Кто такой Дед Мороз: Происхождение его как вида, взгляд фельетониста

0
515

Нынче мы все европейцы — оттого и уподобляем нашего старого хищного Морозку цивилизованному саксонскому Санта Клаусу и галльскому Пер Ноэлю. Между тем наш Красный Нос начал отождествляться с упомянутыми дароносными шалунами в острых колпаках не ранее чем с начала XVIII века. До петровских и даже до екатерининских времен наш Дед считался (и справедливо!) весьма и весьма зловещим персонажем.

  1. Монстр сугробов

Атеисты утверждают, что пошел он от снежных человеков, бродивших во время оно босиком по тайге, тундре и Уральским горам в любое время ниже ноля, потрясая сивой бородищей до ниже пупа и блажа во все свое дикое горло.

Мистики относят его к пантеону древнеславянских языческих божков, классифицируя Деда как зимнюю разновидность лешего. Те и другие сходятся на двух неоспоримых деталях образа: пресловутом красном носе и патологическом женолюбии Морозки. Первое ничтоже сумняшеся связывают с минусовыми градусами, второе — либо со здоровыми потребностями северных варваров, либо с распространенными у наших предков жертвоприношениях: о девственницах, брошенных в зимнем лесу мы все знаем хотя бы из сказок.

Кроме же сказок и песен существуют в фольклоре и достаточно жуткие предания. О том, напримаер, как потерпевшие кораблекрушение русские поморы, вынужденные зимовать на островах вечно седого Груманта, решась «живота ради» на «самоядство», видывали сквозь пургу жутковатого деда с известного колера носищем и бородою в сосульках, понимающе ухмыляющегося в иней усов (уцелевшие же и найденные на вопрос о том, чем питались, сдержанно отвечали: «Морозко дарил»).

  1. Хорошенькие зомби

Главным отличием Деда М. от Санты К. многие полагают присутствие при Морозе Снегурочки. К нынешнему времени означенная снежная девица трансформировалась в нечто краснощеко-пикантненькое, а ведь происхождение свое этот образ также ведет с «темной стороны».

Очевидец и бытоописатель русской жизни XVI века, некий аббат Жоли, побывав на Руси в зимнее время, писал епископу Бордоскому следующее: «А после светлого Рождества Христова наблюдал я, монсеньор, в Московии, помимо пляски медведя, еще одно экзотическое зрелище, при попытке описать которое грешный язык мой немеет и рука, перо держащая, содрогается. Во время языческого радения на заснеженном постоялом дворе, каковое я поначалу ошибочно принял за новогоднее торжество (ибо здешний календарь не сообразуется с христианским), около полуночи явилась из тьмы фигура, напоминавшая нашего рождественского деда красным платьем на собольем меху, таковой же шапкою, длинной белой бородою и мешком за плечами. Сложив мешок у подножия северной пинии, пришедший извлек из него отнюдь не дары волхвов, но юную деву, одного взгляда на которую было достаточно, чтобы убедиться, что душа бедняжки отошла к Отцу нашему не менее суток назад, ибо как лицо, так и руки девицы были бледны до синевы. Склонившись над телом, упомянутый колдун совершил странные манипуляции, сопровождаемые омовением прелестного лица усопшей снегом и подкрепляемые невнятными заклинаниями. Действия эти имели неожиданные следствия: покойная, медленно восстав, издала леденящий душу вопль и ринулась во внутренние покои постоялого двора… Устрашенный и возмущенный, немедленно покинул я сей кров, вспоминая сходные картины жизни северных народов, чьи шаманы нередко кощунственно оживляют умерших родственников, понуждая их лишенную Духа плоть к исполнению домашних работ…»

Строго говоря, мотив оживления (зомбирования) «снежной девы» хорошо прослеживается в мировом фольклоре (Белоснежка, Снегурочка, Снежная баба). Подобные случаи, конечно, наблюдаются и в двадцатом веке, но описания их весьма редки.

  1. Полный мешок ереси

Анафемская сущность Деда Мороза проявляется главным образом в сопоставлении его с Санта Клаусом. Последний олицетворяет святое Рождество Христово, первый — нейтральную календарную дату. «Санта» обозначает святость, «Дед» — маразм, Клаус — христианское имя (пусть не православное), Мороз — темная жестокая стихия. Характерно, что большевицкое издание «Крокодил» постоянно изображало Санта Клауса безобразным монстром, несущим зло всем народам мира, включая бушменов и папуасов.

Напрашивается закономерная мысль: а не является ли Д. М.  сиволом того, что Л.Н. Гумилев называл «антисистемой»? Отождествлять его с Пер Ноэлем на основе некоторого внешнего сходства — все равно что отождествлять христианство с сатанинскими сектами, которые вовсю используют христианскую атрибутику. Дары, несомые Мороз Иванычем не подобны ли троянскому коню?

  1. Жертвы лицедейства

Но особенно страшна участь тех, кто по доброй ли воле, в силу ли обстоятельств рискует примерить на себя личину Деда Мороза. Точной статистики здесь нет, но если покопаться в архивах Госстраха СССР, можно воочию убедиться, сколь велик процент травматизма в декабре-январе среди актеров провинциальных театров и сотрудников бюро добрых услуг — причем процент летальных исходов несоизмеримо велик. А кто подсчитывал иные проценты: возникших у легкомысленных ряженых неизлечимых болезней, испорченных на взлете карьер, разводов, наркомании и алкоголизма? (Впрочем, попробуйте поговорить об этом с нищенствующими актерами — услышите немало поучительного.)

Одним словом, неудивительно, что молодое поколение отечественных религиозных мыслителей склонно отнести Деда Мороза к свите грядущего антихриста со всеми вытекающими выводами.

P.S. Комментарий доцента Университета марксизма-ленинизма

Как бы ни противоречил Дедушка Мороз сусальному православию, он остается явлением глубоко национальным. Какой русский не любит минусовой температуры! А снежки и взятие снежного городка? Отличие русских обычаев от западных аналогов наиболее полно отражает нповторимую специфику нашего национального менталитета, определившую исход грандиознейших сражений на Куликовском поле, под Полтавой и на Курской дуге. Я уже не говорю о великой роли национального мороза в войне с Наполеоном.

Легче всего отринуть накопленное веками в угоду новомодным поветриям и всем плясать голыми под тропическим солнцем. Сегодняшнее молодое поколение, конечно, не помнит, что именно Санта Клаус, а не Дед Мороз со Снегурочкой был долгое время живым олицетворением «холодной войны». И никто из комсомольцев моего поколения не завидовал ни на американские модели холодильников, ни на их хваленое в антисоветских кругах внутреннее содержание. Вчера один бывший пионерчик с пеной вместо молока на губах доказывал мне, как, дескать, хорошо, что новое поколение западных морозильных агрегатов не образует инея! Как вам угодно, конечно, но лично я не представляю себе Руси без пушистого куржака на чем ни попадя…

Научную компиляцию осуществил Иосиф ГУСИНОБРОДСКИЙ

Рисунок Сергея МОСИЕНКО

Опубликовано в «Новой Сибири» 10 января 1994 г.

Также в «Новой Сибири»:

Самый прикольный тост на Новый год 2021

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.