Фестиваль современной музыки «мАРТовский код» стал более заметным явлением, чем «Вечера современной музыки», прошедшие несколько лет назад. 

ФЕСТИВАЛИ разные нужны, фестивали разные важны. Именно об этом думаешь, когда перед тобой лежит пачка билетов на Транссибирский арт-фестиваль и на «мАРТовский код». И если первый сейчас в самом разгаре, то второй уже благополучно завершился. И можно подвести некоторые его итоги.

Эти фестивали можно было бы назвать братьями-погодками: и тот, и другой отмечают свой пятилетний юбилей. Вот только, как это в семье нередко случается, один «брат» всем понятен и симпатичен, а другой — с некоторыми странностями. Оно и понятно — у этих фестивалей разная целевая аудитория и, что особенно немаловажно, разные бюджеты.

Тем не менее «мАРТовский код» существует — и понемногу начинает о себе заявлять. У него наблюдается хоть и не сверхскоростное, но очевидное движение вверх — особенно если сравнивать с «Вечерами современной музыки», как фестиваль назывался поначалу.

Все это происходит, несмотря на нерешительность со стороны администрации филармонии, выраженной в некоторой непоследовательности, затянутости в реализации намеченных год назад планов. Отсюда очевидные просчеты в рекламе, путаница в программах, заявленных на фирменном сайте филармонии: все это обусловлено определенной осторожностью: очень не хочется понести хоть небольшой, но убыток.

А теперь перейдем к программе фестиваля. Открывали его Аркадий Шилклопери академический симфонический оркестр, показавшие программу, посвященную легендарной арт-группе Yes. Это, наверное, самая известная работа музыканта последних лет: уже реализованная на CD и в виниле, она, тем не менее, постоянно обновляется, расширяется и сегодня представляет собой полномасштабную программу в двух отделениях. Для ее реализации в Новосибирск прилетели известный барабанщик Петр Ившин и бас гитарист Антон Горбунов. Так что в этот день в зале имени Арнольда Каца звучал полноценный симфо-рок.

Аркадий Шилклопер, богом поцелованный музыкант, способный выдуть что-то красивое и печальное даже из полицейского свистка. Его великолепная музыкальная подготовка и опыт работы в оркестре Большого театра позволили ему выйти на внежанровые, а точнее — наджанровые эксперименты, он один из первых начал играть практически любую музыку, близкую к академической, — от камерной до симфо-рока, от джаза до этники.

А поскольку Аркадию тесны строгие рамки жанров, то он легко переходит из одного в другой, да так, что получается, нечто совершенно новое. И именно по причине этой своей уникальности в нынешнем году он и открыл фестиваль «мАРТовский код».

Вот, к примеру, что написал мне Аркадий об этой своей работе:

«Программа Symphonic Tribute to Yes посвящена легендарной арт-группе Yes. Я давний фан этого уникального ансамбля, а познакомился с ним в пятнадцатилетнем возрасте, в годы учебы в Московской военно-музыкальной школе. Помните парады на Красной площади и роту юных барабанщиков, открывающих их?

Конец 60-х — начало 70-х — это был расцвет хард-рока! Deep Purple, Grand Funk Railroad, Led Zeppelin, Black Sabbath и т. д. Конечно же, все мы это слушали (в основном по ночам, заперевшись в каптерке, пропитанной запахом потных портянок).

Но ребята у нас учились одаренные, с изысканными музыкальными вкусами и «большими ушами» поэтому творчество вышеназванных групп казалось им несколько примитивным. В нашей среде большим интересом пользовались ансамбли направления «арт-рок» или «прогрессивный рок»: Emerson, Lake & Palmer, King Crimson, Genesis, Pink-Floyd, но особенно Yes.

По композиционному развитию, изысканной гармонии и музыкальной форме, на мой взгляд (точнее слух), Yes — академический ансамбль, лишь средства выражения материала взяты из рок-эстетики. Много лет я мечтал создать программу с симфоническим оркестром, чтобы показать, высветить то самое академическое начало, которое, как мне казалось, было задавлено в творчестве группы тяжестью рок-машины. И такая программа родилась.

В ней нет стремления к копированию, точности звучания оригинала, доскональности в воспроизведении деталей музыки группы. Это скорее мое личное ощущение, отношение, проживание и переживание ее».

Все сказанное подтверждает правильность выбора именно этой группы для музыкального коллектива Шилклопера. Валторна Аркадия удивительно точно напоминает голос вокалиста группы — Джона Андерсона. И лично я не припомню, чтобы наш симфонический оркестр когда-нибудь играл что-то подобное. Точнее, играл совершенно полноценно, с «правильными» барабанами и бас-гитарой.

И что особенно приятно: в зале я увидел небольшие группы молодежи, ранее не замеченные мной на концертах оркестра. И было видно, что им услышанное и увиденное действительно нравилось.

Словом, начало фестиваля удалось на все сто.

СЛЕДУЮЩИЙ концерт «Новосибирской камераты» дал возможность послушать новые работы новосибирских композиторов Сергея Кравцова и Андрея Кротова, учеников новосибирского классика Аскольда Мурова, и оставил во всех смыслах приятное впечатление. А 3 марта в камерном зале собрались музыканты и ценители творчества председателя Ассоциации современной музыки России, заслуженного деятеля искусств Виктора Екимовского, одного из самых исполняемых ныне «современных» композиторов.

Признанный авангардист, ниспровергатель канонов, не повторяющий свои музыкальные идеи дважды, лично прилетел на свой авторский вечер «Автомонография».

Все критики сходятся в том, что в основе каждого произведения Екимовского лежит определенная идея (вызывающая, безумная, остроумная) — любая, но всегда оригинальная. Свои музыкальные идеи композитор черпает как будто из повседневной жизни. Самое исполняемое произведение композитора «Балет» вообще не имеет нотной партитуры в общепринятом смысле слова.

К слову, это первое произведение, которое было исполнено в Новосибирской филармонии в 1992-93 годах, еще на сцене Дома политического просвещения. Им завершались первоапрельские концерты «Музыканты шутят».

Но при всей «ершистости» композитора, основательно очищающего ржавчину с души, у него большое количество «обычных» мелодичных произведений: как большой музыкант, он легко и свободно работает в различных направлениях академической музыки.

«Бранденбургский концерт», композиция № 28 для камерного оркестра, исполненный камерным оркестром «Блестящие смычки» (художественный руководитель — Марина Койфман), вполне академическое произведение, а «Горевые песни» в исполнении Новосибирского областного академического хора молодежи и студентов при КТЦ «Евразия» (художественный руководитель — Елена Рудзей) могли бы украсить любую программу духовной музыки.

На мой взгляд, данный концерт точно совпал с задачами фестиваля. Жаль, что он, похоже, не был замечен ни руководством филармонии, ни сотрудниками Министерства культуры. А композитору не преподнесли даже букета цветов.

Завершил фестиваль самый спорный проект — музыкально-пластическая фантазия «Concerto Grosso. Двойник» на музыку Альфреда Шнитке.

Честно говоря, это не мой жанр, ясторонник более академического формата «музыка — танец» — когда на сцене присутствуют музыканты, исполняющие музыку, и артисты, которые танцуют. Хотя, конечно, понимаю, что и это имеет право на существование. И меня радует, что именно в филармонии такие постановки пытаются ставить. Тут есть для этого все возможности.

Для меня самым интересным было, как музыканты камерного оркестра Новосибирской филармонии будут чувствовать себя в таком формате.

Справились! Они просто герои. Все! И дирижер Алим Шахмаметьев, показавший навыки драматического актера. И скрипачи Юлия Рубина и Федор Кабельский тоже выше всяких похвал. Проявил себя как музыкант и актер Алексей Гребенкин. И пианист Лев Терсков прибавляет от концерта к концерту и от спектакля к спектаклю.

Музыка Шнитке, проза Достоевского и пластика танцоров — все это хорошо встряхивает и душу, и тело.

То, что об этой постановке будут спорить, не сомневаюсь. Но на то и формат фестиваля «мАРТовский код». Не-фор-мат-ный! И способный привлечь новых молодых слушателей в филармонические залы.

Можно добавить, что я рассказал далеко не обо всей программе фестиваля, который получился и масштабным, и неординарным. За что создателям спасибо! А что касается «странного брата», так время нынче такое, что нужно быть необычным, постоянно обновляться, дерзать и дерзить!

Как говорил Оскар Уайльд: «Умеренность — роковое свойство. Только крайность ведет к успеху».

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

comments powered by HyperComments