Краудфандинг спасает книги от апокалипсиса

0
883

В Архангельске в этом году во второй раз прошел фестиваль книги «Белый июнь», на котором почти сто издательств представили свою продукцию, а в лекториях выступили более сотни спикеров, одним из которых оказался новосибирский литератор Андрей Жданов. Он приехал в Архангельск со своей свежеизданной книгой «Роботы апокалипсиса», полиграфическим качеством которой он гордится, кажется, даже больше чем содержанием. Кстати, в Москве его «Роботы» продаются в книжных магазинах «Пархоменко» и «Ходасевич», а в Петербурге — в «Порядке слов». А вот в Новосибирских магазинах их пока купить почему-то нельзя.

О своей поездке и презентации сборника апокалипсических новелл автор рассказывает так: «Я мог бы соврать, например, что лекционный шатер ломился от моих поклонников, или же пошутить в том духе, что зал только казался пустым, а, на самом деле до отказа был набит нанороботами, слетевшимися на мероприятие со всего Русского Севера. Мог бы, но не буду. Скажу только, что для тех, кто пришел меня послушать, я, как и планировал, рассказал о сибирском ироническом концептуализме и немного почитал из книжки — времени у меня было немного, всего полчаса. Главное, что я передал часть тиража на продажу в московский «Фаланстер». Хватит ли их на город без допечатки — не знаю».

Что касается книжки «Роботы апокалипсиса», то она интересна уже хотя бы тем, что издана была еще не вполне привычным для Новосибирска способом — через посредство Planeta.ru — российской краудфандинговой платформы. Это интернет-сервис по привлечению коллективного финансирования на создание всевозможных проектов, в том числе и литературных.

— Система краудфандинга помогла моему издателю компенсировать собственные затраты, — поясняет Андрей. — Этот бизнес реально работает, как и сама идея краудфандинга. Вон, нынче на лечение люди эсэмэсками средства собирают. А тут, наконец, придумали вполне цивилизованную форму.

— То есть, в этот интернет-сервис тебя запихнули издатели?

— Да, они. Поначалу было предложение поставить на входе в нескольких ресторанах, где работают общие знакомые, обычные ведра — для сбора металлических денег на издание поэтической книги. Только тут нужно было другое название придумать, более жестяное — типа «тинкэшинг».

— Наверное, пары ведер тебе бы хватило.

— Ну да. Поэтому, когда начали работать через «Планету», я, честно говоря, поразился, что всю сумму собрали не в первый же день. На этой платформе люди довольно быстро собирают миллионы. Миша Фаустов как-то раз получил таким способом средства на целый фестиваль. Новосибирский философ Роман Шамолин недавно выпустил книгу о ситуации в Белоруссии — тоже через тот же краудфандинг.

— Белорусия, все-таки более актуальна, чем какие-то роботы. Вот если бы они у тебя принадлежали к группе сексуальных меньшинств...

— Актуальность темы тоже играет роль. Если бы моя книжка называлась «Белорусские роботы-геи», я бы, конечно, привлек еще пару процентов аудитории «Планеты».

— В твоем случае ведь шла речь о сумме совсем маленькой?

— Да, о двадцатке. Ведь издавать собственную книгу на собственные деньги это как бы не комильфо, это прерогатива совсем уж отчаявшихся людей. Хотя сейчас для них созданы все условия: есть такие платформы как Ridero — это издательская система, которая не слишком задорого сделает из твоей рукописи любую книжку по желанию.

Но в моем случае я чуть ли не впервые почувствовал себя нормальным автором, который просто отдает рукопись, а дальше все делается как бы само. Хотя ты имеешь возможность влиять на процесс производства. Кстати, система коллабораций очень помогает в создании качественного продукта.

— Это ты о том, что свое литературно-художественное издание осуществил с Дмитрием Райцем и компанией?

В своем новом издательстве «Райц» Дима уже выпустил как бы литературную мистификацию «Случаи с англичанами», которая даже была номинирована на премию «Национальный бестселлер». Потом там вышла книжка Ивана Полторацкого «Истории Академгородка 2.0».

— Тебя ведь раньше печатали в маленьком новосибирском издательстве «Напрасный труд». Или эта другая категория книгоиздания?

— У Андрея Щетникова совсем другая задача — популяризация, о каком-то особом дизайне речь никогда не шла. А книжки «Райца» не только приятно держать в руках, но можно еще и номинировать на какой-нибудь книжный конкурс как произведение полиграфического искусства.

Бумажная книга перестала быть лучшим подарком, поэтому книжки начали меняться. Я думаю, что такие отличительные свойства книги, как обложка, форзац и прочее — они останутся, но книга будет приобретать другую ценность. Параллельно с уменьшением тиража она сможет превратиться в произведение искусства. Можно использовать всякие вырубки и тиснения, и голограммы, и тому подобное. Ведь даже некоторые элитные глянцевые журналы теперь начали делать из каждого выпуска дизайнерское чудо.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.