Комсомол умер, да здравствует комсомол!

0
325

В новосибирском пространстве «Арт Ель» открылся выставочный проект «Комсомол. 100 лет. Вещдоки», который привлек внимание ностальгирующего старшего поколения и любопытствующего нового

РАЗУМЕЕТСЯ, это некорректная формулировка — «100 лет комсомолу». Комсомолу было неполных 72 года, когда эту организацию официально ликвидировал собственный XXII чрезвычайный съезд в 1991-м. Так что к красивой дате правильнее надо было бы приписывать «со дня основания».

Тем не менее в «пепси-кольной» красно-белой гамме по всей стране нынче развешаны плакаты и билборды с цифрой 100: начало века, как известно, знаменуется с бесконечными столетними юбилеями прошлого XX-го — от начала Первой мировой и Октябрьской революции — до бесконечных советских знаменательных дат со дня основания союзов и организаций.

Вот и в новосибирском пространстве «Арт Ель» открылся выставочный проект «Комсомол. 100 лет. Вещдоки», который привлек внимание в первую очередь ностальгирующих горожан старшего поколения. Комсомольских вещдоков на выставке было не так уж много (это у пионеров — горны и барабаны, а тут только комсомольские значки и удостоверения), авторство советского агитпрома организаторы почему-то приписали хозяину коллекции этих плакатов председателю нашего Союза художников, зато на организационную часть по традиции было потрачено немало сил — не обошлось и без политической полемики. Основными оппонентами здесь выступали художник Андрей Курченко и представитель Новосибирского открытого университета Роман Шамолин. Суть диспута сводилась к тому, насколько искренней, благонамеренной и полезной являлась в свое время комсомольская организация, несмотря на присущую ей мифологическую идеологизацию.

Суть позиции профессионального лектора Романа Шамолина сводилась к привычному «и все же, несмотря ни на что»:

— С одной стороны, это прекрасно, когда молодые люди смотрят на мир в какой-то гигантской солнечной перспективе, а с другой — это была обязательная система, в которую должен был включаться каждый молодой человек. Это, конечно, могло сбивать настоящий боевой дух…

Оппонентом профессиональному лектору выступал простой русский художник Андрей Курченко:

— Я даже не помню, как я оказался в комсомоле, поскольку в моем сознании все это очень запуталось. Все тогда призывали что-то строить и куда-то срочно двигаться, но все это было не совсем внятно. Смущало то, что цель-то была какая-то очень сомнительная — сладко есть и мягко спать, то есть от нынешнего неблагополучия нас звали к грядущему благополучию. И эта абстракция никак не учила, как жить настоящим.

А с позиции нового поколения тему вполне внятно озвучила художница Марианна Очира:

— Мне нравилось и сейчас нравится, что молодые люди, полные энергии, увлеченные Большой идеей, ехали за тысячи километров, создавали что-то грандиозное, вместе преодолевали трудности, пели песни под гитару и искренне верили в счастливое будущее. Если могущество России прирастало Сибирью, то комсомол в этом сыграл великую роль.
После его смерти, в эпоху всемирной глобализации и интернета, постсоветский человек больше уже не испытывал этого чувства быть частью чего-то большего, чего-то хорошего, созидающего и важного.

К этому, наверное, все и сводится — молодые люди всегда хотят принимать участие в чем-то важном, пусть даже до конца непонятном. Отчасти поэтому в 1977 году в комсомоле состояло 36 миллионов граждан СССР в возрасте 14-28 лет: грандиозные стройки социализма, романтическая самоотдача Павки Корчагина, а потом и целой когорты комсомольцев-героев создавали невероятно романтический пантеон, которому юноши и девушки хотели соответствовать хоть каким-то образом. И это чувство некой героической причастности, массово утерянное за последние лет 30, а то и 40, но все же сохранившееся где-то в генах, достойно понимания и уважения. Вот только хорошо забытый комсомол вряд ли сможет тут чем-то помочь. Как писал Маркс в Манифесте компартии: «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма». Примерно это же состояние сегодня присуще и компартии, и комсомолу, заодно с пионерией и октябрятией.

24 октября на аллее Комсомольского проспекта состоялось торжественное открытие закладного камня под памятный знак «Комсомольцам всех поколений», на который денег, похоже, пока не собрали. Камень на месте будущей стелы предполагается установить на аллее между домами №№ 15 и 20. Участие в мероприятии принимал мэр Новосибирска Анатолий Локоть, котрый, кстати, посетил и выставку «Комсомол. 100 лет. Вещдоки», где тоже сказал много теплых слов в адрес легендарного ленинского комсомола.

А вот председатель союза фотохудожников Евгений Иванов в процессе «комсомольской» дискуссии задал оппонентам вполне резонный вопрос: а почему бы не заложить соответствующие камни к потенциальным стелам в честь пионеров и октябрят? Ведь все они — его дочерние организации: «Коммунизм — это молодость мира, и его возводить молодым!»

Много красивых, но ни к чему не обязывающих слов было сказано в былые времена. Хотя классические тексты времен СССР в жанре «ля-ля» сегодня уже начинают восприниматься адекватно — вполне в стилистике нашего времени:

«История комсомола неразрывно связана с историй революционной борьбы рабочего класса за свое освобождение и построение коммунизма. В пробуждении классового самосознания у молодых рабочих, а также крестьян, в развитии у студенчества революционного настроений заслуга большевистской партии, которая всегда уделяла исключительное внимание воспитанию, организации и защите интересов молодого поколения трудящихся».

«Однако, — сообщает «Википедия», — на постсоветском пространстве есть и другие организации, такие как Российский союз молодежи (РСМ), отождествляющие свое прошлое с историей комсомола». В стране десятки миллионов непуганых молодых людей — похоже, что давно уже пора переходить от ностальгии к реальным идеологическим и мифологическим действиям.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»; фото автора

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments