«Сибсельмаш» ушел. Кто был против и почему не удержал?

0
624

Кампания по присвоению Новосибирску звания «Город трудовой доблести» совпала с процессом продажи завода, который его ковал. 

ПРОДАЖА имущественного комплекса НПО «Сибсельмаш» московской компании, имя которой до сих пор никому ничего не говорило, состоялась. Конкурсный управляющий Сергей Галандин 18 июня подписал договор, по которому новому владельцу ушла огромная промплощадка в Ленинском районе вместе со всеми зданиями и сооружениями, несмотря на противодействие многих влиятельных сил и их уверенность, что чужих на эту стратегическую территорию удастся не впустить.

«Новая Сибирь» попыталась разобраться, кто был в стане противников сделки и почему не смог с ней справиться.

Понаехал тут

Впервые московское ООО «Меркас» вынесли в заголовки новостей в ноябре 2020 года. Компания выложила за имущественный комплекс одного из крупнейших машиностроительных предприятий России 505 млн рублей.

В Новосибирске этой новости откровенно не обрадовались. Вице-губернатор Сергей Семка сразу же допустил, что «результаты торгов еще будут обсуждаться», и намекнул, что поводы для пересмотра сделки имеются. Он заявил, что с правительством региона компания «Меркас» не контактировала и, соответственно, о ее планах по развитию площадки никому ничего не известно.

Высказался о новом (тогда еще потенциальном) собственнике промплощадки и мэр Новосибирска Анатолий Локоть. «У нас еще не было встречи с ним. Но мы ее планируем, так как для нас это важный вопрос. Для города «Сибсельмаш» — знаковый объект, в том числе с точки зрения экономического потенциала, заложенного в площадке. Мы планируем провести рабочую встречу. Будем стараться понять друг друга», — заявил он на пресс-конференции.

С ТЕХ пор ни о каких контактах компании-победителя с властями не сообщалось. На запрос «Новой Сибири» исполнитель сделки, ООО «Банкротфорум», ни сам не ответил, ни контакт своего клиента давать отказался. Офис ООО «Меркас» в Москве по юридическому адресу из Новосибирска не просматривается, не удалось нам найти ни сайта компании, ни даже ее страницы в соцсетях. Как будто и правда это какая-то прокладка-однодневка.

Хотя поводов выстраивать отношения с регионом и городом у владельцев немало. У властей на эту площадку были свои планы. Несколько лет они обсуждали идею создать на этом месте промышленный парк или браунфилд и ждали, что покупатель будет «профильный» — то есть такой, который бы затеял там некое «якорное» производство и под это дело подтянул участников рынка.

Но «Меркас» ни в какой промышленной активности ранее замечен не был, а в качестве основного вида деятельности в ЕГРЮЛ у него записано строительство жилых и нежилых зданий. Более того, условиями участия в торгах являлось обязательство заявителя обеспечить сохранение целевого назначения имущественного комплекса предприятия, а также выполнение его договоров, связанных с государственным оборонным заказом и «обеспечением федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности Российской Федерации». Покупатель также обязан был иметь лицензию на разработку и производство вооружения и военной техники. Но ни о чем таком в отношении «Меркаса» сведений не было.

Собственно, именно требование к особым лицензиям на выполнение мобилизационного задания, упомянутое в сообщении конкурсного управляющего о торгах, и стало поводом для судебных исков об отмене результатов торгов. Но они не дали результата.

Обещать — не значит жениться

Реакция властей на сделку как на некий «нежданчик» выглядела удивительно. Условие о том, что имущество будет продано единым лотом, известно с марта 2019 года — и оно прошло судебные решения. Торги объявлялись в ноябре и декабре 2019 года — оба раза они не состоялись из-за отсутствия заявок. Затем наступил черед закрытых торгов посредством публичного предложения, и сообщение об этом к ноябрю 2020-го уже провисело на федреестре более полугода. Все это время шло снижение стартовой цены — формат торгов предусматривал его в случае отсутствия спроса. Каждое последующее предложение выставлялось через семь дней после предыдущего и было ниже на 10 процентов. В итоге цена продажи могла дойти до 10 процентов от начальной (166 млн рублей). Эти торги, кстати, приостанавливал Новосибирский УФАС, но не нашел оснований отменить. В итоге только когда дошло до полумиллиарда, в игру вступило АО «НПО «Курганприбор»: оно готово было отдать за все хозяйство сразу 501,4 млн рублей, но эту сумму на четыре миллиона подняли москвичи.

Курганцы и решили оспорить итоги торгов, подали иск, добились обеспечительных мер на время рассмотрения. Они заявили, что ООО «Меркас» «не соответствует обязательным условиям участия в торгах», и просили признать победной их заявку.

Правда, в суде быстро выяснилось, что москвичи тоже не совсем просты: у них была лицензия на разработки, производство, испытания, установку, монтаж, техническое обслуживание, ремонт, утилизацию и реализацию вооружения и военной техники, а также лицензия на проведение работ, связанных с государственной тайной.

Но главное — в своем определении Арбитражный суд Новосибирской области, рассматривая спор по существу, словно напомнил, что «обещать — не значит жениться». В сообщении конкурсного управляющего действительно говорилось о лицензии на разработку и производство вооружения и военной техники, но, по мнению суда, на самом деле она просто не нужна. Если бы была нужна — в документации должника был бы указан соответствующий код ЕКПС, а он не указан.

ЕКПС — это Единый кодификатор предметов снабжения для федеральных государственных нужд, стандартизирующий всю оборонную продукцию. А слова — это просто слова.

Не стоит на запасном пути

В судебных заседаниях выяснилось, что от «Сибсельмаша» уже давно не зависит никакая обороноспособность. У него отсутствует мобилизационное задание, у него в исполнении нет госконтрактов, связанных с разработкой, испытанием или производством вооружений и военной техники, и даже с ее ремонтом и утилизацией. По указу президента РФ от 2004 года и распоряжению правительства РФ от 2009-го завод по инерции все еще относится к стратегическим предприятиям, но без мобзадания это, что называется, «ни о чем» — код ЕКПС этому званию не присвоишь.

«В случае заключения договора купли-продажи обязательства по выполнению мобилизационного задания (заказа) к ООО «Меркас» не переходят в силу отсутствия таковых у ОАО «НПО «Сибсельмаш», — говорится в определении.

Суд даже напомнил курганцам, что, по смыслу федерального закона о банкротстве, конкурсное производство — процедура, которая нужна, чтобы соразмерно удовлетворять требования кредиторов, а не повышать обороноспособность страны. С этой точки зрения, чем больше на торгах участников — тем больше кредиторов останутся довольны. «Установление отдельных видов деятельности и кодов ЕКПС в лицензиях потенциальных покупателей привело бы к существенному сужению круга потенциальных покупателей имущества, принадлежащего ОАО «НПО «Сибсельмаш», — написано в документе суда.

С таким подходом «Курганприбор» сразу начинал выглядеть блекло. Ведь он просил признать его победителем с 501,5 млн рублей, но добавить в конкурсную массу ничего не предлагал.

Выводы новосибирского арбитража АО «НПО Курганприбор» обжаловало в апелляции, там к нему подключились другие противники сделки. Среди них была, например, новосибирская компания «Универсалстройинвест», в которой имеет небольшую долю бывший директор «Сибсельмаша» Олег Утиралов. А кемеровское производственное объединение «Гормаш» добавило и новых доводов: в частности, о том, что москвичи аффилированы с кредитором новосибирского завода — ООО «РТ Капитал», «дочки» по работе с непрофильными и проблемными активами госкорпорации «Ростех», в которую входит и АО «НПО «Сибсельмаш». Определенную цепочку «Гормаш» даже выстроил: конкурсный управляющий «Сибсельмаша» Сергей Галандин когда-то работал вместе с директором «Меркас» Максимом Кибишевым на волгоградском АО «Химпром», входившем в «Ростех», — правда, в разное время.

Актив трудовой доблести

Самое интересное, что процесс оформления продажи имущественного комплекса совпал по времени с кампанией по присвоению Новосибирску звания «Город трудовой доблести». Предприятие, которое ковало Победу и почетный статус города, не без проблем уходило в частные руки никому не известного игрока. Это дает повод не только патриотично поворчать, но и иллюстрирует главную причину, по которой в борьбу за площадку не вступили реальные местные игроки.

Что такое АО «НПО «Сибсельмаш»? Завод по выпуску сельскохозяйственных комбайнов в Новосибирске был создан 16 декабря 1929 года. С началом Великой Отечественной войны он стал выпускать артиллерийские снаряды, мины, взрыватели, торпеды, патроны, взрывчатку и даже бомбы. Это, разумеется, стало возможным не только благодаря сибирскому упорству, но и из-за эвакуации предприятий с прифронтовой полосы европейской территории СССР (часть производств впоследствии были выделены и стали базой для других новосибирских предприятий — «Сибтекстильмаша», Новосибирского завода НВА, НПО «Луч»). Но и кадры тут решили многое — они же вместе со станками не приехали. К станкам в Новосибирске встали женщины и подростки, которых учили прямо в цехах. С 1941 по 1945 год отсюда ушло на фронт 48 млн снарядов (все заводы СССР выпустили 663,3 млн).

Из более новой истории: именно через «Сибсельмаш» прошли два новосибирских губернатора. Виталий Муха проработал на предприятии с 1982 по 1988 генеральным директором, а Василий Юрченко даже больше — как говорится, прошел путь от мастера до руководителя — с 1982 по 2004-й.

Но вся эта история роли в торгах не сыграла: музей такого размера не смог бы потянуть никто. Но и в качестве имущественного комплекса машиностроительный гигант никого из местных не заинтересовал. Для инвесторов со стороны это была слишком неизвестная площадка. Виталия Муху, который умер в 2005-м, уже не спросить, Василий Юрченко теперь работает по соседству в металлотрейдинговой структуре АО «ЭКС». Да и принять участие в банкротных процессах никто из местных не решился.

Теперь площадка «Сибсельмаша» ушла. Что с ней будет в будущем — пока не говорит никто.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.