Птицы на свалке — это залет

0
1599

В судебную тяжбу вступили прокуратура, сельсовет и частный предприниматель, вложивший миллионы рублей в мусорный полигон

НОВОСИБИРСКИЙ районный суд дал Криводановскому сельсовету полгода на ликвидацию мусорного полигона, которым занимается частный инвестор. Решение обжаловано, и, судя по всему, тяжба может получить резонанс и будет небезынтересной для прессы.

По крайней мере, уже вынесенное судебное решение можно читать как какой-нибудь научно-популярный труд о жизни птиц. Чего стоит простое перечисление видов, выявленных экспертами по результатам наблюдений за полигоном «с использованием бинокля и компактной фотокамеры в светлое время суток при ясной погоде».

В списке чайки озерная и серебристая (халей, хохотунья), крачка речная, коршун черный, скворец обыкновенный, грач, галка, ворона серая, сорока, ворон, голубь сизый, подорлик большой, воробей полевой, ласточка береговая, стриж черный, а также цапля серая и даже трясогузка белая.

Все бы ничего, но эти виды эксперты относят к птицам, способным создавать опасность для самолетов. А на беду как раз над полигоном проложили себе дорогу некоторые из них, столующиеся на аэродроме аэропорта «Толмачево».

Чтобы обосновать опасность, эксперт рассказал суду, что чайки вообще склонны к беспосадочным полетам над полигоном на высоте до 150 метров, и за день их там порядка сотни может пролететь. При этом они не просто так парят, а оценивают обстановку на предмет наличия свежей еды. Черный коршун тут вообще постоянно вьется в количестве до пяти особей — это потому что его гнездовья неподалеку, а сам полигон с его точки зрения — расширенная кормовая база в виде как мелких птах, так и грызунов (последних никто не считал, но видели).

Скворцы скапливаются по сотне штук после гнездовых кочевок. Грачи устроили рядом гнездовую колонию и присутствуют в количестве 100-150 особей. Хорошо еще, что в период проведения экспертизы крачек, галок, ворон, сорок, голубей и цапель было немного — не сезон, но зато это как раз такие птахи, которые чаще всего самолетам и вредят.

Правда, эксперты отметили «положительный, но не максимальный» эффект противоптичьих мер, которые применили владельцы полигона, но все же сделали вывод: соседство такого зверинца с аэродромом опасно для самолетов и их пассажиров.

Земельный участок площадью 44,8 тысячи кв. м принадлежит администрации Криводановского сельсовета. Глава сельсовета Александр Павликовский, комментируя ситуацию, отметил, почему не согласен с решением суда.

«Свалку вблизи Криводановки невозможно убрать даже за 10 лет. Полигон существует уже 40 лет и до этого момента аэропорту «Толмачево» не мешал. Транспортировка твердых коммунальных отходов из Криводановки на свой полигон — это удобно и дешево. Поэтому я категорически против ликвидации полигона. Хотя, если наш полигон не получит лицензию, то наверняка будет закрыт, потому что региональный оператор будет складировать ТКО только на лицензированные полигоны», — объясняет Павликовский.

С МАЯ 2016 года свалку обслуживает арендатор Владимир Петров. Под его началом полигон приведен с соответствие с нормами. Петров говорит, что за это время в обустройство объекта вложил 18 миллионов рублей. Одного грунта. На территорию завез 40 тысяч кубометров, а еще установил мусоросортировочную линию стоимостью 2 миллиона рублей. В 2017 году полигон получил лицензию, а в 2018 году был включен в актуализированную территориальную схему обращения с отходами. Министр ЖКХ и энергетики региона Денис Архипов тогда пообещал предпринимателю, что полигон будет работать до момента введения в эксплуатацию мусоросортировочного завода.

«Правовых оснований для ликвидации полигона нет, — заявляет Владимир Петров. — Мы изучили судебную практику по регионам. Учитывая переходный период в законодательстве, оснований для того, чтобы закрыть полигон, не существует.

Долгое время Криводановский полигон был просто свалкой, но ни птицам, ни самолетам это не мешало
Долгое время Криводановский полигон был просто свалкой, но ни птицам, ни самолетам это не мешало

Он работает на законных основаниях. Что касается орнитологической обстановки, то мы привлекли специализированную московскую организацию, которая работает с аэропортами «Шереметьево» и «Домодедово». Они нам написали план мероприятий, мы на основании этого плана закупили и установили специальное оборудование на 500 тысяч рублей. Мы предложили суду: давайте сделаем дополнительную экспертизу. Пригласили московских экспертов, они сделали реальную оценку ситуации, как этого требуют нормативные документы. И получилось в результате, что орнитологическая обстановка на нашем полигоне на порядок лучше, чем на территории самого аэропорта «Толмачево». Но, тем не менее, суд принял решение полигон ликвидировать».

Своими главными оппонентами предприниматель считает прокуратуру и аэропорт, однако, если вникнуть в судебные материалы, на этом клочке пригородной земли сошлись интересы жителей села, операторов мусорного бизнеса, которые свозят сюда отходы из жилых домов левобережья и бизнеса. Их оппонентами стали местные дачники, отхватившие рядом со свалкой участок, фонд защиты природы «Зеленый стандарт» и Западно-Сибирское межтерриториальное управление Федерального агентства воздушного транспорта. Новосибирский транспортный прокурор, получив от них жалобы, провел проверку и обратился в суд. Уже действуя в интересах неопределенного круга лиц.

Правда, впервые в публичную плоскость мусорно-птичий скандал вышел от имени генерального директора «Толмачева» Евгения Янкилевича. Летом 2017 года он направил свое заявление о неприятном запахе, порочащем статус воздушной гавани, и птицах, мешающих летать, в правительство Новосибирской области и Западно-Сибирское МТУ Росавиации. С этого момента проблему исследовали в рамках межведомственного взаимодействия. По запаху грешили на производителей свинины, Горводоканал и мусорные полигоны (там в округе есть не только криводановский). Попутно вспомнили о существовании Толмачевских согр — это большой болотистый массив между «Новосибирск-Экспоцентром» и городом Обь. И выяснили, что до сих пор в него сбрасывается до полутора миллионов неочищенных сточных вод, в том числе около миллиона — с фекалиями. В итоге в целом убедились, что запах соответствует законодательству и нормам. А вот птичья проблема дошла до суда.

Старший помощник Новосибирского транспортного прокурора Евгения Жбирь подтверждает: на полигон был действительно целый комплекс жалоб: от дачного ТСЖ, от общественной организации, которая выразила обеспокоенность за жизнь и здоровье пассажиров, и от федерального агентства воздушного транспорта. «Мы же не связаны доводами жалоб. Мы вышли, провели проверку, установили нарушения природоохранного законодательства, законодательства о безопасности полетов, законодательства о лицензировании. Там куча была нарушений, — комментирует она. — Я там была вместе с экспертом, видела: птицы сидят, смотрят на эти работы и ждут момента, чтобы вернуться на свои насиженные места».

Суд все эти доводы тщательно взвешивал, оценивал допустимость и доказательность и все же решил, что первым делом самолеты. Как процесс будет развиваться дальше — покажет время.

Алла НЕЧАЕВА, Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.