«Коллективные бездействия» дают надежду на поэтапное выздоровление

0
447

Сходить на выставку Янины Болдыревой — все равно что побывать на приеме у психиатра и разобраться в субъективных причинах бездействия, вызванных повсеместной вирусной реальностью. 

В НОВОСИБИРСКОЙ галерее «ПОСТ», располагающейся в гостеприимном подвале жилого дома на улице Свердлова, 3, открылась выставка «Коллективные бездействия» Янины Болдыревой. Проект работает до 22 октября включительно, для координации и доступа в пространство непременно свяжитесь с куратором творческого спота (от англ. spot — «место») Андреем Кузнецовым, там, кстати, есть еще и ряд мастерских,  Сделать это можно по телефону, указанному на странице галереи в социальных сетях.

Проект Янины не оставит равнодушным ни оголтелого прохожего, ни вдумчивого мыслителя-искусствоведа. И даже если вы находитесь где-то между, то с интересом считаете монолит проекта художницы. Цельное представление авторских графических листов, образующих зрительские локации и подсказывающих линии движения и остановки для просмотра, словно невидимая карта местности приведут вас к небывалым открытиям. Постправдическое эхо отражается всюду: налево — нежная графика с суровым сюжетом, направо — классическая инсталляция, а прямо по курсу — радиосигналы аудиальной партисипации. Как ни странно, графика, представленная на выставке, создана художником в период карантина и самоизоляции за весну и лето 2020 года.

Новое время настало безоговорочно и тотально. Границы размыты, карты перетасованы, люди встроены в среду. Слова «пандемия», «безопасный», «дистанция», «маска» и «коронавирус» пополнили бытовой набор составляющих для фраз. Теперь мы коммуницируем через маску и особенно горячо радуемся сближению более чем на полтора метра. Теперь, когда наши индивидуальные особенности обобщились правилами изоляции и безопасности, мы, словно 60 лет назад, сверх остро почувствовали коллективность и пробудили в себе желание к совместному, объединяющему и непременно физическому контакту.  Отделаться от травматического недавнего прошлого весьма трудно, однако, если отдаться формулировкам нового зла, проработать его образ и, самое главное, ярко, живо и самонадеянно рассказывать в мельчайших подробностях о том, насколько оно поражающее и вредоносное, то заросший пласт травмы потихоньку покрывается коростой и дает надежду на поэтапное выздоровление.

Янина, будучи достаточно известным фотографом, а вообще и художником-монументалистом, выздоровление вам, конечно, не гарантирует. Но внимание на проблемные места однозначно укажет. Сходить на выставку — все равно что побывать на приеме у психиатра, вступить, наконец, в долгожданный тет-а-тет с самим собой и разобраться в субъективных причинах бездействия, вызванных повсеместной вирусной реальностью.

Бездействие — это пауза, которая может затянуться и превратиться в молчание. Но только если кто-то ждет ответа, решения или результата, молчание его/ее не устроит и не подойдет. Нет-нет. Если уж и бездействовать — то коллективно. А если коллективно, то — регламентированно, по устанавливаемому на глазах порядку. И вроде бы страшно, на горизонте — безызвестность, в кармане — исчезающая валюта, голове — отрешенность, а на уме — затертые фразы из разряда «Все к лучшему», «Все не случайно», «Надейся и жди»… Спасает только ощущение коммьюнити (от англ. community — «сообщество») — ведь так у всех!

Пока каждый из нас пристраивался к новой-старой реальности, Янина наблюдала и фиксировала свои наблюдения, оттачивала восприятие пограничных переходных состояний,  изменчивость течения жизни. Субъективность человеческого восприятия, конфликт, забвение, забывание, исчезновение, разрушение, изменчивость жизни, объективное и субъективное, банальность и безумие — такой набор магистральных понятий от автора к рассуждению до, после и во время просмотра.

Переживая опыт локдауна индивидуально, можно уловить легкий эфир усредненности реакций, дойти до невозможности нахождения рядом с привычными людьми в привычном и любимом месте. «Коллективные бездействия» — не только словесная игра, сразу на ряд ассоциативных фронтов, но и образ жизни, накрывший планету в уходящем году из нулей и двоек. Работа не замерла во время эпидемии, сломался лишь ее формат, перераспределились ориентиры. Перенос точек приложения рабочих регламентов частично или полностью в пространство глобальной Сети породил желание контент-детокса и йога-туров.

Кто бы мог подумать, что можно так устать, не выходя из дома! Коллективно бездействовать — значит выполнять привычные действия не в показном формате внутри профессиональных сообществ, а дома/на даче в ближнем круге. Это значит, что теперь нет возможности отделить рабочее время от нерабочего, домашние дела от тренингов и семинаров… действие от бездействия, коллектив от индивида.

Янина с потрясающей точностью фреймирует коллективность, используя сетку из линий, повторяющуюся фактуру для показа ощущения общности интенций при физической разделенности. Тотальная пустота давит с поверхности каждого листа вне зависимости от присутствия людей на них. Черное пятно рисунка раздувается по листкам как сажа, пылит до рези в глазах.

Отдельная коннотация проекта связывается с арт-группой «Коллективные действия» (московская художественная группа, ключевая формация московского концептуализма) и лаконично встраивает перфомантивные находки Монастырского в графику. Нет определенного уровня осмысленности совершаемых действий, но они совершаются. Нет четкого понимания, зачем, для кого и почему именно так совершаются эти действия, но они совершаются.

Особенность этого проекта в том, что автор отделил себя от массы. Янина позволила себе взглянуть на опыт травмы  обширно и с высоты, находясь при этом в гуще событий. Позволила каждому зрителю пропустить через свое тело электрическое напряжение ужаса и небывалой легкости одновременно.

Механическое воспроизводство фактуры и фигуративных составляющих также апеллирует к режимности жизненного сценария. Классическая инсталляция «пыльного» стола, гости которого разошлись с полвека назад, бросает к библейским сюжетам, монументальным истинам и родной кухне. Потому что есть теперь удобнее возле экранов. Чтобы не отрываться от производства. Потому что это и есть жизнь.

Смотрите выставку и позвольте себе посмотреть на себя в этой выставке. Дайте себе возможность, выходя из запертой комнаты, понимать, что мир останется прежним, останется лживым и может обрести смысл лишь в отдельной, конкретно взятой голове.

Анна ГАЛЕЕВА, специально для «Новой Сибири»

Please follow and like us:
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.