Новосибирская область решила не мелочиться

0
187

Федеральное правительство не дало денег малому и среднему бизнесу Новосибирской области, потому что региональное правительство их не взяло. 

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР Михаил Мишустин 30 апреля сообщил, что заразился коронавирусом. В тот же день, еще будучи на работе, он подписал распоряжение о выделении из резервного фонда двух миллиардов рублей на поддержку малого и среднего бизнеса в связи с распространением того вируса, от которого сам и пострадал. Деньги были распределены по регионам. Больше всех досталось Свердловской области — 130 миллионов, меньше всех получил Ямало-Ненецкий округ — 1,5 млн рублей. В среднем — чуть больше 20 миллионов на регион.

Журналисты быстро заметили, что в Сибирском федеральном округе размер субсидий колеблется от 8,9 млн рублей Красноярскому краю до 31,6 Туве. Но это не совсем так. Диапазон колебаний составил от 0 до 31,6 миллиона. И этот ноль — у Новосибирской области.

Из 85 регионов только четыре не получили субсидии. Наша область попала в интересную компанию: Москва, Пермский край и Ненецкий округ (не путать с Ямало-Ненецким!). То есть за Уралом Новосибирская область стала единственным регионом, оставшимся без субсидии.

Распоряжение опубликовали 4 мая, и уже на следующий день первым его прокомментировал управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков порталу МБХ-медиа: «Рискну предположить, что в правительстве России считают, будто новосибирцы сами справятся. Думаю, что власти всех уровней в свете такой «заботы» получат серьезную оппозицию со стороны бизнеса, прежде всего малого».

Правда, тут же Дьячков признает: «Что такое 10 миллионов рублей для, например, 10 тысяч предприятий? По тысяче рублей на предприятие, то есть ни о чем». В принципе, так оно и есть, потери такой субсидии — событие менее чем символическое. Но, как говорится, осадочек остался.

А через пару дней выяснилось нечто совсем удивительное. Решение, конечно, принимало федеральное правительство, но на основе заявок региональных органов исполнительной власти. Утром 8 мая на пресс-конференции в ТАСС полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло сообщил, что именно губернатор Андрей Травников принял решение отказаться от федеральной субсидии. Меняйло заявил, что средства, выделяемые федеральными властями, незначительны, и Новосибирская область может решить вопрос самостоятельно.

ПОЛПРЕД еще уточнил, что деньги эти выделяются не просто так, а на условиях софинансирования. Изначально рассматривался такой вариант: 95 процентов из федерального бюджета и 5 процентов из регионального, но потом региональный процент увеличили, и Новосибирская область от субсидии отказалась.

Ясности от этого комментария не прибавилось. В какой степени увеличили региональную долю софинансирования? Если, допустим, до 99 процентов, то тогда, конечно, надо отказываться. Но Меняйло не уточнил…

Свою лепту в прояснение ситуации попыталась внести депутат Госдумы Вера Ганзя, хотя, по сути, запутала вопрос еще больше. Сразу после пресс-конференции Меняйло она сообщила на своей странице в фейсбуке: «Главная причина в софинансировании. Эти субсидии предоставляются еще по докризисным меркам. То есть регион, чтобы получить эту субсидию, должен был найти в своем бюджете 22 процента софинансирования. Наш регион с таким большим процентом не согласился».

Итак, один вопрос прояснился: региональное софинансирование — 22 процента. Но тут же возник куда более серьезный вопрос: неужто это много?

Возьмем ту же Свердловскую область с ее субсидией в 130 млн рублей. Если это федеральный взнос (и он составляет 78 процентов от суммы, которая пойдет предпринимателям), то региональный взнос составит 37 млн рублей. Допустим, Новосибирской области предлагают столько же. Это 0,02 процента областного бюджета. Получается, наш регион гордо сказал: «Мы не дадим 37 миллионов, а вы оставьте себе ваши 130»? Выглядит нелогично.

Наконец, к вечеру 8 мая на сайте Министерства промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области появилось внятное разъяснение. Из него следует, что главный вопрос заключен в том, у кого забрать деньги, чтобы оплатить эти 22 процента: «Правительство Новосибирской области приняло решение отказаться от докапитализации региональных гарантийных и микрофинансовых организаций в связи с распространением коронавирусной инфекции. Для получения средств федерального бюджета требовалось обеспечить софинансирование из областного бюджета в размере 22 процентов от общей суммы за счет других мероприятий программы поддержки предпринимательства».

Вот они, ключевые слова, которые стоит повторить: «За счет других мероприятий программы поддержки предпринимательства». Это уже какое-то обоснование: не хотят дербанить другие программы по бизнесу, у кого-то что-то отнимать, чтобы получить несколько дополнительных миллионов.

Но, может быть, все-таки зря? Копеечка-то рубль бережет — а вдруг как раз этих-то миллионов и не хватит для поддержки бизнеса? Правительственный сайт отвечает словами вице-губернатора Сергея Семки: «В настоящее время объем доступных средств на поддержку предпринимательского сообщества региона достаточный: с учетом финансирования нац- проекта и ранее накопленных средств наши подведомственные организации могут выделить более 3 млрд рублей в виде льготных займов и поручительств. Гарантийный фонд Новосибирской области работает с 2009 года, Фонд микрофинансирования региона — с 2010 года. Их капитал формировался в течение этих лет за счет средств областного бюджета, источником формирования которых также являлись средства федерального бюджета. Капитализация Гарантийного фонда в 2020 году составляет более 2 млрд рублей, Фонда микрофинансирования — около 1,2 млрд. Деньги в том числе идут на новые программы, разработанные в условиях ликвидации последствий распространения коронавируса».

Конечно, федеральные миллионы исчезающе малы на фоне региональных миллиардов. Как дипломатично сказал Сергей Меняйло: «Средства, выделяемые федеральными властями, незначительны». В любом случае, это выбор нашей региональной исполнительной власти. Сейчас главное — чтобы те три миллиарда сработали на реальную поддержку бизнеса.

Пока известно, что в апреле 2020 года гарантийной организацией принято 12 решений о пролонгации условий поручительства во время льготного приостановления кредитного договора. Микрофинансовой компанией предоставлена реструктуризация графиков гашения 41 займа и одобрены две заявки на кредитные каникулы. Этого достаточно или мало? Предприниматели, конечно, скажут, что недостаточно. Впрочем, и потерянная федеральная помощь на ситуацию никак не повлияла бы. Потому как от ее размеров было бы «визгу много — шерсти мало».

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.