Алексей Гориболь: Игра в классики и в современники

0
554

В рамках фестиваля «мARTовский КОD» в Новосибирске впервые был исполнен концерт музыки Леонида Десятникова в исполнении пианиста Алексея Гориболя

Он сел за рояль. Перед ним на пюпитре три листа клавира. Глядя прямо перед собой, бросил руки на клавиши. В этот момент могло показаться, что на сцене на наших глазах возникает некий симбиоз человека и рояля: тело Алексея Гориболя не находится без движения ни одной секунды, оно принимает самые причудливые позы. Невозможно понять: это струны и клавиши терзают его обнаженные нервы, или это нервы терзают рояль, чтобы идеально звучала музыка, написанная одним из самых знаменитых композиторов современности Леонидом Десятниковым.

…Но вот отзвучала последняя нота, и перед нами вновь возник человек — седовласый Алексей Гориболь, обладатель эксклюзивного права на исполнение этого сочинения. Обычному музыканту, конечно же, невероятно трудно полноценно донести то, что заложено в «Буковинских песнях», при создании которых Десятников использовал «смешанный и эклектичный» фольклор западноукраинской Буковины.

Все казалось странным и необычным. Даже то, что после каждого исполнения Алексей Гориболь сбрасывал ноты на пол — то слева, то справа от себя.

Правда, эта загадка разрешилась довольно скоро, когда в финале под бурные аплодисменты пианист подхватил те листки, что были по правую руку, и с блеском, как-то прямо залихватски исполнил на бис одну из прелюдий.

Судьба этого музыкального сборника уникальна: знаменитый Алексей Ратманский, один из ведущих хореографов современности, поставил балет на эту музыку  в Нью-Йорке. Затем эта музыка звучала в Лондоне, Тель-Авиве, Воронеже, Перми, Санкт-Петербурге, Москве…

Но и второе отделение концерта было великолепно: совместно с замечательной певицей и актрисой Юлией Корпачевой был исполнен вокальный цикл «Любовь и жизнь поэта» на стихи Даниила Хармса и Николая Олейникова, который сам Леонид Десятников относит к числу своих лучших произведений («Я просто был очень счастлив, когда сочинял»). В одном из интервью он даже сказал, что ставит «Любовь и жизнь поэта» выше «Буковинских песен».

Вспоминая историю создания этого вокального цикла, Алексей, прекрасный рассказчик, упомянул, как Леонид Десятников показал только что написанный романс «Муха» Белле Ахмадулиной в Доме творчества композиторов в Репино.  И привел слова Беллы Ахатовны: «Какая у вас трагически-шаловливая вещица получилась!».

Так же, наверное, можно охарактеризовать и исполнительскую манеру Алексея Гориболя, да и его самого. Мы поговорили с пианистом на следующий день после концерта.

— Алексей, так вы все-таки модернист?

— Кто, я?.. Вряд ли.

— Тогда вы может быть человек эпохи возрождения?

— Тоже нет. Я не умею рисовать и уже довольно средне танцую.

— А если серьезно? Ведь вы поклонник Чайковского, которого никак не отнесешь к авангардным композиторам. Но при этом вы знаток Бриттена, Пуленка,

Шостаковича, исполняете много современной музыки, которую, надо признаться, тяжело «продавать» в наше время. Не только в России, но и за рубежом. Как вы совмещаете почти несовместимое?

— Музыкант должен свободно ориентироваться в разных эпохах и стилях. Мне интересно в музыке Дунаевского, к примеру, услышать Чайковского и Шумана, а в произведениях Бриттена корреспонденцию с Перселлом.

— Алексей, а кого из выдающихся исполнителей вы бы хотели особо выделить?

— Святослав Рихтер и Гидон Кремер. Вот два артиста, повлиявших на меня. И как музыканты, и как музыкальные кураторы. Рихтер создал знаменитый фестиваль «Декабрьские вечера», где соединил живопись и музыку. А Кремер буквально на наших глазах сочинял свой интереснейший фестиваль в Локенхаузе и открыл миру Губайдулину, Пярта, Шнитке, Канчели, Десятникова.

— Кто еще из современных композиторов вам интересен?

— Я бы назвал имена Юрия Красавина, Георгия Пелециса, Владимира Раннева и Павла Карманова. Особо хочу сказать о своей работе с Александром Чайковским — только что мы записали авторский камерно-вокальный диск Александра Владимировича, а в следующем сезоне я готовлюсь сыграть его масштабный фортепианный Квинтет.

— Кого из молодых музыкантов вы могли бы отметить?

— Мне вообще очень интересно слушать молодых исполнителей. И я счастлив, что в последние годы на сцену вышла целая плеяда талантливейших музыкантов. Певцы Олеся Петрова, Богдан Волков, Борис Пинхасович, скрипач Айлен Притчин, виолончелисты Александр Рамм и Александр Бузлов, пианисты Андрей Гугнин и Лукас Генюшас. Они собирают полные залы и о них говорят.

— Я видел, что вы встречались с художественным руководителем филармонии. Это означает, что ваш приезд в город не последний?

— Очень на это надеюсь. Конечно же, буду рад снова вернуться в сибирский Нью-Йорк.

— Мы привыкли его называть сибирским Чикаго.

— Ну тогда благодарен вашему « чикагскому» фестивалю «мARTовский КОD» и его создателю Владимиру Михайловичу Калужскому. Мне было важно и интересно выступить у вас.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото  Ирины ШЫМЧАК и Елены ИСТРАТОВОЙ

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.