У границы ведется троллинг высокого полета

0
6748

Авиакомпания «Сибирь» победила в споре с Новосибирской таможней, доказав, что в топливных баках нет контрабандного топлива. 

ДО какого-то момента спор между Новосибирской таможней и авиакомпанией «Сибирь» выглядел милой нелепостью. Однако со временем стало не до шуток: выяснилось, что, увлекшись, таможенники выписали 572 штрафа, а авиаперевозчик не поленился каждый административный протокол оспорить в суде.

Все началось, когда в 2020 году ведомство посчитало контрабандным авиационное топливо в баках самолетов, которые S7 отправляла в порты ближнего зарубежья — Казахстан, Киргизию, Таджикистан. Например, на рейс «Новосибирск — Караганда» в ноябре 2018 года в бак Embraer 170 заливали 6460 литров, или 5,2 тонны топлива для реактивных двигателей ТС-1. Таможенный орган посчитал стоимость — 226 821 рублей 98 копеек (по 43 670 рублей за тонну) и решил, что это незадекларированный товар. В итоге пришлось возбудить административное дело и выписать авиакомпании 113,4 тыс. рублей штрафа.

Авиакомпания доказывала, что заливает ровно столько, сколько надо на дорогу, но орган считал это нарушением одного пункта Таможенного кодекса Евразийского экономического союза, вступившего в силу с января 2018 года. И клепал протоколы, как на принтере.

Авиакомпания пошла в суд, где спустя год подтвердили, что никаких внешнеторговых сделок тут нет. Теперь судьи отменяют те протоколы один за другим, отмечая, что «исходя из недоказанности перемещения спорного товара в целях осуществления внешнеэкономической сделки». Все это создает серьезную нагрузку на судей. Сегодня таких решений принято уже под сотню, но это еще даже не половина будущей стопки.

«Новая Сибирь» просмотрела судебную практику по пятерке крупнейших авиакомпаний России, куда помимо S7 входят «Аэрофлот», «Россия», «Уральские авиалинии» и UTair, — ничего подобного там нет. Ни разу никому и в голову не пришло штрафовать перевозчика за керосин в баке.

Может быть, дело в каких-то особых отношениях между новосибирскими постовыми и новосибирскими летчиками? Ведь не так уж и давно, в 2009 году, S7 вообще обвиняли в контрабанде по-крупному, водушными судами, а она отбилась. Нет, конечно, речь шла не про требование декларировать самолеты перед вылетом в загранрейсы — у авиакомпании с ведомством расходились сведения о стоимости покупаемых машин. Самолет — штука недешевая, расхождение всего на несколько процентов выливается в миллионы рублей, а тут, как писали газеты, речь шла о 4,2 млн долларов. Появилось подозрение в ущербе, размер которого подпадал под уголовку. Но арбитражный суд разобрался в сделке.

До этого, в 2005 году, «Сибири» ирнкриминировали ввоз Airbus-319 по стоимости, заниженной на 3,47 млн долларов, — и суды тоже вынесли решение в пользу «Сибири». Потом пошли споры еще по 10 ввезенным «Сибирью» 319-м. И таможенники даже посетили московский и новосибирский офисы S7 в сопровождении СОБР с целью провести обыск и изъять документы. Но опять все спокойно решилось в арбитраже.

Слава богу, теперь до такого не доходит. Ведь даже 572 штрафа в среднем по сто тысяч — это меньше миллиона долларов.

Единственное, что может вызвать раздражение, — так это потерянное время. Составление административного протокола — процесс, занимающий вряд ли меньше трех часов. Если это так, то условный сотрудник таможни на проект «Поймай контрабандиста» потратил 214,5 рабочих дней, что за вычетом выходных, праздников и отпуска приближается к рабочему году. После такого досадного поражения таможне наверняка даже в суд ходить не хочется (правда, в эти «антиконтрабандные» процессы уже давно не ходят представтели обеих сторон).

Но есть и еще одна версия: таможне просто нечем было заняться. В 2020-м году в «Толмачево» из-за пандемии коронавируса упал пассажиропоток, снизился объем перевозок грузов. А кроме того, Красноярская таможня забрала у Новосибирской такую функцию, как прием деклараций на товары. Как сообщало само ведомство, это было связано с цифровизацией и реорганизацией, проводимой ФТС России.

Ну а если так, авиакомпания еще легко отделалась. Без маски-шоу, как минимум.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

  1. S. В качестве иллюстрации использован рисунок Сергея Мосиенко, опубликованный впервые в 2000 году, когда S7 обвиняли в использовании контрафактных запчастей. История тоже закончилась без особого ущерба для авиакомпании.
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.