Лидеры театрального проката: спектакли юбиляры, ветераны и рекордсмены

0
1414

На старте года «Новая Сибирь» решила обратить внимание на достижения в цифрах и узнать, какие новосибирские спектакли стали долгожителями, а какие и за более скромные сроки «эксплуатации» побили рекорды по количеству показов.

ПУТИ спектакля неисповедимы. Кажется, нет на свете такого режиссера и той артистической труппы, которые мечтали бы о провале и напрасно потраченных усилиях, однако успех постановки и долгую жизнь отнюдь не всегда возможно спрогнозировать. Как и невозможно свести воедино предпочтения публики, на одной сцене желающей видеть деревенских чудиков, на другой — игру в стриптиз, а на третьей — разоблачение мошенников.

Абсолютным рекордсменом театрального Новосибирска можно считать спектакль Городского драматического театра под руководством Сергея Афанасьева «Шутки в глухомани», премьера которого состоялась 25 декабря 1996 года. Комедия в постановке главного режиссера и художественного руководителя театра продержалась в репертуаре 24 года, пережила 740 показов, три переезда, множество вводов и при этом не желает сдавать позиции и уходить в запас.

Квадратура круга. Фото Валентина Копалова
Сцена из спектакля «Квадратура круга». Фото предоставлено пресс-службой театра «Первый театр»

«Шутки в глухомани» — пожалуй, самая востребованная пьеса новосибирского драматурга Игоря Муренко. Трагикомедия о «похоронах по недоразумению» идет на сценах 88 театров России, Литвы и стран СНГ. Однако именно в Новосибирске режиссер Сергей Афанасьев выпустил самый долгоиграющий вариант, открыл традицию менять в пьесе трагический финал на happy and и придумал беспроигрышный ход — угощать зрителей водкой и собственноручно слепленными пельменями.

Сцена из спектакля «Шутки в глухомани». Фото предоставлено пресс-службой Городского драматического театра под руководством С. Афанасьева

«В начале все играли по правде — по какой-то такой жизненной правде, и именно эта правда была смешной, — вспоминает артистка Городского драматического театра Ирина Ефимова, бессменно исполняющая роль Бабы Паши в спектакле «Шутки в глухомани». — А сейчас стали играть по-другому. Получилась какая-то надстройка над правдой, и уже она стала смешной. Сама суть смешного изменилась. Спектакль много и часто менялся. Сначала это было связано с пространством: с маленькой сцены в «Кобре» мы уходили на большую в «Победу», а потом переходили опять на малую — в подвал. Затем начались вводы, и новые люди вносили нечто свое. Каждый артист, вводясь в спектакль, нанизывал свою новую бусину, и уже приходящий следующий осваивал привнесенное его предшественником. Это сразу был импровизационный спектакль. Мы никогда не играли точно по тексту. Сергей Николаевич сразу отмел трагический финал и оставил только интригу, из-за которой и крутится сюжет, — желание Саньки разобраться в отношениях с женой. А феномен этой пьесы, как мне кажется, заключается в любви людей, проживших вместе целую жизнь. Их шалости и чудачества, которые происходят от невозможности, как в юности, высказывать свои чувства, на самом деле поднимают очень важную тему в нашей жизни. Потому что годы идут, а любовь от нас никуда не уходит: ведь любят не только молодые, но и зрелые, и пожилые люди. Желание продолжать говорить о чувствах возбуждает в зрителях ответные эмоции. Публика откликается, расслабляется и начинает дышать вместе с героями».

«Шутки в глухомани». Фото предоставлено пресс-службой театра
Сцена из спектакля «Шутки в глухомани». Фото предоставлено пресс-службой Городского драматического театра под руководством С. Афанасьева

За без малого четверть века «Шутки в глухомани» игрались в самом разном пространстве и работали на самую разную аудиторию — от преданных и проверенных временем поклонников до осужденных, отбывающих наказание в ИК (был у ГДТ и такой опыт проведения культурно-просветительских мероприятий). Режиссер «Шуток в глухомани» Сергей Афанасьев честно признается, что ставок на эту пьесу коллектив делал не так много, однако и по сей день билеты на комедию из деревенской жизни разлетаются, как горячие пирожки.

Сцена из спектакля «Только для женщин!». Фото предоставлено пресс-службой театра «Красный факел».

«На пятки» сценам из деревенской жизни наступает брутальный гламур от стриптизеров-сталеваров из «Красного факела». Спектакль под названием «Только для женщин!» впервые был сыгран на большой сцене академического театра  9 декабря 2005 года и недавно отметил юбилейный 500-й показ. В центре сюжета шесть сталеваров, которые, потеряв работу, прожигают жизнь в дешевом баре, пока не решают перевернуть свою жизнь, казалось бы, нелепейшей из затей — созданием собственного стрип-шоу.

Спектакль поставлен режиссером Владимиром Золотарем по популярной пьесе А. Маккартена, С. Синклэра и Ж. Коллара и служит ярким примером того, как коммерческий проект может не только развлекать публику, но и решать вполне художественные задачи. «Только для женщин!» появился в репертуаре «Красного факела» накануне закрытия театра на реконструкцию, наделал немало шума своим необычным содержанием (говорят, уже на первом показе актеры так вжились в роль, что режиссеру пришлось исполнителям напоминать: в стриптизе они все же новички, а не закаленные  пилонами профи), стал кассовым флагманом репертуара в годы вынужденного скитания по чужим площадкам, пережил несколько обновлений актерского состава и до сих пор пользуется невероятным успехом у зрительниц. Дамы, упустившие в кассах театра свой шанс, записываются в лист ожидания за несколько месяцев вперед и на полном серьезе готовы приобретать билеты у перекупщиков (правда, есть ли они в Новосибирске — большой вопрос).

Сцена из спектакля «Только для женщин!». Фото предоставлено пресс-службой театра «Красный факел»

«Успех у нашего спектакля сегодня точно такой, какой был на премьере, и для меня это парадокс, — рассказывает артист театра «Красный факел» Олег Майборода, служащий находчивым сталеваром со дня премьеры. — Я никогда не понимал успеха этого спектакля. В свое время спрашивал у жены: мол, не понимаю фурора в зале. И она ответила мне, что, во-первых, ты не сидишь в зале; во-вторых, ты же не женщина.  С этим не поспоришь. При этом мы не показываем стриптиз в чистом виде. У нас намеки и наметки. У меня вообще танец одевания, а не раздевания. Но успех есть. Наверное, секрет в самой пьесе. А, может быть, в том, что спектакль не стоит на месте. Из старого состава остались только я и Андрей Черных. Все остальные ребята у нас новенькие, вводные. Когда артисты уходят из театра, приходится их заменять. «Только для женщин!» претерпел много вводов, но от обновления состава явно выиграл. Как только в спектакль влилась свежая кровь, у постановки началась новая жизнь».

Сцена из спектакля «Приключения Буратино». Фото предоставлено пресс-службой Новосибирского областного театра кукол

На третьем месте среди поставщиков хитов стоит Новосибирский областной театр кукол. Спектакль «Лесные приключения» в постановке Юрия Кондратьева в этом сезоне отметил четвертьвековой юбилей. 25 лет маленькие зрители с радостью включаются в игру и становятся полноправными героями удивительных историй, происходящих на лесной полянке. Спектакль насчитывает около 500 показов и сейчас играется только на выезде. Самым востребованным спектаклем репертуара на основной площадке является музыкальная сказка «Приключения Буратино». Сюжет, интерпретированный режиссером Ольгой Гущиной, привлекает внимание маленьких зрителей ровно двадцать лет. В активе деревянного мальчика и его знаменитых товарищей более 250 показов.

НОВОСИБИРСКИЙ молодежный «Первый театр» сковал свои главные репертуарные хиты, едва появившись на свет, — в 2009 году. Водевиль «Квадратура круга» и сказка «Молодильные яблоки», поставленные главным режиссером театра Павлом Южаковым, имеют рабочий стаж в более 200 показов каждый и умудряются вписываться в любую площадку: ведь своего постоянного дома у театра по-прежнему нет.

Сцена из спектакля «Квадратура круга». Фото предоставлено пресс-службой «Первого театра»

«Квадратура» — это второй спектакль, который мы выпустили, — рассказывается режиссер Павел Южаков. — Помню, один известный критик выскочил на премьере из зала с красным лицом и криком, как такое можно показывать людям? А спектакль, между тем, оказался жизнеспособным ребеночком. Были периоды, когда спектакль уставал. И я хотел снимать его с репертуара, но артистам всегда было жалко с ним расставаться, и они подтягивались и вдыхали в него новую и новую жизнь. Конечно, с приходом новых актеров спектакль очень изменился, но в основе лежит такая крепкая пьеса Валентина Катаева, что в ней любому артисту очень комфортно. Это праздник актерской игры. И текст, и ситуации, и эпоха, чуть-чуть напомаженная, но очень обаятельная, — все работает на зрителя. Наверное, публике не хватает именно этого жанра. Театр всегда разговаривает с прошлым, но не всегда с точки зрения обвинения. У нас очень смешные герои и ироничный взгляд автора, и узнаваемые отношения. Есть в этой истории такая изюминка, которая привлекает зрителей разного поколения. Для меня тоже удивительно, что спектакль так долго живет. Но, видимо, в «Квадратуре», как и в «Молодильных яблоках», есть энергия того театра, который мы начинали. И я этому рад».

Сцена из спектакля «Очень простая история». Фото предоставлено пресс-службой театра «Старый дом»

В театре «Старый дом» главным долгожителем репертуара стала трагикомедия «Очень простая история». Пьесу Марии Ладо поставил в декабре 2006 года режиссер Сергей Бобровский. Сюжет на первый взгляд незамысловат: двое деревенских молодых людей, Даша и Алексей, любят друг друга. Их отношения, скрытые от строгого надзора родителей, развиваются в хлеву, где живут погруженная в себя корова, самовлюбленный петух, свинья мечтательница, мудрая лошадь и добряк пес. За 14 лет со дня премьеры спектакль был представлен зрителям 208 раз, и до сих пор собирает полный зал, а зритель-рекордсмен посвятил любимой «Простой истории» 28 вечеров.

«Это спектакль, за который мне ни разу не было стыдно, — делится впечатлениями актриса театра «Старый дом» Ольга Кандазис, исполнительница роли Коровы. — Я не слышала ни одного плохого отзыва. Он понятен всем — и пожилым людям, и молодежи. В нем есть над чем подумать, есть над чем посмеяться и поплакать. Это очень трогательный спектакль. Его интересно играть: в этой истории есть судьбы, биографии и персонажи, которые всегда привлекают артистов. Мы почти 15 лет играем спектакль, и почти 15 лет нам кричат: «Браво!» Многие зрители очень эмоционально реагируют и плачут. Представляете, сидят солидные мужчины и вытирают слезы. Это дорогого стоит. И артисты очень ценят такую искреннюю реакцию зала. И никогда не халтурят. В этом спектакле халтурить просто невозможно. История простая, но в то же время философски очень сложная. Дергаешь за ниточку, и выходит пласт за пластом, открывается грань за гранью. Хочется играть и играть, смотреть и смотреть. Очень теплый, атмосферный, светлый спектакль».

Сцена из спектакля «Игроки». Фото предоставлено пресс-службой театра «Глобус»
Игроки из архива театра Глобус

Главным тяжеловесом репертуара театра «Глобус» статистика утверждает спектакль «Игроки» на малой сцене. Комедию Николая Гоголя, в которой шулер-профессионал пытается обмануть таких же, как и он сам, карточных мошенников, но оказывается на крючке у колоды карт, что имеет характер, роковую красоту и даже собственное имя, поставил режиссер Александр Галибин в теперь уже далеком 2001 году. В 2013 году спектакль пережил полную смену вех и обрел второе дыхание: новый актерский состав, новая позитивная энергия, новая сценическая судьба. Всего в багаже новых и старых «Игроков» 191 показ.

«Спектакль так долго живет по той простой причине, что он был поставлен с большой любовью к театру, к автору и литературе, которая звучит на сцене, — полагает артист театра «Глобус» Максим Гуралевич, работавший как в первом, так и во втором составе репертуарного бестселлера. — В «Игроках» нашлось место таланту и фантазии. Были придуманы такие спецэффекты, которые на момент премьеры просто поражали, да и сейчас вызывают удивление у зрителей. Но главное то, что спектаклю дали вторую жизнь. В первом составе были сила, мощь, опыт, нечто большущее. А новый состав существенно омолодил спектакль. Если сравнить постановку с человеком, то из почтенного возраста он силой волшебной пилюли вдруг шагнул в юность. Возможно, утратил плюсы почтенного возраста, но обрел дыхание молодости и беззаботности. В связи с этим обновился и зрительский контингент».

В афише Новосибирского музыкального театра дольше всех живет спектакль детского репертуара — сказка Павла Вальдгардта «Кошкин дом» по пьесе Самуила Маршака. Со дня премьеры прошло 23 года и 182 показа. Режиссером спектакля выступил Михаил Михайлов, и это вторая интерпретация популярной детской оперы на сцене экс-Музкомедии. Кстати, именно с постановки «Кошкиного дома» в 1962 году началась история спектаклей для детей в Новосибирском музыкальном театре и вот-вот пополнится еще одним сюжетом из жизни кошачьей.

Сцена из спектакля «Ханума». Фото предоставлено пресс-службой Новосибирского музыкального театра

Во взрослом репертуаре НМТ по количеству показов лидирует «Ханума». Премьера музыкальной комедии состоялась 1 марта 2008 года и на сегодняшний день была представлена зрителям 160 раз. Спектакль на музыку грузинского композитора Гии Канчели поставил грузинский режиссер Автандил Варсимашвили. «Ханума» — классическая комедия-водевиль с национальной музыкой, легендами и тостами, полными своеобразного юмора: две свахи — Кабато и Ханума — закручивают историю с женитьбой когда-то богатого, но разорившегося князя Пантиашвили, при этом Кабато хочет быть главной свахой и строит всяческие препоны Хануме, а Ханума считает, что с «той поры, как создан свет, лучше свахи в мире нет».

«Ханума» — тот спектакль, который никогда не скучно играть. От него невозможно устать. Наоборот: каждый раз мы с удовольствием выходим на сцену и доставляем зрителям радость, — рассказывает солистка Новосибирского музыкального театра Елизавета Дорофеева. — Мне как артистке очень приятно петь музыку Канчели и интересно работать в образе Ханумы. Это и национальный грузинский темперамент, и очень непростой характер. С одной стороны, моя героиня — властная женщина, которая добивается всего, чего захочет, с другой, она очень женственная, ранимая и тонкая. И все это прослеживается в нашем спектакле. В Новосибирске, я знаю, идет несколько вариантов «Ханумы», в том числе в драматических театрах, но всякий раз, выходя на сцену, мы видим полный зал и чувствуем любовь нашей публики».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА, Валентина КОПАЛОВА, Екатерины КАСТЕРИНОЙ, Сергея ЖИГАЛЬЦЕВА и из архива театров.

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.