Давид Бурман: Мы каждый раз наступаем на грабли, которые сами себе подкладываем

0
919

Классикой в Новосибирске теперь никого не удивишь. В «Глобусе» недавно сдан Островский, в «Красном факеле» готовится Горький, о Чехове вновь думает художественный руководитель ГДТ. Вот и Новосибирский областной театр кукол запускает в космос свое высказывание о вечном. В следующем сезоне на основной сцене пройдет премьера комедии «Ревизор», однако к подготовке спектакля труппа приступила уже этой весной — провели первые читки, распределили роли. Свою интерпретацию сюжета о легкомысленном пройдохе, вляпавшемся в провинциальный анекдот, как в жир ногами, расскажет известный театральный режиссер и продюсер Давид Бурман, а поможет ему воплотить бессмертные образы в куклах художник-постановщик Александра Павлова. О том, для чего нужно читать русскую классику, иронизировать над пороками и пытаться изменить жизнь, Давид Семенович рассказал в интервью «Новой Сибири».

— Как возникла идея поставить «Ревизора» на сцене Новосибирского театра кукол?

— «Ревизор» продолжает линию спектаклей по классическим произведениям, которую я осуществляю в разных городах: «Левша» в Новокузнецке, «Мертвые души» в Тамбове, «Бесприданница» в Брянске. Потому что хочешь жить уверенно, хорошо и стабильно — читай классику. Хочешь развиваться — читай классику. Хочешь знать о себе, чего ты не знаешь – читай и изучай историю. К сожалению, мы каждый раз наступаем на те грабли, которые сами себе подкладываем. Однажды видел карикатуру, где нашу страну на карте забросали граблями, а мы на эти грабли постоянно наступаем. Так вот мне очень хочется, чтобы зритель, который посмотрит этот спектакль, посмеялся, поиронизировал над чужими пороками и обратил внимание на свои.

— Чтобы увидеть бревно в своем глазу, все-таки нужно крепко ассоциировать себя с персонажами.

— У меня в спектакле артисты работают таким образом, чтобы у зрителей возникало ощущение, что все они вышли из нас, из простых жителей страны. И артист, накидывая на себя элемент одежды кукольного персонажа, сам становится этим персонажем. Таким образом я связываю всех людей, которые получив должность, в какой-то момент вдруг изменились. «Ревизор» для меня — история про то, как мы, попадая в зависимость от окружения, сами меняемся, причем не в лучшую сторону.

Директор Новосибирского театра кукол Юрий Горлатых и режиссер Давид Бурман на «Перекресте» — новосибирском фестивале театров кукол

— В каком жанре вы строите систему координат своего «Ревизора»?

— Это комедия, классическая комедия, которую написал Николай Васильевич Гоголь, но представлена она будет в виде шаржа, а не пародии. Спектакль будет показан планшетной куклой. Это кукольно-драматический спектакль, где артист – кукловод в «живом» плане заходит на площадку драматического искусства и работает внутри этой истории наравне с кукольным героем. Предполагается особый кукольный способ существования, когда пластика и диалоги персонажа переносятся на игру драматического актера. Это не театр представления и не театр переживания, это — театр иносказательный, абстрагированный, но вызывающий живой интерес у зрителя по причине узнавания. Вот, например, Городничий. В некоторых театрах его представляют как человека с совершенно жестким и измененным сознанием. А у нас он просто один из тех, кто, придя к власти, не смог остаться приличным человеком. Кто-то скажет, что его сформировало плохое окружение. А кто-то решит, что оно не плохое, оно просто не знает другого принципа жизни. Оно живет, как принято, как сложилось. Не мы виноваты. Жизнь такая. И это одна из очень удобных формул оправдания подлости.

— И что же делать с такой жизнью? Идти путем революции?

— Я категорический противник революции, поэтому в финале спектакля будет большое красиво русское поле, соединяющую историю Хлестакова с монологом из «Мертвых душ» — с тем самым о птице тройке: «Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Давид Бурман широко известен в театральных кругах как талантливый артист, режиссер, успешный продюсер и член жюри многих театральных фестивалей

— Когда речь заходит о Гоголе, всегда встает вопрос тайминга. В театре кукол он особенно ощутим. На какой размах готовитесь вы?

— «Ревизор» — очень длинная история, прямо долгая-долгая. А куклы — это еще и много образов. Сейчас мы планируем уложиться в 60 минут. В Тамбовском театре кукол, где я недавно выпустил спектакль «Мертвые души», поэма Гоголя изложена за один час плюс пять минут на аплодисменты. Надеюсь и в Новосибирске, к радости зрителей, спектакль не будет продолжительным, потому что театр кукол — тот удивительный вид искусства, который должен мало говорить и много действовать. И текст, который у нас есть, конечно, не будет дословно использоваться. Автор дает возможность действиям перекрывать текст.

— Каким вы видите пространство будущего «Ревизора»?

На сцене обязательно будут технические перестановки. Это своеобразное изменение пространства происходит все время и заложено в самом действии. Артисты живут прямо здесь и сейчас — в городе N, где происходят все события пьесы. Персонажи «Ревизора» очень хотят, чтобы их захолустье напоминало Петербург, чтобы их окружало все такое петербургское, чтобы все было, как в столице. Все мечтают туда поехать, попасть. Это их фетиш, как в «Трех сестрах» у Чехова: «В Москву, в Москву, в Москву!» Правда, проблема не в том, где ты живешь, а в том, как ты живешь и что хочешь от этого места жительства получить. Но у этих людей нет духовной идеи, нет своей миссии, они просто живут и живут себе. И не знают, как жить по-другому. И не хотят в себе ничего менять. Хлестаков ведь не случайно заехал в город N. Ничего не бывает случайного.

Эскиз сценографии к комедии «Ревизор», которую зрители увидят в следующем сезоне на сцене Новосибирского театра кукол

— С какой целью автор отправил во владения Антона Антоновича Сквозник-Дмухановского эдакую «фитюльку»?

Николай Васильевич Гоголь отправил его туда с тем с тем, чтобы хлестнуть нас, как в свое время Александр Сергеевич Пушкин поступил с графом Нулиным. Другой вопрос, что сам Хлестаков из таких же, как и обитатели города N. Свою скабрезную иронию он отразил в письме к своему другу Тряпичкину, в котором дал полное описание всех персонажей комедии — очень, между прочим, узнаваемое. Хлестаков никогда не будет порядочным, потому что его удел — это флер и невыносимая легкость бытия. Он такая прямая пародия на образ Евгения Онегина, такой анти-Евгений Онегин, его альтер эго.

— Есть такая точка зрения, что сегодня труднее всего ставить классику. Какие трудности вы предвкушаете на пути своего кукольно-драматического «Ревизора»?

— Я не вижу трудностей. Дело не столько в самой постановке, сколько в выстраивании отношений с командой: артисты должны быть влюблены в своих героев и эту комедийную историю. В это сценическое место вечного ремонта, который невозможно закончить, а можно только остановить. В эти прикрытые красивыми баннерами и панно декорации, которые периодически отклеиваются, падают, рушатся. Недаром в конце спектакля весь этот мир иллюзий рассыпается, и все мы оказываемся перед зрителями как бы неглиже.

— Почему?

— Чтобы возник извечный вопрос: «Над кем смеётесь? Над собой смеётесь!» Не обвиняя, не унижая, а лишь констатируя факт.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Анны ШИРОКОВОЙ и Виктора ДМИТРИЕВА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.