«Литературные резиденции» как среда для взращивания талантов

0
645

В Новосибирской области завершился первый этап всероссийского проекта, задача которого — создать молодым авторам условия для работы над интересными замыслами. 

В ИЮНЕ 2022 года по всей России стартовал всероссийский проект Ассоциации союзов писателей и издателей России (АСПИ) «Литературные резиденции»: первые города-участники представляли Тульскую, Ленинградскую, Оренбургскую, Свердловскую и Новосибирскую области, а литераторы Сибирского и Дальневосточного федеральных округов тогда впервые собрались в Бердске.

Кураторами Сибирской резиденции, принимающей авторов из этих двух округов, стали руководители Новосибирского совета молодых литераторов при Союзе писателей РФ Кристина Кармалита и Дмитрий Рябов — оба поэты и драматурги. Они и рассказали «Новой Сибири» о том участке этого большого проекта, работу которого они координировали и отслеживают до сих пор.

— Первый этап вашего проекта стартовал в Бердске 20 июня, а через месяц резиденты подводили итоги работы за месяц. И так шесть раз подряд. Итоги — это стихи и проза, как нетрудно догадаться?

Дмитрий. Ну да. Стихи, проза, переводы с языков народов России... Начался проект с пяти резиденций — летом еще не было Владикавказа и Дальнего Востока. А сейчас в Новосибирске завершается последний шестой заезд, и участники уже провели все встречи с читателями. Так сказать, отчитались перед публикой…

— По итогам работы в резиденции?

Кристина. Нет. Это просто встречи с читателями, так называемый литературный микс. Мы как кураторы знакомимся с их текстами в основном для того, чтобы сформировать композицию этого выступления. А тексты, сочиненные в резиденции, мы даже не всегда читаем, поскольку наша задача — переправить их по назначению в Москву.

— Чтобы получить место в одной из резиденций, нужно не просто подать заявку, а как бы выиграть конкурс?

Кристина. Для начала нужно было прислать в АСПИ пример своего текста по одной из номинаций и сочинить мотивационное письмо: зачем это все человеку нужно.

— Ну и, разумеется, план работы на месяц?

Дмитрий. Да, например: «Хочу написать рассказ». Ты сейчас спросишь, не попал ли сразу этот проект под контроль писательских организаций, на что я сразу отвечу: нет, не попал. Заявки посылаются индивидуально, даже если ты не член Союза, имеешь право попасть в число резидентов. В Ассоциации союзов писателей и издателей есть своя группа отборщиков, которая и решает, кто достоин, а кто нет. А координаторам на местах, то есть в данном случае нам, присылают фамилии очередной группы дней за пять до их заезда.

— Я, честно говоря, думал, что места распределялись не без помощи телефонных звонков от местных литературных руководителей, как это было принято в былые времена.

Дмитрий. Я так не думаю. Ну разве что если бы сам себе позвонил председатель АСПИ Сергей Шаргунов… Если без шуток, то и АСПИ занимается по большей части организационными вопросами, а отбор делает экспертная комиссия, в которой состоят учредители ассоциации, члены Союзов писателей.

— И какая процентная составляющая наших земляков была в этих резиденциях?

Кристина. По крайней мере, в первых четырех заездах всегда присутствовали новосибирцы. Пятый и шестой заезд отличались тем, что в конце лета разрешили участникам самим выбирать федеральный округ, куда бы они хотели поехать. И, конечно, многим авторам интереснее показалось работать не в родном регионе, а где-нибудь в новом месте. То есть наши думают: «А не съездить ли мне на Кавказ?», а питерцы — наоборот: «Что-то в Сибири я не разу не был…»

— Для резиденции под Новосибирском выбрали один базовый санаторий?

Дмитрий. Между прочим, это четырехзвездочный спа-отель «Крона».

— В таких заведениях ведь практикуют всякие процедуры — лечебные соли и грязи, чтобы привести физическое и душевное состояния в порядок. Это понравилось литераторам, что туда попали?

Дмитрий. Еще бы не понравилось. Кроме того, что проживание и питание там бесплатные, в комплект входили бесплатные посещения бассейна, сауны, соляной пещеры, что-то там еще… То есть на месяц все условия для полноценного творчества были предоставлены.

— А как контролировался так называемый творческий выхлоп? Ведь можно за пару дней написать пару рассказов, а потом просто приятно проводить время на всем готовом?

Кристина. Авторы предварительно заявляют не текстовые объемы, а темы. Человек может запланировать рассказ, цикл рассказов или, к примеру, хочет закончить поэтический сборник. И, как показывает практика, они честно отрабатывают заявленные планы. Мы сами были немного удивлены такими  плодотворными результатами.

— Собственно, литературные резиденции — это те же дома, дачи и мастерские творчества, что хорошо были знакомы членам творческих союзов во времена СССР еще с 30-х годов. Предполагалось, что в них днем можно продуктивно работать, а вечером культурно общаться с коллегами. Но, как я не раз слышал, часто ночное культурное общение затягивалось на весь следующий день, а потом веселье шло по кругу.

Кристина. Нет, у нас не было никаких подобных прецедентов, никто к резиденции не относился как к месту для развлекательных мероприятий. Да, при советской власти действовали подобные институты, но работа их в основном была отлажена. Так что вполне нормально, что АСПИ решила возродить эту традицию. Что-то подобное началось еще в 2001 году, когда в Звенигороде начал функционировать форум молодых писателей «Липки» — при поддержке Фонда Филатова. Правда, по слухам, в этом году он завершил свое существование…

— Но ведь месяц — это ведь очень много. Можно столько всего понаписать — особенно если не бездельничать.

Кристина. Это только поначалу кажется, что много. Вот Лев Толстой вторую редакцию «Анны Карениной» планировал написать за три недели, а закончил через четыре года. Так что во время последних двух заездов, которые сократили до двадцати дней, очень многие жаловались, что времени им катастрофически не хватает, очень беспокоились, что не успеют закончить последнюю главу или строфу к нужному сроку.

Дмитрий. Я в таких случаях всегда строго говорил: «Дописывай или вернешь стоимость проживания». Вообще-то, в отеле «Крона» стоимость проживания одного резидента с полным пансионом, я думаю, не очень-то маленькая. Конкретные цифры я назвать не могу, поскольку договор заключен напрямую между АСПИ и «Кроной», и цифр я не знаю. Но можно зайти на сайт «Кроны», если кому сильно интересно, и посчитать; стоимость проживания умножить на шесть человек и потом на шесть заездов — четыре по тридцать дней и на два по двадцать. Хотя я думаю, что оптом дешевле выходит, конечно.

— А какой-то возрастной ценз для резидентов существовал?

Кристина. На заезд — три человека в возрасте до 35 лет, три — постарше. Таким образом работала система восстановления преемственности поколений. Да, честно говоря, и между писателями одного поколения там происходило вполне продуктивное творческое общение. Ведь помимо всего прочего в программе у них были и экскурсии, и посещение театров, и прочие культурные мероприятия. Один участник даже написал критическую статью о Новосибирске, так его вдохновили прогулки по городу.

— Я слышал от одного знакомого, что резиденты могли заводить себе индивидуальных кураторов.

Кристина. Это такая новая практика, по желанию. Например, москвичи прозаики Фарит Нагимов, Лев Яковлев и Андрей Тимофеев регулярно связывались с резидентами и давали обратную связь по их текстам. Эту технику можно, наверное, назвать редакторским сопровождением.

— Как я понимаю, одна из задач проекта — поддержать новые таланты и помочь им войти в серьезное взрослое литературное сообщество.

Дмитрий. В принципе, любые писательские совещания эту функцию пытаются выполнять. Только не всегда это работает. Если говорить конкретно про литературные резиденции, то умножь тридцать шесть человек на семь регионов — тут никаких издательств и журналов в стране не хватит, чтобы всех участников продвинуть куда-то. Но, наверное, кроме задачи продвижения есть еще и задача развития литературного пространства, так сказать, наполнения кровеносной системы литературы для полноценного функционирования оной.

— По-моему, у вашего проекта есть одна большая проблема: далеко не каждый желающий имеет возможность бросить все и уехать на целый месяц на другой конец страны.

Кристина. Да, к сожалению, именно это являлось проблемой для многих авторов — особенно когда человек хочет выбрать резиденцию далеко от дома, но не имеет возможности вырваться в нужное место в нужное время. Кое у кого этот вопрос решался достаточно просто. Вот Дима Косяков из Красноярска у себя в городе работает преподавателем, и ему удавалось дистанционно продолжать это свое преподавание. Но это, конечно, не была ежедневная работа по восемь часов в день.

— По восемь часов было бы не очень честно за казенный-то счет... Шучу, конечно.

Дмитрий. Вот и я тоже хочу пошутить под конец. Считаю, что для глубокого и моментального творческого погружения требуется особая терапия. Например, приезжает очередная группа резидентов и строится во дворе. А кто-то главный выходит перед строем и говорит безапелляционно: «Забудьте, что вы поэты и писатели! Вы — никто!» И сразу каждому на руке набивать наколку местной резиденции, например «Бердск» — и солнечные лучи по кругу, ну или профиль Шаргунова на левой, как говорится, груди.  Вот после этого можно и за работу по жесткому графику. В итоге у нас в стране каждый год появлялось бы по 276 дисциплинированных бойцов литературного фронта, практически батальон.

— Кристина, а если серьезно, какие перспективы у вашего масштабного начинания? 

Кристина. АСПИ пока занята созданием среды и пространства для взращивания молодых писателей. Но чтобы контролировать все это, нужно создавать какие-то новые отделы, поскольку продвижение литературы — это большая область, где нужны свои серьезные специалисты. И это станет самым главным уже на следующем этапе...

Дмитрий. Главное, чтобы не возникла очередная закрытая система, в которой все, что создается внутри нее, там же и потребляется, причем изначально никто даже и не рассматривает выход за эти заданные рамки.

— Давайте поговорим, наконец, о перспективах. В середине лета ход работы «Литературных резиденций» в Новосибирске обсуждался на уровне нашего Министерства культуры — вы встречались с Евгением Сазоновым, исполняющим обязанности министра.

Дмитрий. Рабочую встречу Евгений Сазонов проводил с первым заместителем председателя АСПИ Яной Сафроновой, именно она в первую очередь курирует проект в общем и целом.

— В СМИ тогда сообщалось, что в ходе встречи обсуждалась возможная «реализация совместных инициатив». Что подразумевается под этой формулировкой?

Кристина. Подразумевается, что у ассоциации есть и ряд других проектов, которые можно было бы осуществить на нашей земле, для чего, разумеется, требуется содействие местного Минкульта. Кстати, поддержка ведь может быть не только материальная, но и информационная, техническая.

— Ты говоришь, в частности, о новом проекте «Мастерские — молодым писателям», которому, возможно, потребуются площадки в Новосибирской области в будущем году?

Дмитрий. Планы были большие. Но поскольку, как все знают, в какой-то момент геополитическая ситуация вокруг страны начала сильно меняться, то даже сейчас, ближе к зиме, ничего определенного по поводу новых идей мы сказать не можем, поскольку и Москва пока, похоже, не определилась. Не исключено, что какие-то проекты могут исчезнуть, а какие-то — укрупниться. Кстати, и что касается литературных резиденций, на будущий год тоже пока нет ясности. Как ты понимаешь, мы и сами очень хотели бы знать, что произойдет в будущем, но пока остается только ждать — с присущим нам оптимизмом.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото Кристины КАРМАЛИТА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.