Магалиф на экране: не биография, а эпитафия

0
392

В кинотеатре «Победа» прошла премьера непривычно длинного документального фильма, приуроченного к 100-летию со дня рождения культового новосибирского писателя и поэта Юрия Магалифа

Когда-то Константин Паустовский в своей книге «Повесть о жизни» рассказал историю о том, как во время Гражданской войны простой бухгалтер по имени Борис Магалиф ездил по стране, нисколько не беспокоясь за свой багаж, поскольку писал на чемоданах крупными буквами: «МАГАЛИФ», и заградительные отряды принимали эту надпись за аббревиатуру какой-то важной организации наподобие ВЦИК, РКВМФ и ГубЧК.

Тот Магалиф к нашему не имеет, конечно, никакого отношения, но подобный фокус случился и в Новосибирске: при упоминании этой почти что сказочной фамилии чуть ли не каждый горожанин рефлекторно придает своему лицу выражение дежурной почтительности. И это вполне оправданно: сказка о плюшевой обезьянке знакома всем и любима всеми с детства. Имя Жаконя давно стало настоящим брендом — даже немного странно, что тридцать лет назад символом города сделали сомнительного Городовичка, а не этого знаменитого персонажа. Получилось бы чересчур неожиданно и дерзко, зато по-своему очень логично.

Столетие со дня рождения Юрия Михайловича Магалифа — событие для Новосибирска, тут не поспоришь: не так уж много у нас культовых имен. И появление нового документального фильма о нем под названием «Я «Жизнь» написал с большой буквы» — тоже вещь совершенно необходимая и своевременная. Несмотря на то что фигура Магалифа в рамках нашего города нарочито укрупнена, поскольку этот автор, надо признать, не является литератором такой уж большой величины, — и когда на экране школьная учительница предлагает детям поискать взаимосвязь между ним и такими мэтрами, как Пастернак и Левитанский, возникает чувство некоторой неловкости. Этот легкий налет провинциальности, лежащий на всем фильме, вполне объясним: наш Новосибирск, в отличие, например, от Москвы и Питера, не может похвастаться такими поэтическими именами, как Маршак, Чуковский и Барто, а также поэтами другой категории — Кушнером, Соснорой или Бродским, — поэтому приходится гордиться тем, что имеем.

А имеем мы с вами талантливого литератора и артиста, который отсидел в лагере прямо посреди Новосибирска пять лет по печально известной 58-й статье УК, после чего решил не возвращаться в родной Ленинград, а стать крупным писателем здесь, в Сибири.

Историю его жизни авторы фильма не стали пересказывать подробно, что совершенно правильно. Их концепция строилась на том, чтобы показать зрителю не официальный облик Магалифа, а его человеческое лицо. И это в целом удалось, несмотря на видимую избыточность хронометража — 51 минута. Режиссер Борис Травкин объясняет свой подход чисто профессионально:

— Трудно представить себе объемы материалов из фильмов, киножурналов и радиопередач, где принимал участие Магалиф. Это и видеозапись «Жакони», которого ставили в нашем оперном театре, и новосибирские телефильмы, и съемки ленинградского телевидения. Только количество тетрадей и ежедневников, в которых Магалиф с начала 50-х годов вел свои дневники, настолько огромно, что они ни на одном письменном столе не уместятся. Так что пришлось обойтись без рассказов о его предках, хотя люди там очень интересные — цыганская певица, польский граф… Мы ведь делали не чисто биографическую картину. Если бы этот фильм я делал по госзаказу, то смонтировал бы его в свой любимый стандарт — минут на сорок — и показал бы свои профессиональные качества режиссера. Но здесь совсем другое дело. Я так и объяснил съемочной группе: задача наша в том, чтобы попригасить свои авторские амбиции и сделать яркую ленту памяти нашего героя.

Такой серьезный подход, надо полагать, вполне устроил бы и самого Магалифа, весьма ревностно относившегося к творческой деятельности. Недаром в своем дневнике 1960 года он с горечью восклицает: «Господи! Ну когда же перестанем друг другу заправлять туфту?..»

Фильм о Магалифе был снят силами работников отдела кинопроизводства «Новосибирсккиновидеопроката» режиссером Борисом Травкиным,  звукорежиссером Анатолием Антоновым, оператором Рафаэлем Хайретдиновым и сценаристом Марком Готлибом при поддержке студии «Сибирь-кино». Как писала осенью «Новая Сибирь», эта студия получила главный приз фестиваля «Россия» за ленту «Отец и сыновья из Кротово», который ее директор Евгений Соломин доснял после смерти своего знаменитого отца Владимира Викторовича.

Борис Травкин любит общаться с интересными людьми — даже успел в свое время встретиться и с Виктором Астафьевым, и с Василием Шукшиным. И у нас в городе он находит интересных персонажей (хотя «персонаж» — словечко, которое Борис Борисович терпеть не может еще с советских времен), — например, у него дома хранится отснятый материал о сибирской сказочнице Таисии Пьянковой. Так что и к фигуре Юрия Магалифа, с которым он тоже был хорошо знаком, режиссер отнесся с особым вниманием.

Сценарист картины — известный новосибирский журналист Марк Готлиб — при подготовке текстовой части нашел в архивах много интересного и ранее неизвестного широкой публике. По его словам, на архивных папках Магалифа, что он просматривал, не стояло меток предыдущих пользователей, то есть со всеми этими материалами на премьере можно было познакомиться чуть ли не впервые.

Интересно, что авторам фильма пришлось слегка подкорректировать его название «Я «Жизнь» написал с большой буквы» — фразы, заимствованной из дневников Магалифа. Актер «Глобуса» Лаврентий Сорокин, читая авторский текст, оговорился и вместо «с заглавной» сказал «с большой». И творческая группа, немного поразмышляв, решила, что в первом случае — это что-то из области правописания, а во втором появляется настоящий образ. Так и оставили, решив, что Юрий Михайлович, скорее всего, был бы не против.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото автора

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments