У «Русского поля» вышел перебор

0
595

Компании-лидеру АПК Новосибирской области отказали в субсидии на бычье семя.

ЧАСТЬ средств, потраченных на довольно деликатную покупку (на семя племенных животных-производителей), крестьянское фермерское хозяйство «Русское поле» планировало компенсировать, но ему отказали. Вроде есть в регионе программа господдержки племенного животноводства, вроде причиталась по ней к субсидированию сумма в 2,69 млн рублей. Нет, не дали.

История несущественная, если не знать, что КХФ «Русское поле» только по названию выглядит частной сельской инициативой. На самом деле это проект с амбициями одного из крупнейших в России сельхозпроизводителей. Созданное в Каргатском районе на пустом месте за счет частных инвестиций, «Русское поле» — не только успешный и правильно выстроенный аграрный бизнес, но и просто событие национального масштаба. О нем и его основателе Владимире Каназакове, человеке весьма непубличном, ходят легенды.

Рассказывают, что, будучи простым новосибирским пацаном, он часто приезжал в село Маршанка к бабушке. А потом, повторив после долгого перерыва, его как перемкнуло — решил построить здесь новую жизнь. Сегодня в основных направлениях деятельности его группы предприятий — животноводство, растениеводство, переработка молока. Масштаб инвестиций оценивается от 9 до 12 млрд рублей личных денег.

Со стороны может показаться, что региональный Минсельхоз, отказав такому человеку в жалкой субсидии, совершил большую ошибку. В судебном процессе, правда, куда «Русское поле» обратилось с требованием признать отказ незаконным, все выглядело несколько иначе: оказывается, чиновники просто не имели права выдавать эти деньги.

Там выяснилось, что субсидирование бычьего семени касается только тех животноводов, которые за последние 36 месяцев получили из регионального бюджета не более 250 млн рублей, а «Русскому полю» вместе с его аффилированными лицами уже дали существенно больше — 800,7 млн. А кроме того, к концу года, когда в октябре 2019 года компания пришла за помощью, лимитов на ее оказание у министерства уже не было.

Для понимания: поддержка в больших объемах — это не деньги на прокорм, а компенсации части средств, инвестированных в развитие — на приобретение техники, социальные программы и прочее. То есть, как выяснилось, хозяйство росло настолько быстро, что теперь, по логике госпрограммы, может обойтись и без спермы. Ну или, по крайней мере, покупать ее исключительно на свои.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.