Денис Мацуев: Рэп — это поэзия в долбежке

0
760

Пианист-виртуоз Денис Мацуев традиционно посетил Новосибирск с концертами

ПИАНИСТ Денис Мацуев в представлении не нуждается. Музыкант признан далеко за пределами узкого сообщества знатоков классической музыки. Он невероятно популярен, выступает в лучших концертных залах мира, имеет звание народного артиста России и дает 270 концертов в год. Каждое выступление Мацуева заканчивается бисами: десять — норма, двенадцать — собственный рекорд. Для него слушатели из российской глубинки так же дороги, как и публика из Карнеги-холла. Маэстро откровенно признается, что любит Сибирь. Не забывает о том, что родом из Иркутска. И каждую осень посещает с концертами Новосибирск.

— Уже много лет вы проводите в своем родном городе Иркутске международный музыкальный фестиваль «Звезды Байкала». Что заставило внести в ваш и без того плотный график такую серьезную ежегодную нагрузку?

— Во-первых, любовь к своей земле, потому что Иркутск для меня — самое уникальное место на Земле. И ничего не изменилось: когда происходит закат солнца и нужно уезжать на следующий день в Москву, у меня всегда начинается истерика. Потому что я не хочу уезжать из своего дома, от своих друзей, от своего Байкала. Так было и в 1991 году, когда мне нужно было ехать в Центральную музыкальную школу в Москве. И когда я придумал этот фестиваль в 2004 году — это была возможность показать своей любимой дорогой публике уже тех друзей, любимых дорогих музыкантов, которые никогда там не были. И сразу приехали Спиваков, Образцова, Федосеев — такая бомба была! И я был одним из самых счастливых людей.

ПОТОМУ что мои родственники, а всех живущих в Иркутске я считаю своими родственниками, увидели вот это. И теперь за эти 13 лет фестиваль действительно стал очень серьезным. Публика привыкла к каждому концерту вне зависимости от того, суперзвезда выходит на сцену или начинающий музыкант высочайшего класса. Для меня величайшее счастье — делать этот фестиваль. Это первый проект, за который я взялся как организатор, и, наверное, самый любимый, потому что сделан для своих любимых. Я очень рад за Вадика Репина, который здесь, в Новосибирске, проводит свой фестиваль. Я прекрасно понимаю, что это нелегко, но я уверен, что все у него получится — потому что это тоже все родное. Сибирь, Новосибирск для меня не менее родной город, чем Иркутск, потому что столько здесь было переиграно, столько у нас здесь возникло взаимоотношений с потрясающей публикой — которая намоленна. И повидала много. Я всегда говорю, что сибиряки — это национальность, и всегда буду это утверждать.

— Ваш фестиваль академической музыки имеет совсем не академическую традицию — ныряние в Байкал. Как возникла идея внедрить столь необычную практику?

— На самом деле местные это не очень практикуют. Но я попробовал на первом фестивале, после того как Гергиев приехал и занырнул. Он любит холодную воду. И я тоже с ним прыгнул. Никто не заболел. Зато после Байкала появился какой-то драйв и был невероятный концерт. После этого и Зубин Мета, которому 80 лет, тоже не избежал этого ритуала. Я потом самолично отпарил его в бане. Но, конечно, это чудо, потому что Байкал — совершенно магическое место на Земле. Не только самое глубокое и чистое озеро в мире, но еще и обладающее уникальной энергетической подпиткой. Того заряда, который я получаю на фестивале, мне хватает на полгода. Я практически каждый день приезжаю в новый год и новую страну. И живу практически без сна. Но байкальской зарядки мне хватает, чтобы все преодолеть.

— Концерты в Новосибирске, как и в Иркутске, ежегодно стоят в вашем рабочем графике. Эта приятная стабильность — тоже следствие особого отношения к нашему городу?

— Я всегда говорю, что сибиряки — это национальность, и всегда буду это утверждать. И, конечно, нужно учесть особые отношения с гениальным Арнольдом Михайловичем Кацем, который ровно двадцать лет назад аккомпанировал мне в финале конкурса Чайковского. Наша дружба началась мгновенно. Я всегда преклонялся перед его личностью, его масштабом: ведь делать такой оркестр не в Москве и не в Петербурге мог только человек с таким масштабом личности и таким талантом. Конечно, Новосибирск для меня — это в первую очередь Кац. И с оркестром мы много здесь переиграли. И я их приглашал на свои фестивали. Все говорят: «Вот к тебе сейчас приходит публика». Я отвечаю: «Это результат большого долгоиграющего любовного романа, потому что для меня успех в нашей стране — это не сиюминутное какое-то озарение, а долгоиграющие серьезные отношения». Каждый выход на сцену в Новосибирске — это огромное удовольствие и в то же время огромное испытание и большой экзамен. Сейчас я приехал с новыми программами, которые здесь никогда не играл. И мне очень приятно от того, что здесь идут подряд два концерта, которые стали уже традиционными.

— В ваших силах усилить свое присутствие в Новосибирске и приезжать к нам еще и весной — на Транссибирский арт-фестиваль.

— С удовольствием. Вадим Репин много раз меня звал, но, к сожалению, у меня такой график, что весной всегда стоят концерты в Азии либо где-нибудь далеко отсюда.

— Вы являетесь президентом благотворительного фонда «Новые имена» и уделяете много сил и времени поддержке талантливых детей.

— Я счастливый человек, потому что в моей жизни встречались такие выдающиеся люди, которые помогали талантам. Они просты в общении и скромны в жизни. И они никогда не говорят о том, что кому-то помогают. Это хороший пример для меня. Фонду «Новые имена» в следующем году исполняется 30 лет. В 1989 году уникальная женщина Иветта Николаевна Воронова поехала по всему Советскому Союзу собирать команду молодых исполнителей, в том числе и вашего покорного слугу из города Иркутска, и мы все перебрались в Москву. Уникальная помощь, которая и по сей день предоставляется молодым талантам. И мы дали Иветте Николаевне такую негласную клятву, что будем продолжать ее дело. Наша миссия — раскрывать молодые таланты и помогать им правильно развиться. Точечная помощь, безусловно, очень важна, но самое главное — найти эти искорки и помочь им постепенно развиться. И все-таки мы другая сфера. Слово «звезда» не очень принято в нашем цехе. То, чем занимается фонд «Новые имена», — это абсолютно беспрецедентная семья. В Новосибирске мы уже отбирали молодых исполнителей несколько лет назад. Надеюсь, на будущий год приедем вместе с замечательными педагогами, проведем свои мастер-классы и вручим по их итогам свои стипендии. Мы будем приглашать ребят в летний тур в школу в Суздале, будем покупать инструменты, будем давать самое главное — возможность выступать на сцене. Быть востребованным и вариться в среде таких же, как они, — вот это очень важно.

— Еще один ваш просветительский проект — создание международного культурного центра в швейцарском имении Рахманинова «Сенар». Когда-то вы обращались к президенту с просьбой выкупить и вернуть в собственность государства. Есть результат?

— Главный итог всех этих лет — создание уникального архива, который, естественно, будет сохранен в неприкосновенности. И все партитуры, и рояль, и письма, и фотографии, и мебель. Сохранено все буквально до защелок на форточке. Это мемориал, который будет доступен всем, кто хочет. Уверен, что начнется паломничество со всего мира. Зайти туда можно уже сейчас.

— Вы ныряете в Байкал, играете в футбол — нестандартные увлечения для классического музыканта. А музыку неакадемическую слушаете? Что-нибудь популярное современное? Может быть, даже рэп?

— Я не из тех, кто будет клеймить все, что не связано с академической музыкой. Я уверен, что в каждом жанре есть свои талантливые люди, не случайно имеющие популярность во всем мире. Кстати, рэп мне, допустим, ближе, чем поп-исполнители. Не говоря уже о рок-музыке, которая мне очень близка. Я большой поклонник классического рока. И знаком со многими великими рок-музыкантами. А рэп — это такая мелодекламация в разном ритме. Я бы не назвал это музыкой — это все-таки не музыка. Это все-таки стихи в ритме. Поэзия в долбежке. Я очень часто думаю о том, как люди просыпаются утром, садятся в свои машины и включают радио. Многие это делают — включают радио, которые друг от друга, особенно в регионах, не отличаются совершенно ничем. Если ты послушаешь, что каждый день звучит у людей в машинах, то не удивишься тому, в каком настроении они приезжают на работу! Это к вопросу о том, что у нас практически полностью отсутствуют в регионах классические радиостанции. Но, поверьте, есть и огромное количество людей, которые хотят слушать классическую музыку. Это простые смертные, не любители, не меломаны, а просто водители, таксисты. В Москве, например, есть радио «Орфей», которое, к сожалению, не ловится нигде в регионах, — и этот вопрос нужно обязательно решить! Ведь с этого все начинается. Когда говорят о привлечении новой публики в залы академической музыки, вот с этого все начинается — с радио. Конечно, может и интернет помочь — закачивай себе в свой смартфон и слушай все что тебе угодно. Но у нас люди все равно тянутся к радио и кнопке телевизора. Говорят, что не смотрят телевизор, а все равно смотрят. И вот такие проекты, как, скажем, «Синяя птица» — это же просто бомба, прорыв на нашем телевидении. Все говорили о том, что академическую музыку не слушают массы, а получилось так, что в прайм-тайм, в воскресенье, на федеральном канале звучит классическая, джазовая, народная музыка в исполнении феноменальных детей. И это смотрят десятки миллионов человек. Вот вам доказательство того, что не все хотят слушать то, что звучит обычно с утра в машинах.

— А что вы слушаете в своем автомобиле?

— А я не слушаю. У меня внутри всегда звучит музыка.

— Существует ли секретный рецепт, как стать вторым Мацуевым?

— Нужно стать не вторым Мацуевым, а, например, Машей Сидоровой. У нас растет потрясающее поколение. Я с ним хорошо знаком. Замечательные ребята. Они прекрасно осознают, что наша профессия — это серьезный длинный большой путь, который невозможно в одночасье предсказать или дать какие-то советы. Есть определенные каноны, которые надо соблюдать. Нужно выучиться, принять участие в конкурсах, испытать удачу и так далее. Но все это зависит только от них самих. Я всегда говорю ребятам: вот сегодня у вас есть инструмент, а завтра с утра вам нужно все забыть и начать с чистого листа. И так каждый день. У меня 270 концертов в год. Я играю каждый день в разных залах мира. Сегодня в Нью-Йорке, а завтра в Вене. Ты прилетаешь в Вену, и эти люди не знают, что у тебя вчера был такой успех. И каждый концерт нужно начинать с чистого листа. Это тяжело. Но если вы хотите выступать на сцене, если у вас есть артистичность, свобода, талант — этим заниматься можно.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Евгении БУТОРИНОЙ

 

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments