Авангард: искусство, требующее объяснения и его находящее

0
564

Известный европейский культуролог Томаш Гланц помог навести связующие мосты между знатоками современного искусства Академгородка и Новосибирска

Рефлексирую — значит, существую

Одним из ярких и даже удивительных событий в научной и художественной жизни Новосибирска стали «Гуманитарные штудии-2019: Русский авангард и современное искусство», в конце февраля организованные кафедрой истории, культуры и искусств Гуманитарного института НГУ.

«Гуманитарные штудии» оказались еще и важным коммуникативно-художественным событием, что подтвердило тезис, заявленный в анонсе проекта: авангард серьезно повлиял на сознание XXI века. О диалоге авангарда с современным искусством шла речь на открытых лекциях, дискуссиях, круглом столе, диспуте IQ-баттл.

Проблематика авангарда остается живой и актуальной для сегодняшнего дня в том числе и по той причине, что не дает однозначных и готовых ответов: «Авангард — это искусство, требующее объяснения». По этой причине на «штудиях» была возможность встретиться с известными учеными, философами, филологами и искусствоведами. Такой мощный экспериментальный и смысловой заряд авангарда действенен сегодня по отношению и к научному, и художественному сообществу, порождая и стимулируя рефлексию по самым разным проблемам, ярким и жизненно актуальным.

И не случайно, что тема открытых лекций, прочитанных  культурологом Томашем Гланцем из Цюрихского университета, была сформулирована в виде вопросов: «Является ли русский авангард русским, интернацональным или мировым?»; «Авангард против аванграда: чем в России не понравился дадаизм?». Вопросы, на которые трудно найти однозначные ответы были поставлены и в лекциях — искусствоведа Нины Паниной,  филологов Юрия Шатина и Натальи Бартош.

Сама оптика зрения на искусство авангарда (а на «штудиях» можно было увидеть самые различные настройки этой оптики у ученых, поэтов, философов) может предрасполагать к различным смысловым прочтениям художественных произведений (живопись, поэзия, музыка). Если сослаться на слова писателя и теоретика культуры Умберто Эко, то авангардистское и современное искусство связано с сознательным отходом от пассивно усвоенных человеком стабилизированных картин мира путем нарушения устоявшихся моделей и схем классико-романтического искусства. Авангардистская художественная практика предрасполагает к провокативно-противоречивым толкованиям художественной эмпирики авангарда. Суть стратегий осмысления мира меняется как в силу совершенно осознанных новаций в области художественного языка и образности, так и в силу поиска новых основ смыслополагания.

Уход от стандартных схем, как считает Эко, активизирует в человеке способность рефлексировать и критически мыслить. И именно такая возможность была предоставлена для всех присутствующих, среди которых были люди, непосредственно творящие современное искусство, — фотограф Эдуард Левен, поэты из «Студии 312» Антон Метельков, Иван Полторацкий, Сергей Шуба и другие, а также студенты и преподаватели и  ГИ НГУ — Юрий Шатин, Наталья Бартош,  Нина Панина, Дмитрий Долгушин.

Вот, к примеру, как отозвался о «Гуманитарных штудиях» один из участников:

— Из всех мероприятий, прошедших за последние дни, мне особенно запомнился IQ-баттл, которым завершилась серия встреч с Томашем Гланцем. Он собрал круг очень разных людей с разными мнениями. Точки зрения, которые они представляли, было интересно наблюдать и сопоставлять, даже не слишком разбираясь в предмете обсуждения. Приятно и здорово осознавать баланс неоднозначности в науке о культуре и, с другой стороны, видеть, что хотя бы часть этой сложной дисциплины возможно структурировать.

От «штудий» — в студию

И действительно, в IQ-баттле, организованном завкафедрой истории культуры и искусств Гуманитарного института НГУ Натальей Бартош, помимо таких деятелей культуры, как Василий Кузин и Роман Шамолин, активно участвовали и представители «Студии 312».

Когда зашла речь о теории и практике в современном искусстве, они рассказали о своем проекте «текста города», в рамках которого окружающая нас реальность переносится в область искусства, а затем, окрыленная, возвращается обратно. Василий Кузин быстро всех приземлил, объяснив, что существует абсолют в виде Пушкина, по сравнению с которым даже Лермонтов косноязычен. На что поэт Иван Полторацкий заметил, что за «косноязычие» Лермонтова и ценят в последние сто лет, а Томаш Гланц, поздравив Василия Ивановича с тем, что он использует четкую иерархию, ненавязчиво отметил, что такая система координат и точка отсчета в ней у каждого может быть своя.

В конце концов, баттл подошел к концу, и часть его участников направилась от теории к практике — то есть из НГУ в ГПНТБ СО РАН, где в той самой «Студии 312» гнездится и ветвится современный сибирский андеграунд. Под покровом ночи Томаш Гланц и Наталья Бартош в сопровождении новосибирских поэтов проникли в закрытое здание библиотеки. В связи с праздниками третий этаж крупнейшей библиотеки за Уралом оказался частично обесточен, так что экскурсию по студии пришлось проводить при свете двух настольных ламп, что приобрело черты спиритического сеанса и спелеологической экспедиции. Вот как об этом вспоминает Наталья Бартош:

— Настольные лампы создавали атмосферу, какая и должна быть в студии поэтов, — тайна, загадка, что-то мерцающее и исчезающее. На окнах студии плавали рыбы, а город зажигал огни. Для меня (академовского жителя), да думаю, что и для Томаша Гланца, открылось новое измерение в городе, который всегда казался серым и очень приземленным. 23 февраля — официальный выходной день, но нас впустили в библиотеку и позволили познакомиться с сокровищами, которые здесь хранятся. «Сокровища» — это не метафора, при должной раскрутке на арт-рынке все рисунки и рукописи могли бы превратиться в круглую сумму. А здесь они из материального переходят в духовное — эстетическое наследие 1990—2000-х, на котором воспитаются новые поколения сибирских поэтов.

Объять необъятное в таких условиях, конечно, не удалось, но «краткий курс» молодого Маковского (поэта, с которого, по сути, началась неофициальная поэзия в Новосибирске) был пройден, а потом и «краткий курс» поэта Виктора Iванiва. А работы Олега Волова и других новосибирских художников-авангардистов привели гостей студии в восторг.

Но здесь самое время поподробнее обрисовать фигуру Томаша Гланца. Вот как о нем говорит поэт, один из основателей «Студии 312», Виталий Шатовкин:

— Носитель обширного локуса современной европейской культуры, славист, специалист в области русского авангарда, он выступил не эталонной персоной европейской культурологии, а собирательным образом русского языка, той самой метафорой — объединяющей, собирающей линзой, если угодно, в которой можно было не только увидеть Виктора Iванiва, Янку Дягилеву, Всеволода Некрасова и других, но и услышать их голоса. В его рассказах и бережном отношении эти голоса и образы выступали не просто речевыми оборотами или разрозненным контекстом советского и постсоветского, а удивительным и трепетным миром, вызывающим взаправдашний интерес и живое внимание. 

А вот как другой поэт — Дмитрий Северов — проанализировал увиденное:

— Во время экскурсии по студии почувствовалось, как мы волей-неволей смотрим на все хранящиеся здесь архивные материалы глазами иностранного гостя. В этом смысле было важно, что это глаза именно европейца, слависта, внимательного исследователя Томаша Гланца, ироничного интеллектуала с хорошим вкусом и исключительно чешской мягкостью (кому доводилось общаться с чехами, тот меня поймет). И если уж говорить о культурном обмене, то, как мне кажется, именно такая легкая европейская ироничность интеллектуала очень важна всем нам под сегодняшней тяжестью и какой-то общей безысходностью во всем этом постсоветском пространстве.

В свою очередь, Томаш тоже прочел собравшимся краткую лекцию: рассказал о знакомстве с Iванiвым в Новосибирске и о своем участии в вечере его памяти в Берлине. Оказалось также, что его студентка в Базельском университете защитила диплом на тему «Художественные средства и основные мотивы в лирике Янки Дягилевой». Кстати, в названии темы фигурировала также обсценная, хотя и безобидная строчка из песни Янки с альбома «Стыд и срам».

Вот так — через Томаша Гланца, через Анатолия Маковского и Виктора Iванiва, через Олега Волова и Юлию Пивоварову — оказался возведен очень важный мост между Новосибирском и Академгородком, которые друг от друга всегда держались несколько особняком. Теперь в Академгородке уже запланирована организация большой выставки живописи Олега Волова и других художников из его частной коллекции.

Поэт, преподаватель НГУ, научный сотрудник Института филологии СО РАН Иван Полторацкий подытожил результаты этого насыщенного культурного обмена вполне метафорично:

— Встреча чешского слависта Томаша Гланца с поэтами «Студии 312» оказалась знаменательной вот в каком смысле: природа искусства везде одинакова, и проницательный специалист может провести аналогию между архивом 312 и Третьяковкой не в пользу последней, но и не в ущерб, конечно. Музеи выходят на улицы, картины гуляют по городу, поэты сидят на деревьях, Энди Уорхол убегает с авоськой, полной пропавшими консервами, а мы смеемся, гуляя по лесу.

Напоследок осталось лишь дать слово главному герою ночи в «Студии 312» (да наверное, и «Гуманитарных штудий»):

— Считаю вашу студию очень важным и вдохновляющим делом. Потому что она основана на аутентичном интересе к культурному наследию, и одновременно его не только архивирует и музеифицирует, но и дальше развивает в нашей актуальной современности. Это довольно редкий случай. Причем очень важно, что речь идет именно о сибирском материале, который не входит в московско-питерский канон, хотя с ним связан, конечно, многими путями и личными контактами. Мне в сопоставительном ракурсе очень важны новые теоретические основы исследования неофициальной культуры. Студии нужен грант на описание этой бесценной коллекции, которая тем более уникальна, что пополняется современными, актуальными произведениями авторов, олицетворяющих связь с захватывающим контекстом семидесятых, восьмидесятых, девяностых...

Елена ГУСЕВА, Антон МЕТЕЛЬКОВ, специально для «Новой Сибири»; фото Артема Матюнина и Натальи Бартош

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments