить статус «врио». Полномочия мэра закончатся в 2020-м (вопреки утверждениям прессы, он не бывший руководитель поселения, а лишь временно отстранен от исполнения этих обязанностей).

Белые нитки коррупционного дела

Коррупционное дело Виктора Дорогунцова, если разобраться, выглядит необыкновенно криво. Обстоятельства обвинения «Новая Сибирь» подробно излагала в своих предыдущих материалах. В контексте же асфальтового скандала важно напомнить лишь суть несогласия стороны защиты с приговором — оно отражено в апелляционной жалобе.

Дорогунцова осудили за то, что он использовал в корыстных целях свои управленческие (организационно-распорядительные) полномочия в части заключения договоров аренды земельных участков, но полномочий этих в действительности у него не было. Разбираясь с асфальтовым скандалом, мы видим: действительно не было. И даже больше того: район зачастую использует этот ресурс вопреки позиции муниципалитета Шерегеша.

От заведения в отношении Виктора Дорогунцова уголовного дела по обвинению во взятке до приговора прошло больше трех лет: в апреле 2016-го состоялось событие, которое легло в основу обвинения, в сентябре мэру его предъявили. Странное дело: его не арестовали, не взяли с него подписку о невыезде. Так и ходил мэр по миру, словно пенсионер. Приговор (условный) ему вынесли лишь в мае 2019-го. В 10-дневный срок защитник Дорогунцова подал апелляционную жалобу, но рассмотрение ее не назначено до сих пор.

Как только Дорогунцова отстранили от дел, часть земель поселка отошла к спортивно-туристическому комплексу «Шерегеш» — и поступления от земельного налога в бюджет поселка снизились.

Летом 2018 года – новая напасть: Таштагольский городской суд по требованию прокуратуры обязал администрацию поселения обеспечить водоснабжение спортивно-туристического комплекса «Шерегеш». На горе Зеленая давно проблема с питьевой водой, канализация изношена в хлам. Столько денег, чтобы бросить туда трубы, бюджету поселка и не снилось. В суде выяснилось, что специальный закон Кемеровской области по СТК «Шерегеш» саму гору и ряд объектов комплекса передал в ведение субъекта, а полномочия по организации водоснабжения передать забыл. Местный судья посчитал, что так ему (поселку) и надо, а областной принял новое решение и в иске прокуратуры отказал. Но если бы к сегодняшнему дню устояли и первое, и второе требования, в сейфах казначеев поселка мыши вешались бы уже стаями.

Шерегеш входит в топ-3 горнолыжных курортов России, по версиям сервисов бронирования. Сочинская Красная Поляна стоит выше, но Сочи в связи с развитием инфраструктуры для спорта и отдыха давно стал современным европейским городом, а Шерегеш остается дырой.

Губернатор Кемеровской области ведет на международных форумах переговоры об инвестициях с банками и профильными инвесторами. Власти мечтают к 2035 году собирать здесь 500 тыс. туристов летом и 3 млн зимой. Но на фоне всей этой перспективы вокруг поселения происходят вещи, способные прославить курорт совсем с другой стороны.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Шерегеш а-ля Агата Кристи

 

Please follow and like us:

4 Комментарии

  1. Господин журналист! Мы как бы в курсе, что Шерегеш не похож на Церматт, но совсем то ляпов допускать не надо. На вашей первой фотке «Сам поселок на курорт не похож совершенно.» ни разу не Шерегеш, а полуживая промзона Таштагола, так называемый ЦМК.

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.