Буйное утро в сосновом бору

0
2120

Участие силовиков в конфликте между бывшим и новым директорами муниципального учреждения ведет к серьезному скандалу.

Обыски в муниципальном учреждении прошли еще в декабре, а оно до сих пор не может оправиться: кассовых аппаратов нет, бухгалтерских баз тоже.

Итогом станет неприятный скандал в правоохранительных органах. Он уже неизбежен: рано или поздно ответы на неудобные вопросы, вызванные делом муниципального учреждения «Парк культуры и отдыха «Сосновый бор», все равно появятся. 18 марта Калининский районный суд снова будет их искать.

Рисунок Сергея Мосиенко

Сама история не столь скандальна, как ее финал. Она началась 11 декабря 2019 года часов в шесть утра, когда в парк нагрянули силовики. Их было, вспоминает сторож, человек 20 — снаряженные бойцы ОМОНа и полицейские с понятыми. В протоколе обыска на пяти страницах убористым профессиональным почерком хладнокровно перечисляется все, что было изъято. За кадром документа остались силовые действия: штурм сторожки, вскрытие дверей в контору, в кабинет директора парка (выбитая дверь с отпечатком сильной омоновской ноги облетела прессу и соцсети), расковыривание ломами и распиливание сейфов.

Примерно в это же время обыски проходили у директора учреждения Александра Гольмана и его зама Вячеслава Гапоненко. Последнего слегка побили (телесные повреждения зафиксированы), а потом на восемь часов увезли в полицию.

Такое бывает, чего уж: следственные действия — это вам не детский утренник. Но в прессе сразу сообщили: уголовное дело, в рамках которого они проводились, было возбуждено по факту кражи ста пар коньков. Всего на сумму сто двадцать тысяч рублей с копейками.

С тех пор жалобами и ответами на них исписано много бумаги, но вопрос: «Что это было?» не раскрыт. Даже жалобы руководителей парка в суд до сих пор не рассмотрены: судьи запрашивают в полиции материалы уголовного дела, но та не выдает.

Судьи наверняка тоже не могут поверить, что вся эта заваруха из-за коньков. Хотят убедиться, но не могут.

Вчитаемся хотя бы в те документы, которые у нас есть.

Вот побитый при обыске Вячеслав Гапоненко (в качестве и. о. директора муниципального учреждения) пишет начальнику ОРЧ собственной безопасности ГУ МВД по Новосибирской области Сергею Корнакову: в ходе обыска изъяты все кассовые аппараты, все винчестеры со всех компьютеров, вся бухгалтерская первичка. Ему отвечают: да, было такое, по результатам проверки дисциплинарно наказали сотрудника. Но поскольку дело есть, сейчас все, что изъято, изучается следственными органами (ответ подписан в феврале — до того момента еще изучалось).

Александр Гольман просит суд признать обыски незаконными и обязать районное подразделение № 4 «Калининский» регионального МВД вернуть кассовую технику и хотя бы копии с винчестеров, но в подразделении изучают изъятое. Прокурор Новосибирска проверяет жалобу Гольмана и устанавливает: следственные действия проводились «в отношении неустановленного лица по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ».

Стоп. Теперь даже не важно — действительно ли все из-за каких-то коньков в количестве сотни пар. Потому что часть первая этой статьи — такая мелочь, что ради нее и участковый-то не всякий от стула оторвется. Это кража не по сговору, не группой и даже не со значительным ущербом. Зачем  были нужны силовики и ночные действия, если максимальная санкция по статье два года, но чаще всего дают штраф? Зачем приходили в квартиры директора и завхоза, если речь о «неустановленном лице»? К кому еще силовики пойдут искать коньки?

Но прокурор уверенно и на голубом глазу заявляет: обыск проводился в силу причин, не терпящих отлагательств, и был обусловлен «необходимостью проведения полного и всестороннего расследования».

Руководители просят хотя бы снять копии с изъятых носителей, но закон суров: по УПК такое послабление предусматривается только по другим, более тяжким статьям, а по мелким кражам не предусматривается. В самом деле: кому в голову придет при мелкой краже изымать бухгалтерию муниципального учреждения?

«Я видел своими глазами — в постановлении о возбуждении уголовного дела написано черным по белому: с территории парка путем свободного доступа украли коньки. И в квартирах Гольмана и Гапоненко искали коньки. Сто пар, — рассказывает адвокат Павел Яровой, представляющий интересы Вячеслава Гапоненко. И уточняет: — Коньки были куплены в 2017 году за 128 тысяч рублей».

Самое обидное, что все — и прокуроры, и полицейские, и следственный комитет знают не только о масштабах предполагаемой кражи, но и то, что на самом деле суть дела не в ней, а в обиде бывшего руководства парка на свое увольнение.

Весной 2017 года муниципальное учреждение «по-хорошему» рассталось с Дмитрием Ишуновым, занимавшим пост директора предыдущие годы. После увольнения парк расторг договор с ООО «Развлекательный центр «Сосновый бор» — фирмой, связанной с женой и тещей директора, а также бывшим начальником Калининского РУВД. Через фирму работали до 25 аттракционных объектов, расположенных на муниципальной территории. В том числе 16 мангальных зон с беседками и каток с павильоном проката коньков. После каток был поставлен на учет как муниципальный, арендные платежи за землю, которые при Ишунове не превышали 15тысяч рублей в месяц, увеличили в разы.

«Тогдашний руководитель частной фирмы Лариса Крайнова написала заявление, где просила парк принять в качестве благотворительного пожертвования временные сооружения — каток, павильон и так далее — и 1 сентября 2017 года все передала по акту. А в марте 2019 года появляется ее заявление о том, что с территории парка у нее украли коньки. Никогда с таким не сталкивался», — комментирует фабулу Павел Яровой.

Сам Дмитрий Ишунов тоже не бездействует: это именно он, собрав активистов, пытался добиться ликвидации аквапарка, который появился в парке весной 2019 года. Городская прокуратура обратилась в суд с иском о демонтаже объекта на том основании, что «МБУК «ПКиО «Сосновый бор» земельный участок использует незаконно, нарушает права неопределенного круга лиц на благоприятную окружающую среду». Но суд ее не поддержал.

Видимо, после этого Александр Гольман решил конкретизировать причины увольнения Ишунова, написав в правоохранительные органы заявление о том, что бывший директор злоупотребил служебным положением с выгодой в шесть миллионов рублей. Сейчас дело в Заельцовском отделе СУ СК, а сами документы, подтверждающие криминальную схему, полиция изъяла и рассматривает в рамках дела о коньках.

Но этот смешной аттракцион с имуществом парка, когда все факты распутаются и ее участники получат по заслугам, в силу масштабов быстро забудется. А вот историю о том, как ОМОН в Новосибирске искал коньки, можно будет передавать из уст в уста в виде анекдота.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.