«Сухой» может переехать из Москвы в Новосибирск

1
464

У новосибирцев есть шанс пересмотреть роль бывшего скандального министра обороны Анатолия Сердюкова в истории. 

КОМПАНИЯ «Сухой» поменяет свой юридический и фактический адрес. Она может переехать из Москвы в Новосибирск либо в Комсомольск-на- Амуре — поближе к заводам, где строят самолеты Су. Об этом в эфире РОЙ ТВ рассказал публицист Максим Калашников.

Он сообщил, что изменения коснутся не только «Сухого», но и АО РСК «Миг» (новый адрес — Нижний Новгород или Луховицы), ПАО «Туполев» (переедет в Казань), ПАО «ИЛ» (в Ульяновск). Все эти перемещения предполагается провести в рамках программы реструктуризации ПАО «ОАК» (Объединенная авиастроительная корпорация), рассчитанной до 2025 года.

Анатолий Сердюков во время визита в Новосибирск, июнь 2019 года. Фото ТАСС
Анатолий Сердюков во время визита в Новосибирск, июнь 2019 года. Фото ТАСС

Тут следует иметь в виду, что Максим Калашников (настоящее имя — Владимир Кучеренко) — член Федерального совета Партии дела. Канал «РОЙ ТВ», который он ведет на YouTube, отражает позицию этой партии.

В своем сюжете Калашников продемонстрировал реальный документ, подписанный Сергеем Чемезовым — генеральным директором госкорпорации «Ростех», в состав которой входит ОАК. Это протокол заседания, в котором действительно говорится о корпоративной трансформации ПАО. И все верно: теперь есть план-график, в соответствии с которым конструкторские бюро будут перемещаться поближе к заводам-производителям. Процесс планируют завершить до конца 2022 года. Что касается 2025 года, то к этому сроку должна произойти и оптимизация численности работников группы ПАО «ОАК» (читай — их сокращение).

Хотя документ подписан Сергеем Чемезовым, весь пафос первых секунд своего выступления Максим Калашников направил против другого человека: «Над российским авиапромом нависла тень печально известного бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова. Сейчас он — председатель Совета директоров ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация».

ЧТО и говорить, Сердюков — фигура знаковая. После его отставки с поста министра обороны прошло уже девять лет, но все до сих пор помнят, каким скандалом это сопровождалось.

Евгению Васильеву, которая совмещала ипостаси подчиненной и возлюбленной Сердюкова, осудили на пять лет за коррупционные преступления, однако в колонии она пробыла только 34 дня и была освобождена после того, как возместила 200 миллионов рублей ущерба, которые ей инкриминировались. Сам же министр, обвиняемый в халатности, которая привела к крупному ущербу, просто пересел в другое кресло после амнистии к 20-летию Конституции РФ.

Понятно, на кого в своей программе нацелился Калашников: Сердюков чуть не развалил нашу оборону, а сейчас делает то же самое с авиастроением? Впрочем, после зловещего и многообещающего вступления Калашников предоставил слово другому члену федсовета Партии дела Юрию Крупнову, который возглавляет Институт демографии, миграции и регионального развития. И тут выяснилось, что не все так мрачно.

Юрий Крупнов заявил, что перенос интеллектуальных ресурсов в регионы, поближе к заводам — правильная стратегия: «Еще пару лет назад человеческие ресурсы Объединенной авиастроительной корпорации сидели в итальянской Венеции. Там было несколько десятков «особо ценных» сотрудников, которые продвигали «Суперджет» на мировой рынок. На заводе люди за 15-20 тысяч рублей создавали реальное изделие (не обсуждая того, что в итоге получилось), а некие манагеры, маркетологи и не пойми кто развивали Венецию».

Другое дело, что происходящее в отечественном авиа- строении, по мнению Крупнова, несистемно, нет перспективных рядов авиатехники. Есть некоторые разработки, корнями уходящие еще в советский период, но нет единицы, подобной Ту-154, которая будет «ишачить» на мировых авиалиниях в больших количествах. «С «Суперджетом» уже все понятно: чем быстрее мы расстанемся с этим самолетом, тем будет правильнее для всех. Никакой перспективы у него нет. У нас на основных аэродромах он слишком рафинирован, а на Западе его никто не берет, и брать не будет по десятку причин», — заявил Юрий Крупнов.

Кроме всего прочего, у ОАК — огромные долги. Какая-то их часть может быть покрыта за счет продажи недвижимости, в которой сейчас расположены московские офисы корпораций, входящих в ПАО.

В этой истории для нас, конечно, важен исключительно новосибирский интерес. Понятно, что московские управленцы и конструкторы не будут рады «ссылке в Сибирь». Но тут, вероятно, на помощь придет та самая оптимизация: кто не захочет — тем споют «давай, до свиданья».

Кстати, про оптимизацию. Именно она в прошлом году стала поводом для брожения в коллективе Новосибирского авиационного завода им. Чкалова. Ибо оптимизация — это никогда не увеличение штата. Разговоры возникли на фоне слухов о переносе производства самолетов на завод в Комсомольск-на-Амуре. И случилось это аккурат накануне приезда в Новосибирск того самого Анатолия Сердюкова. Его тогда только-только избрали председателем Совета директоров ОАК.

Во время его приезда все разъяснилось — никто не собирался переносить производство из Новосибирска. Черт его знает: может быть, после того как определится будущий адрес «Сухого», новосибирцы его и вовсе полюбят как родного. Ведь ссылать москвичей в Комсомольск-на-Амуре — это все-таки совсем уж зверство.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

1 комментарий

  1. Из того протокола заседания, который утёк в интернет, ничего не ясно. Про переезд там не говорится, а перенос юридического адреса мало что значит. Нужно ждать следующего заседания. И потом следующего...

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.