Бах во времена коронавируса

0
738

В Новосибирске с огромным успехом прошел концерт прекрасного пианиста Константина Лифшица. 

В НАЧАЛЕ марта в рамках образовательной программы арт-фестиваля в Новосибирск приехал известный пианист Константин Лифшиц. Помимо мастер-классов Константин дал единственный концерт для своих поклонников, который состоялся вовсе не в филармонии, как можно было бы предположить, а в зале ДК «Энергия», где традиционно и проходят мастер-классы, организованные Вадимом Репиным.

— Тише, тише, финал должен затухать! — говорит он молодому исполнителю, резко поворачивается к роялю и начинает играть. И в этот момент я, идущий по проходу зала, замираю на месте, потому что реально ощущаю, как вместе с затухающими звуками Шопена меркнет свет в зале и воздух становится каким-то серым.

— Представьте себе старую квартиру, — продолжает объяснять Лифшиц, — в ней на стене висит семейная фотография, на которой со временем блекнут краски, контуры плывут, она все бледнеет и бледнеет — и наконец вы практически не различаете лиц. Вот так здесь и надо играть. Понимаете? А вы боитесь, что вас не услышат в зале, играете громко и неправильно. Давайте-ка еще раз!

…Я присутствую на мастер-классе Константина Лифшица, замечательного российского пианиста, дирижера, действительного члена Лондонской королевской академии музыки, обладателя ордена Сергия Радонежского III степени и премии «Ровенна» за выдающийся вклад в исполнительское мастерство. Знатоки утверждают, что «Гольдберговские вариации» Баха после записи легендарного Глена Гульда смог блестяще исполнить только Лифшиц. Если вы хотите по-настоящему понять Баха — послушайте, как это делает Константин, и вы проникнетесь этой бесконечной нотной вязью, где каждая нота звучит сама по себе, а в целом это единое целое. Правда, потом вам будет трудно слушать других исполнителей Баха.

***

Коронавирус уже перешел в стадию панической атаки, судьба арт-фестиваля висела на волоске, что было заметно по лицу его художественного руководителя, пытавшегося найти какой-нибудь выход из явно патовой ситуации. Карантин медленно полз по городу, постепенно отгораживая его от остального мира. И вот в такое непростое время, по сути, в момент, когда люди начали терять чувство свободы, Лифшиц дает свой концерт в зале ДК «Энергия».

Рекламы практически не было, но зал был полон. Он сел за рояль и стал играть для своих истинных поклонников, которые не побоялись инфекции и пришли послушать своего любимца. «Это же пир во время чумы!..» — мелькнула в голове банальная мысль, но мгновенно растворилась в первых же аккордах.

Какое бы произведение он ни играл, оно звучало совершенно, ведь все это было пропущено сквозь душу и сердце. Признаться, я впервые за долгое время не видел в руках слушателей телефонов.

«Нравится это кому-то или нет, но существование гения такого масштаба, как Лифшиц, бессмысленно отрицать. Он неопровержимо присутствует, как Каллас или Глен Гульд, и мы должны признать это явление», — писал Ричард Дайер, музыкальный критик из «Бостон Глоуб».

Константин Лифшиц совсем не такой музыкант, как Глен Гульд, но для меня они в какой-то мере равноценны, разница лишь в том, что одного я видел на ТВ-экране и слушал огромное число его аудио- записей, а другого раз в год вижу и слышу в концертном зале. И несмотря на то что, к моему стыду, в моей огромной фонотеке нет ни одного из сорока компакт-дисков Лифшица, я совершенно уверен в том, что еще долго смогу встретиться с его прекрасной музыкой.

Да, Лифшиц щедрый человек. Каждое его выступление и по времени, и по наполнению значительно превышает возможности многих его коллег. Два года назад он исполнил концерт в трех отделениях, включив в каждое по два произведения Баха и по одному Бернстайна, а потом еще два раза выходил на бис.

В программе последнего концерта были Бетховен, Метнер и Прокофьев. И если работа Метнера была мне не знакома, то Прокофьев (и особенно Бетховен) были прекрасно известны. Но именно 16 марта я впервые услышал этих композиторов по-новому. Казалось бы, что можно нового услышать в 10-й сонате Бетховена? А, оказывается, можно! Все, что играет Константин, он играет так, как будто он сам это написал, — наверное, именно поэтому музыка так и звучит: неся в себе бешеную энергетику и как бы тщательно высеченную из мягкого камня мелодию.

Что касается исполнительской щедрости, то этот концерт не стал исключением. Завершив программу и выйдя несколько раз на поклоны, музыкант не теряя времени сел за рояль и заиграл Баха, снова пролив елей на души своих поклонников. Потом, не дав им даже хорошенько похлопать, вновь упал на стул и стал играть Баха еще и еще раз, фактически подарив слушателям третье отделение.

После концерта Константину надо было срочно собираться домой в Швейцарию: предстояло еще упаковать гречку и другие продукты, которые из-за истерики вокруг коронавируса исчезли с прилавков Европы. Надо сказать, что он успел закупиться вовремя, — через день гречку уже начали сметать и с наших прилавков.

Напоследок удалось задать пианисту вполне риторический вопрос.

— Как обстоят дела с вашим камерным оркестром, когда будет следующий концерт?

— Да кто же сейчас может сказать, когда вернутся концерты!..

Ответ прозвучал удручающе, но я все же уверен, что мы через год встретимся с Константином вновь и услышим Баха в исполнении камерного оркестра, где он выступит в роли дирижера и пианиста одновременно.

Павел НАСТИН, специально для «Новой Сибири»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.