Нереальный, но нотариальный

0
694

К борьбе за миллиарды Александра Щукина рейдеры привлекли нотариуса, отобравшего квартиру одинокого кемеровчанина. 

В СЕРИИ резонансных судебных процессов, связанных с судьбой капиталов бизнесмена Александра Щукина, на минувшей неделе появилась новая наглядная и показательная картинка. На примере обстоятельств, вскрывшихся на процессе, связанном с одним важным активом, наглядно видны схемы, применяемые в борьбе за контроль над имуществом миллиардера.

На заседании Арбитражного суда Кемеровской области 17 января рассматривалось дело по иску Евгении Щукиной к АО «Бизнес-Инвестиции». Супруга угольного магната и владелец ряда активов настаивает на признании ничтожным решения собрания акционеров, которое мало того что проводилось в ее отсутствие, но и вообще втайне и от Щукина, и от нее. Между тем именно в ходе этого действа в устав были внесены изменения, после которых, оставаясь мажоритарным акционером, она фактически потеряла влияние на жизнь компании. Изменения в устав, внесенные на собрании, увеличили размер необходимого для смены руководителя количества голосов. Теперь владелец контрольного пакета акций не может сменить руководителя. То есть фактически не контролирует ничего.

На предыдущем заседании представители ответчика уверенно заявляли, что спорное собрание проводилось с соблюдением всех норм. Правда, поясняли они, никаких документальных подтверждений этого не сохранилось, кроме нотариального свидетельства, удостоверенного нотариусом Сергеем Тарасовым.

Однако представители Щукиных выяснили, что в реестре Кемеровской областной нотариальной палаты такой человек не значится. После официальных запросов юристы получили подтверждение, что Сергей Тарасов действительно был нотариусом, но лишен права нотариальной деятельности решением Рудничного районного суда Кемерова. В мае этого года мужчина вообще был осужден на 3,5 года колонии. Его с по- дельниками приговорили к реальным срокам за мошенничество с квартирой умершего кемеровчанина. Получив информацию о смерти одинокого человека, владеющего однокомнатной квартирой, преступники изготовили поддельные документы о родственных связях с покойным, справки из ЗАГСа и управляющей компании.

ПОСЛЕ этого Сергей Тарасов на основании фиктивных документов оформил наследственное дело и выдал одному из соучастников свиде- тельство о праве на наследство. Квартиру зарегистрировали на подставное лицо и продали за 1,4 млн руб. Если бы вскоре не появился наследник (двоюродный брат покойного), злоумышленники так и остались бы безнаказанными.

Уголовное дело рассматривалось с января 2015 года, в итоге все соучастники были признаны виновными в мошенничестве, «совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, повлекшем лишение права гражданина на жилое помещение» (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Сергей Тарасов также признан виновным в использовании полномочий нотариуса вопреки задачам своей деятельности и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц (ч. 1 ст. 202 УК РФ), но от ответственности за это преступление его освободили в связи с истечением срока давности.

Показательно, считают представители Щукиных, что решение о запрете Тарасову заниматься нотариальной деятельностью и изъятии у него нотариального архива было принято 13 мая 2016 года. И это не помешало аферисту удостоверить решение общего собрания акционеров АО «Бизнес Инвестиции», которое якобы имело место 31 мая 2016 года.

Александр Щукин — участник рейтинга личных состояний журнала Forbes, совладелец холдинга «Сибуглемет», владелец ряда кемеровских компаний и нескольких шахт и при этом — один из тех, кто карьеру в угольном бизнесе делал честно и с азов, за что получил в кемеровских газетах звание «Миллиардер из забоя». В 2016 году Щукин был арестован как подозреваемый по делу кемеровских вице-губернаторов Алексея Иванова и Александра Данильченко, а также ряда других высокопоставленных чиновников региона. С этого момента на некоторых предприятиях Щукина резко ухудшилось финансовое положение, они мгновенно обросли крупными долгами. Часть активов оказалась под контролем доверенного юриста бизнесмена Тимура Франка.

Прослеживается «рука Франка» и в истории АО «Бизнес-Инвестиции»: ему принадлежит миноритарный пакет акций компании, который сегодня может блокировать смену руководителя, а директором является его доверенное лицо. Представители Щукиных надеются, что после того как суд по их ходатайству истребует все документы, касающиеся проведения собрания акционеров, картина махинаций с миллиардами Александра Щукина станет яснее.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments