Даниил Спиваковский: Я не иду на компромиссы в профессии

0
4642

Лауреат премии «ТЭФИ», знаменитый российский актер рассказывает о новосибирском театральном проекте и о своем отношении к профессии. 

30 МАЯ на малой сцене ДКЖ сыграют премьерный спектакль «Укрощение строптивой» по знаменитой комедии Шекспира. Кастинг уже прошел в Новосибирске, руководителем проекта выступил известный артист театра и кино Даниил Спиваковский.

С 2017 года Даниил Спиваковский — руководитель мастерской театрального факультета Института театрального искусства, снялся более чем в сотне фильмов — «Есенин», «Звезда эпохи», «Подольские курсанты», «Дело о «Мертвых душах», «Трое и Снежинка», «Королев» и др. Много выступает с чтецкими программами. Заслуженный артист России. Сейчас задействован в ряде антрепризных спектаклей.

В перерыве между репетициями Даниил Иванович любезно согласился дать небольшое интервью.

— Кто автор идеи этого необычного для Сибири театрального проекта?

— Спектакль «Укрощение строптивой» был мной поставлен в Москве со студентами мастерской театрального факультета Института театрального искусства, которым я руковожу. Нашу работу посмотрел известный новосибирский продюсер Евгений Николаевич Пасичкин. Мы с ним давно дружим. Спектакль ему понравился, и он предложил поставить его в Новосибирске. Мы нашли замечательных ребят, в основном профессиональных актеров, — и начали репетировать. Мне помогает моя ученица Елена Ходунова — это моя правая рука на проекте. Малый зал ДКЖ станет стационарной площадкой для этого спектакля. Кроме того, предполагается хорошая гастрольная судьба нашей постановки — благо минимальные мобильные декорации это позволяют, они легко адаптируются к любой сцене. Думаю, мы объездим и всю Новосибирскую область, и в других городах Сибири побываем — в Ангарске, Братске, Иркутске, Красноярске, Улан-Удэ, Чите. Также интересны нам и Кузбасс, и Алтайский край. Эти поездки займут полгода минимум, думаю. А потом можно и в центральную часть России наведаться.

Мы задумываем яркий, музыкальный, молодежный спектакль, где много юмора, танцев. Но и публику старшего возраста надеемся порадовать — пусть напитаются молодой энергией со сцены. «Укрощение строптивой» — вечно актуальная история о любви, о жажде жизни молодых людей.

— Время действия, стало быть, наши дни, начало третьего тысячелетия?

— Мы перенесем шекспировских героев в середину ХХ века — это Вудсток, рок-н-ролл, блюз, ощущение полной свободы, раскрепощенность в отношениях между молодыми людьми…

— Как проходил кастинг и распределение ролей?

— В несколько этапов. Я заранее написал экспликацию каждой роли — описание характера и темпоритма существования, психологический портрет, — их разослали ребятам вместе с отрывками из текста роли. Участники кастинга записали видео с трактовкой той роли, которую себе сами выбрали, — а мы потом предложили свою систему распределения ролей, опираясь на увиденные видеопробы.

В итоге у нас на некоторые роли два-три состава. И это правильно, принцип взаимозаменяемости — это тоже современный профессиональный подход. Ведь, как я уже сказал, в нашем спектакле заняты действующие актеры новосибирских театров, которым предстоит продолжать играть своей текущий репертуар.

— Планируете ли повторить этот опыт в другом городе — с этим или другим материалом для постановки?

— Все зависит от продюсеров — если они заинтересуются, то, как говорится, «можем повторить». А в Новосибирске мы посмотрим на результаты этой пробы творческих сил — и если спектакль себя окупит на радость артистам, то есть планы поставить вдогонку другой спектакль, по современной бытовой пьесе, тоже про молодых влюбленных, на тему верности и честности. Название пока не хочется озвучивать — из суеверных соображений (Улыбается.)

— К слову, о молодости. Вы дебютировали в кино больше 20 лет назад, верно?

— Мой кинодебют состоялся в фильме «Мой сводный брат Франкенштейн», он вышел в 2004 году. Но надо сказать, что мне к тому моменту было 35 лет. А сыграл я 20-летнего парня, вернувшегося из «горячей точки».

— Считаете ли своими учителями в профессии, помимо великого режиссера Гончарова, легендарных артистов Джигарханяна и Гундареву? Со всеми тремя вас свела судьба в столичном театре имени Маяковского?

— Конечно же, мой учитель номер один — это Андрей Александрович Гончаров, знаменитый главреж «Маяковки», умерший в 2001 году. А еще очень многое в моей творческой биографии сделал Сергей Николаевич Арцибашев, он возглавлял наш театр с 2002 по 2011 годы. Спектакли с моим участием, поставленные им, я после своего ухода из «Маяковки» перенес в антрепризу — на радость моим коллегам. Именно Гончаров с Арцибашевым сформировали меня как артиста.

— По-прежнему прекрасно обходитесь без соцсетей?

— Да. А сейчас их уже и не осталось. (Улыбается.) К моей радости. Мне вполне хватает виртуального делового общения по мейлу.

— Чему учитесь у своих маленьких детей? Их ведь у вас трое…

— Яркости, смелости, раскрепощенности, открытости, желанию броситься в аферы в хорошем смысле этого слова… В силу возраста они ищут разные приключения. Этой радости жизни я и учусь у них.

— В чем ваши главные плюсы и минусы?

— Пожалуй, мой главный плюс в том, что я не позволяю себе халтурить. Можно сказать, не иду на компромиссы в профессии. Поэтому временами могу быть таким… своенравным, капризным, дотошным, но это все ради дела. А в обычной, не актерской жизни я довольно лоялен и гибок, но профессия — дело другое. Все это я отношу к своим положительным качествам.

А что касается плохих… Бываю несдержанным, могу обидеть человека — но обычно потом прошу прощения.

— Самый ненужный предмет в вашем доме?

— Даже не знаю… (Задумывается.) Вроде бы всему пытаемся найти применение.

— От поэтов остаются стихи, от художников — картины. А что остается от актеров?

— Если они снимались в кино — остаются фильмы, которые можно пересматривать. От театральных артистов остаются эмоции — зрительские. Самое главное, чтобы публика после наших спектаклей не уходила домой равнодушной. Важно, чтобы со зрителем произошли какие-то метаморфозы, внутренние изменения.

— Следите за современной поэзией?

— Как-то не особо… А она есть?

— Конечно! Тот же «Майфест» каждую весну собирает в Москве по 300 поэтов — один лучше другого!

— Вот не знал, не успеваю следить за литературной жизнью в столице. Хорошая мысль, спасибо — надо бы наведаться, послушать. Я как-то больше классикой занимаюсь.

— Когда вы впервые ощутили свой внутренний стержень?

— Это какой-то пространный вопрос. Не знаю, что ответить. Может, спросите что-то конкретное?

— А вот и нет — у меня есть еще один серьезный вопрос. В чем, по-вашему, проявляется несовершенство мира?

— А он разве несовершенен?

— Думаю, да. Ведутся войны, людям свойственны ложь, зависть, стяжательство… Вряд ли это относится к территории добра, согласны?

— Люди рождаются на этот свет, чтобы быть добрыми и злыми. Открытыми и агрессивными. Спасителями, жертвами и воинственными. Нет ни одного человека, который не совершил бы какого-то греха. Самое главное — то, как каждый к этому относится и может честно во всем самому себе признаться.

— Вы заслуженный артист России, лауреат премии «ТЭФИ» за роль Ландау в фильме «Мой муж — гений». Что для вас значат награды, призы и звания?

— Я номинировался почти на все кино- и театральные премии. А получил только несколько. Отношусь к этому с иронией. Быть в тройке финалистов уже почетно.

— Вы сыграли таких незаурядных персон, как академик Ландау, советский «серый кардинал» Суслов, император Петр Третий. Также были на сцене Дуремаром и Кисой Воробьяниновым. Много ли в вас, скажем, от «предводителя дворянства» из «Двенадцати стульев»?

— Этот спектакль мы играем в театре Надежды Бабкиной «Русская песня». И Киса в нем — тонкая, рефлексирующая натура. Он мечтал быть любимым, ему хотелось снова стать богатым. Главное слово про него — страдающий, пожалуй. Да, это мучающийся человек. От того, что все происходит не так, как ему хочется. А он оказался в мире чужих ценностей. И убийство Остапа Бендера он совершает из самозащиты перед жестокой реальностью. Порой он смешон, но я стараюсь донести до публики трагедийность этого персонажа.

— Ваш Воробьянинов мечтает о любви и богатстве — а вы?

— Тоже мечтаю. (Улыбается.) Хотя все это у меня уже есть! Так что об этом мечтать и не надо уже. Можно сказать, мне повезло.

— Вы параллельно получили два образования — психологическое и актерское. Вопрос к дипломированному психологу Спиваковскому: верно ли, что в артисты идут люди, недополучившие родительской любви?

— Глупость полная! В актеры идут те, кто любит лицедействовать, играть разные роли, перевоплощаться. И этим радовать публику!

Юрий ТАТАРЕНКО, специально для «Новой Сибири»

Фото из архива Даниила СПИВАКОВСКОГО

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.