В «Первом театре» появилась музыкальная сказка «Голый король» — по мотивам пьесы Е. Шварца

ТЕАТР-СТУДИЯ «Первый театр» представил стартовую премьеру сезона. Афишу пополнил спектакль «Голый король» по одноименной пьесе Евгения Шварца. Текст, что за дерзкие аллюзии и острое слово десятилетиями не решались ставить и пускать в печать, постановочная группа безжалостно купировала и отрихтовала под нужды детского спектакля. Получилась музыкальная сказка с танцами и бойкими вокальными номерами под «фанеру». Целевой аудитории, судя по реакции зала, такой подход пришелся по вкусу, а вот поклонникам драматургии Шварца лучше либо манкировать событием, либо расслабиться и получать удовольствие.

Если заглянуть в сценическую историю «Первого театра», довольно быстро выяснится, что главный режиссер Павел Южаков питает слабость к советским драматургам, связанным со Страной Советов сложносочиненными и отнюдь не сами нежными отношениями. В репертуаре «Первачей» шли спектакли по произведениям Григория Горина и Николая Эрдмана. Сейчас, очевидно, настало время Евгения Шварца. Правда, рассчитывать на глубокую и злободневную интерпретацию известного текста зрителям не следует. Спектакль ориентирован на детскую аудиторию и представляет собой «причудливый и занимательный коктейль из андерсеновских сказок «Свинопас» и «Новое платье короля». В официальной аннотации данное определение относится к самой пьесе Шварца, но лучше эту филологическую вольность самой молодой труппе города простить и привязать непосредственно к постановке. Погрешность от истины будет минимальная: созданный режиссером Павлом Южаковым, художником Егором Овечкиным, хореографом Николаем Симоновым и композитором Алексеем Понамаревым «Голый король» коктейль и есть — бурлящий, яркий, слоистый, пожалуй, даже безбашенный. Потреблять его лучше без страха и упрека, в идеале залпом (тем более что спектакль идет без антракта), не задумываясь о литературной основе, от которой осталось всего ничего, вплоть до полностью исключенного сюжета «Принцессы на горошине». Немного оригинального текста, много дурашливой отсебятины, никаких бежавших по пьесе подводных течений, зато с избытком вставных номеров и вполне осязаемой глазом «движухи».

Скучать юной публике точно не придется. Да и о скуке ли речь, когда на одной сцене встречаются Свинопас с ужимками перешедшего на сторону света гопника (Максим Кудрявцев), ванильная принцесса (Елизавета Маслобоева) и гламурный до «чумачествия» Король (Сергей Гуревич)? Он запускает свой евроодэнсирующий волшебный горшок, под который даже елейные придворные дамы принимаются накручивать филейными частями ритмы Ski Ba Bop Ba Dop Bop. Она дарит трогательные девичьи поцелуи. А пусть глупый, но вполне себе активный противник грозит цепными волками и щеголяет стильным дизайнерским френчем с такими офигенно золотыми пуговицами на полах, что не только император какой-то там сказочной страны, но и король отечественной эстрады забьется в приступе непроходимой острой истерики — от зависти.

Логика нового «Голого короля», справедливости ради, порядком хромает — дают о себе знать и нарезка лапшой шварцевского сюжета, и легкость постановочной мысли необыкновенная. Принцессу грозятся отдать за лысого старикашку с вставной челюстью, а привозят к манерному бриллиантовому мальчику, влюбленному в собственное тело. Королевство его вроде бы насквозь милитаризовано, но помериться с противником он может разве что фирменным жабо. Подданные его стучат руками-каблуками в духе Heil Hitler’а и вдруг валятся в обморок в припадке нежных чувств. Воплощение мира «гламурного мракобесия» оказывается для артистов столько увлекательным и всепоглощающим, что подчеркнутые художественным оформлением намеки на государство террора, тревожные и горькие шварцевские размышления о высшей расе, порабощающем страхе и воинствующей тупости выскочек, занимающих не свое место, звучат чужеродно. Дети, пожалуй, внимания не обратят — для них и высмеивания  хлопающей ресницами глупости  вполне достаточно, но все-таки пришивание грубыми нитками рукава к атласному камзолу умаляет замысел «чистого праздника», на которое спектакль имеет полное право претендовать. Смеешься над мильоном кунштюков, ухохатываешься над придворными жеманницами и остроумно обнаженной королевской натурой, хихикаешь при виде какого-нибудь набриолиненного чубчика под вздернутым министерским клобуком, а в голову лезет старый анекдот: «Доктор, вы бы определились, туда или сюда, а то это туда-сюда раздражает».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Валентина ОЩЕПКОВА

comments powered by HyperComments