Мужчина и скотч: особо предметное наблюдение

0
193

В галерее «АртЕль», позиционирующей себя как выставочное пространство, все еще можно увидеть очень нестандартную выставку работ Евгении Шадриной-Шестаковой. 

ЕВГЕНИЯ Шадрина-Шестакова — опытный исследователь, обладающий сильным визуальным анализом. Попадая в поле художника, непременно ощущаешь пристальное внимание творческого глаза — тебя визуализируют и переносят в пространство репрезентации.

Проект «Мужчина и скотч» притягивает общественность разными способами: во-первых, это безупречный талант живописца; во-вторых, это изображение конкретных, весьма известных людей; в-третьих, это апелляция к гендерной теме. Пожалуй, можно еще добавить и четвертое — вынужденность ношения маски, аналогом которой выступает скотч. Хотя здесь, по словам Евгении, связи нет, проект придумывался и создавался до начала всей пандемической истории.

Шадрина-Шестакова — многомерный и модульный автор, работающий ровно с тем, что или кто попадает в Мастерскую. Именно поэтому каждая из 13 работ выполнена в разной живописной манере. Каждый холст — это сиюминутная скан-реакция на того, кто сидит напротив. Кто знает Женю, тот помнит, что она — невероятно работоспособный автор, красящий и перекрашивающий поверхности разного происхождения с огромной скоростью. Подвижность, скорость, рефлексия — обязательные составляющие визуального результата. Работы Шадриной, особенно из этой серии, не из разряда развлечения, это повод к осмысленной работе мозга зрителя, который, среагировав на впечатляющую живописную подачу, должен обратиться к себе, обозначить вопросы и определиться с ответами. Живопись Шестаковой — это интеллектуальное блаженство, возможность остановиться, запнуться и провалиться.

Так о чем же «Мужчина и скотч»? Базовым раскладом становится очевидность избираемого пола модели. Все модели — мужчины, что сразу формирует линию диалога не только и не столько между художником и моделью, сколько между женщиной и мужчиной. Исходя из этого, важным является то, кто именно эти мужчины, какой след они оставили и продолжают оставлять в жизни автора, почему именно они приняли приглашение. Как комментирует сама Евгения — «мне попались хорошие мужчины», то есть доля случайности в том, кто именно остался запечатленным, тоже есть.

Интересна также и постановка союза «и» в названии проекта, что сразу отделяет мужчину-героя от скотча, рождает два параллельных восприятия факта заклеенного рта. Конечно, первое, что идет в голову, — это побуждение к молчанию, причем понятен механизм — женщина заклеивает рот мужчине, дабы он молчал, чтобы осуществить акт репрезентации. Здесь уже появляется вторая тематическая волна — молчание модели, пребывание в спокойствии, отсутствие дополнительных линий и смыслов как мешающих процессу создания работы. Это может быть воспринято на первом уровне как женское желание «заткнуть мужчине рот» и лицезреть его существо без возможности говорить. Если продвигаться глубже, уходить от поверхности, то понятно, что стартовые темы сексизма, маскулинности, гендерных взаимоотношений и молчания — это только поводы к погружению и обращению социального внимания. Большой вопрос — к чему? И здесь я позволю себе предположить такую историю, ориентируясь на личность автора и ее рабочий подход. Во-первых, желание устремляться в проекты и мыслить сериями, что отчасти обусловлено исторически (от концепта белого куба до понимания камерных проектов). Во-вторых, это молниеносная реакция на маленькие, но архиважные детали. Вспомните хотя бы серию Шадриной «Пожилые женщины зимой», где важным атрибутом был головной убор. Наверняка такая же история была и со скотчем, который всегда есть-присутствует в художественной мастерской, создает не только фактуру, но звук, рисует комплексное восприятие себя как части функционирования арт-процесса.

Женя — наблюдатель. Благодаря подмеченному скотчу, прекрасным мужчинам, попавшим в поле, проект рождается, исполняется и трактуется. Очевидно одно: что нам всем помимо созерцания эстетики можно учиться обращать внимание на простые, но важные детали, которые при сопряжении с другими деталями могут рождать бесконечную цепочку ассоциаций. А там художник нам подбросит еще пару уловок: например, что мужчин — 13. О! Своего рода «тайная вечеря» понимаем мы, зрители. О! Они все расположены по кругу в экспозиции, они смотрят на нас, зрителей. Если вы отрефлексируете по-честному, то почувствуете, с какой интонацией они смотрят именно на вас. И здесь не будет правильного, здесь будет ощущение, насколько это полезно вам в данный момент это наблюдение.

Проект, реализовавшись в 13 холстах с мужчинами и одном автопортрете Жени, дополнен фильмом, что особенно радует и являет миру любовь автора к фиксации и кадру как таковому. Когда в 2018 году мы делали выставку Шадриной «Просвет», мы показывали фильм, снятый ею лично. Видео — как медиум — очень близко Жене, это возможность вновь приблизить теплый, фактурный контакт с мастерской, местом души художника. Местом свободного диалогического полета, особенно когда рот у модели заклеен.

Буквально три дня остается на то, чтобы посетить выставку, а если не успеваете, то смотрите документацию, приближайте к себе художника, чтобы думать вместе с ним.

Анна ГАЛЕЕВА,
специально
для «Новой Сибири»

Фото Евгения БРУСКОВА

Please follow and like us:
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.