Впервые в истории Новосибирска театр пришел на железнодорожный вокзал. 

СЛУЧИЛОСЬ это без иронии знаменательное событие во вторую неделю XII Международного Рождественского фестиваля искусств. Два вечера кряду резиденты петербургского фестиваля «Точка доступа» играли спектакль «Разговоры беженцев» в пространстве вокзала «Новосибирск-Главный», а зрители имели уникальную возможность в течение почти двух часов наблюдать, как написанный во время Второй мировой войны текст Бертольта Брехта жестоко и болезненно впивается в современную действительность.

«Точка доступа» — Санкт-Петербургский форум театрального и нетеатрального искусства, события которого проходят в нетрадиционных для них местах. Спектакли играются в жилых квартирах, на железнодорожных станциях, в парках, гаражах, музеях, съемочных павильонах, заброшенных заводских цехах, старинных особняках etc. При этом организаторы форума не только показывают гастрольную программу, но и выступают продюсерами театральных проектов в жанре site-specific, суть которого, если кратко, заключается в делегировании постановочных функций пространству, где осуществляется действо.

«Разговоры беженцев» представляют собой такую разновидность site-specific theatre, как променад-театр. Проще говоря, перед нами спектакль-«бродилка».

СПЕКТАКЛЬ предполагает наличие маршрута, который проходят участники, сюжет, постепенно раскрывающийся во время этого путешествия, присутствие актеров, в обязанности которых входит сопровождение зрителей и периодический контакт с ними (публика в свою очередь из наблюдателя превращается в полноценного участника происходящего, получает свою роль, историю и предназначение), и место, коррелирующее с литературным произведением. Причем место это, будь то внутреннее пространство реально функционирующего здания, природный уголок или элемент урбанистического ландшафта, имеет ключевое значение. Вне его существование спектакля теряет всякий смысл и не представляется возможным.

Действие пьесы «Разговоры беженцев», по замыслу Бертольта Брехта, происходит на Центральном железнодорожном вокзале города Хельсинки: два немецких беженца — рабочий Калле и физик Циффель — ведут в ожидании поезда неспешную беседу и поднимают в этом вроде бы ничего не значащем разговоре общечеловеческие вопросы и острейшие жизненные проблемы своего времени и своей страны. В Санкт-Петербурге, где родилась первая в России постановка произведения, спектакль играется на Финляндском вокзале. В Новосибирске местом действия стал вокзал «Новосибирск-Главный». «Мы всегда рады участвовать в городских массовых мероприятиях, — рассказывает начальник вокзала Роман Рябикин. — Местные жители очень хорошо знают, что у нас проводится огромное количество культурных событий. Но в таком формате мероприятие проходит впервые. За это мы испытываем большую гордость. Проблем нет. Взаимодействие с командой организаторов проходит на высоком уровне. Мы постарались учесть все потребности и удовлетворить их».

Организационных проблем с превращением общественного здания в живые декорации спектакля действительно не возникло. Персонал был грамотно проинструктирован, в действо не вмешивался и, казалось бы, не обращал внимания на происходящее. Зрители, купившие билеты на «Разговоры беженцев», получали гарнитуру, посредством которой транслировалось звуковое сопровождение спектакля, и растворялись в толпе пассажиров до тех пор, пока по знаку организаторов не получали приглашение следовать за героями. Визуальным рядом постановки автоматически становились убранство вокзала, его временные и постоянные обитатели, мелькающие за окнами город и перрон. Вот тут-то и начиналось самое интересное. В ушах звучал датированный 1940—1941 годами текст Брехта, не потерявший, точнее, вновь приобретший актуальность и злободневность, а перед глазами блистал во всей красе величественный вокзал. Обрушившаяся на мир рукотворная катастрофа, тупая машина пропаганды, мобилизация, безработица, война, обесценивание человеческой жизни и личности, и вдруг — имперский шик, яркий символ богатства и благополучия страны. «Во-первых, ваш вокзал — огромный, — рассказывает художественный руководитель спектакля «Разговоры беженцев» Константин Учитель. — Во-вторых, он очень красивый. В-третьих, у нас предполагается такая вещь, что зритель должен увидеть много красоты. И есть красота Финляндского вокзала, который мы очень любим. Есть красота Ленинградского вокзала в Москве. Есть безумно красивый вокзал в Челябинске. Но новосибирский вопиюще прекрасный. С другой стороны, нам нужно, чтобы мы видели живую жизнь с ее проблемами какими-то. Но с проблемами у вас проблема, это досадно, можно было бы добавить… бездомности какой-то. А тут все как-то нормально. В этом смысле трудно было».

Впрочем, никакого когнитивного диссонанса не случилось. Столкновение двух граней реальности лишь углубило смысловую перспективу текста, вытолкнуло на поверхность ощущение зыбкости и шаткости сегодняшнего дня, подчеркнуло иллюзорность того благолепия, о котором трубят официальные прави- тельственные голоса, тотальное ханжество, скоротечность мнимого благоденствия. Неугасающий, провидческий текст на очередном витке судьбы. «Этот спектакль о тоталитарном веянии нашего времени, — утверждает участник «Разговоров беженцев» артист Максим Фомин. — Пьеса написана больше семидесяти лет назад, и как бы ни было странно, текст безумно актуален сегодня. Самое ужасное, жалкое, обидное, что это так. Я говорю про персонажей Брехта, которые в такой ситуации смогли не растеряться, остаться самими собой, не купиться на соблазны, которых так много, которые называются потерей собственного достоинства, потерей коммуникационных навыков и так далее».

«Конечно, это о становлении фашизма, — продолжает мысль режиссер Константин Учитель. — Конечно, это о милитаризации. Конечно, это о каких-то личных вещах, категориях порядка и беспорядка, о свободе и несвободе. Главное о том, что, извините, простая вещь, но человек обязан своей головой думать. Есть то, что всех захватывает, это неизбежно. Но если у человека существует потребность самостоятельно мыслить, то это может спасти и его самого, и его страну».

Не менее важной составляющей спектакля стали живые реакции посетителей вокзала на происходящее. Спектакль вторгся в будничную жизнь железнодорожного узла, и пока зрители «Разговоров беженцев» рефлексировали на тему услышанного, случайная публика пыталась переварить и принять увиденное. Одни молча наблюдали, другие проявляли недюжинное любопытство и вступали в диалог с актерами, третьи выражали агрессию, неприятие, нежелание совмещать свой досуг с каким-то там театром. «Жизнь вокзала, люди с их непосредственными реакциями являются неотъемлемым контекстом материала, — уточняет актер Максим Фомин. — Это мы рассматриваем как один из поводов поговорить, произнести брехтовский текст в сегодняшнем дне. У меня рождается спортивный интерес, когда возникают неожиданные реальные оппоненты».

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments