Борис Гребенщиков: Каждый из нас — центр вселенной

Огромный интерес у новосибирцев вызвал приезд БГ — легенды отечественного рока, бессменного лидера группы «Аквариум», организованный Открытым университетом и кинотеатром «Победа»

БОРИС Борисович Гребенщиков прилетал в Новосибирск ненадолго, всего на один день, но сдержал обещание помимо вечернего концерта выступить в книжном магазине «Плиний Старший», где, по оценкам дирекции, собралось около 600 слушателей. Изначально тема встречи была обозначена как расширение границ обыденности посредством искусства, но знаменитый гость сразу заявил, что бежать от повседневности вовсе не намерен, «ибо ничего красивее нее не видел и не увижу». Беседа, как и планировалось, не вышла из философского русла, точнее, из формата прикладных мировоззренческих вопросов, задававшихся поклонниками творчества. Новых истин БГ, конечно, не открыл, однако слушать его было приятно. Мягкость, благожелательность, просветленность гостя словно бы освежили сознание, имели духоподъемный смысл. Кроме того, в магазине в разгар того жаркого буднего дня можно было встретить многочисленных представителей творческой интеллигенции, общаться с которыми не менее приятно, чем с гастролирующим гостем. Единственный недостаток площадки — невыносимая духота. Все же «Плиний Старший» не рассчитан на столь массовое стечение людей, безусловно, полезное для показателей торговли. Борис Борисович подписал несколько десятков своих книг (в основном приобретали сборник «Серебро Господа моего»), отказавшись от автограф-сессии. Без контактов с почитателями, в гостинице — книжки покупателям предлагалось забрать вечером.

— Я вот сижу и поражаюсь, на самом деле, я в восторге абсолютном, потому что я не могу себе представить такую встречу, скажем, в Москве. Или, скажем, в городе Вятке, или в городе Тамбове. Нет, это чисто сибирский феномен, — признавался Борис Борисович. Новосибирский певец и поэт Александр Дурасов, издатель литературного интернет-журнала «Трамвай», у которого только что вышел из печати сборник стихов, прокомментировал ажиотажный интерес к Гребенщикову так: «В нашем городе сохранился рокерский, панковский нерв, потому народ отзывается на «Аквариум». Кстати, Александр, в отличие от Гребенщикова, пришел на встречу с гитарой и охотно пел на улице перед книжным магазином не «аквариумное», а свое.

Другой поэт Андрей Жданов, анализируя, чем ему полезна была встреча с Борисом Гребенщиковым, заключил: «В меня попала мысль о том, что любая песня — это молитва. Добавлю, что каждое стихотворение — это тоже молитва, вообще, все, что рождается в творческих муках, наше обращение к богу. Я не то чтобы этого не знал, но, движимый тщеславием, наверное, торопился мгновенно выкладывать свои строчки и ждал отклика. Теперь буду делать это, тщательно отбирая зерна от плевел». Приведу точную цитату БГ: «Все, что я пою или любой другой человек, бог воспринимает как просьбу, обращенную к нему лично. Каждое слово, которое ты поешь, каждая запятая, которую ты имеешь в виду, с тобой случится. Ты же ее просишь. Поэтому люди, которые поют, не совсем отдавая себе отчет в том, что они поют, могут оказаться в довольно сложном жизненном положении, потому что сами этого попросили, и бог, естественно, это дал, как любимым детям. Любая песня — это молитва».

Хороший вопрос задал композитор, заведующий музыкальной частью НАМТ «Глобус» Роман Столяр: «Для вас бог персонифицирован? Я спрашиваю, потому что мне кажется, что все религиозные столкновения основаны на разных воззрениях на бога».

— Конечно, персонифицирован, каждый из нас — воплощение бога. Что касается религиозных столкновений, я боюсь, что они связаны исключительно с жаждой немедленно взять то, что в карманах у противника, и переместить в свои карманы. Это единственный источник религиозных конфликтов, — ответил БГ.

Мне же понравилось, что Борис Борисович не напрягался, не старался умничать. Порой транслировал и вовсе наивные вещи, почерпнутые из детско-юношеских книг вроде «Хроник Нарнии» Клайва Льюиса. На вопрос, что же такое реальность, кратко изрек: «Да хер ее знает». Советовал все происходящее принимать радостно, и это правильно. Как раз попытки философствовать оказались поверхностными и расплывчатыми. Ровно через час после начала встречи, после довольно бесцеремонного заявления человека, не желающего тратиться на посещение концерта, и предложившего Гребенщикову спеть бесплатно, лидер «Аквариума» поспешил свернуть разговор. Напомнил, что прилетел в 6 часов утра. А я напомню, что самый дешевый билет на концерт стоил 6 тысяч рублей.

Вечернее выступление БГ и его «Аквариума» на летней веранде кинотеатра «Победа», недавно переименованной в веранду кино-кафе «Премьера», как и ожидалось, собрал бизнес-элиту. Переаншлаг. Но и по другую сторону сцены, на улице за высоким забором было не пусто, а густо. Слышимость там прекрасная. И если на веранде между столиков не протолкнуться, то переулочек превратился в танцплощадку. Лучше всех танцевала умница и красавица Юлия Исакова — менеджер по маркетингу литературного магазина «КапиталЪ», поймавшая волну, свою нирвану. Лгать не стану, я — не фанат новых композиций Бориса Гребенщикова, на меня они нагоняют скуку. Не дождавшись старых, славных, ушла. Но всецело доверяю вкусу и мнению замечательного веб-дизайнера, бывшей телеведущей и звезды новосибирской команды КВН «В джазе только девушки» Юлии Соловьяновой.

— БГ приехал не развлекать зал, он вышел на сцену, чтобы говорить залу о своем, ему открывшемся. Говорил, как уж мог, вернее, играл свою странную музыку, — рассказала она. — Он, я считаю, не легенда, а целая планета. Мы на него смотрели, как вот если бы Марс спустился на Землю. Марс так далеко от Земли, что мы друг друга не поняли... Сначала я полагала, что зал виноват — такой тяжелый, трудно раскачать. Все в рамках своего весомого статуса. Я сердилась, что все молчат, вяло реагируют, тогда как с улицы доносились восторги безбилетников, вибрировавших в такт психоделики. Да, публика в зале была неактивная, сидели и ждали «Старика Козлодоева», и ключик золотой был так очевиден, так понятен, но мэтр его не поднял. Ушел со сцены, как мне показалось, обидевшись после часа распеваний новых откровений. Потом его на «бис» вернули, Борис Гребенщиков сподобился спеть про десять стрел, еще что-то из старого, но не главные свои хиты, и вновь ушел, захлопнув дверь гримерки. Отгородился от неудовлетворенной публики. Да, он работал не на зал, а мимо него. А пару недель назад известный грузинский ансамбль здесь же, на веранде, также посреди рабочей недели сумел зажечь «статусную» публику. Так веселились, что было слышно по всему центру — словно в небе заискрился фейерверк. Совершенно не осуждаю БГ, что работал мимо. Все равно ему огромное спасибо, что приехал, снизошел.

К этому трудно что-либо добавить. Да, однодневный визит Бориса Борисовича получился резонансным.

Ирина УЛЬЯНИНА, «Новая Сибирь»

Фото предоставлено Новосибирским открытым университетом

comments powered by HyperComments