Новосибирская поэзия конца XX — начала XXI веков из «гнезда» перелетела в «парк»

0
495

В Новосибирске готовится к выпуску поэтическая антология, являющийся логическим продолжением изданного 32 года назад и ставшего культовым сборника «Гнездо поэтов».

Фото Вячеслава Ковалевича
Фото Вячеслава Ковалевича

Новая поэтическая книга волей составителей названа «Парк» и представляет собой попытку очертить пестрый ландшафт поэтического Новосибирска рубежа XX–XXI веков. Вот что о старшем и младшем поколениях новосибирских поэтов пишет в предисловии составитель поэт Антон Метельков:

«В 1989 году в Новосибирске был издан сборник «молодых» авторов «Гнездо поэтов». Двум из одиннадцати участников сборника не было и сорока, остальным — от сорока до пятидесяти. Большинство из них являлись членами легендарного ЛИТО Ильи Фонякова. Соответственно, и многие тексты, вошедшие в книгу, были написаны еще в 1960–70-е годы. Однако почти для всех этих авторов именно «Гнездо поэтов» стало первой «настоящей» книгой. Она приобрела культовый статус и до сих пор определяет канон новосибирской поэзии старшего поколения.

Можно назвать несколько критериев, согласно которым объединены авторы нового сборника. Во-первых, все они приобрели известность в конце XX века: это литературные круги 1980–90-х годов — Новосибирская картинная галерея, где ключевую роль играл Владимир Назанский, ПАН-клуб, а также сообщества, возникавшие вокруг Олега Волова, Игоря Лощилова и других ярких фигур — так или иначе взаимодействовали и дали целую плеяду блестящих имен.

И затем — во-вторых — каждый из авторов стал протаптывать свою собственную тропинку дальше, уже сквозь 2000-е и 2010-е. Вряд ли в Новосибирске появятся улицы, названные в честь современных поэтов, но тропинкам — почему не быть? Переплетаются они, ветвятся, растворяются среди деревьев, зовут за собой».

— Антон, а вот скажи: с чего это вдруг вы решили издать «Гнездо поэтов-2» именно сейчас, а не десять, к примеру, лет назад?

— Почему ты меня об этом спрашиваешь? Я, честно говоря, вообще не хотел этим заниматься, и так дел было невпроворот. Но у нас в Студии 312 давно уже копится материал, на каждого из поэтов есть специальное досье. А книжка такая напрашивалась к изданию очень давно, это правда. Сборник «Гнездо поэтов» сразу подразумевал какое-то продолжение.

— Подразумевал 32 года.

— Это ведь тоже был сборник не вполне «традиционных» авторов со средним возрастом пятьдесят лет. Вот, время прошло — и теперь нынешние авторы в той же возрастной категории. Мне очень любопытно было выстраивать какие-то текстовые связи между поэтами сборника: следить за тем, как наши современники наследуют поэтику предыдущего поколения — кто в большей, кто в меньшей степени. И вообще интересно было складывать пазл, когда в книге стихи одного поэта каким-то образом перекликаются со стихами следующего за ним по очереди.

Все подборки составлялись по-разному: кто-то предпочитал сам ее сделать, кто-то давал мне на откуп по большей части… Антон Сурнин, например, взял практически все на себя, я только немного подсократил, Владимир Светлосанов настаивал на публикации самых последних своих стихов, еле уговорил его разбить старое и новое пятьдесят на пятьдесят. А Евгений Минияров стал неким связующим звеном, поскольку участвовал и в первом сборнике... Как думаешь, что было самым сложным в работе составителя?

— Составление?

— Именно. Я даже поначалу вписал в предисловие оговорку о том, что, конечно, не всех достойных авторов удалось включить в этот сборник… По разным причинам… Потом убрал, потому что долго объяснять, да и глупо оправдываться. Принцип подбора я коротко объяснил. Конечно, можно было бы, в принципе, несколько достойных авторов добавить. Из того же небезызвестного тебе ПАН-клуба, например.

— Ну да, побольше иронических бездуховных стихов... Тебя бы далеко не все правильно поняли.

— На мой вкус все подборки получились хорошими, некоторые прямо отличными: к примеру, Андрея Жданова. Я с ним, правда, намучился, поскольку он в последние годы пишет много и прислал мне такое количество текстов, что я их читал дня три. Но конечным результатом автор остался доволен. У меня еще была идея отказаться от краткой биографии каждого участника, а предложить каждому автору написать что-то про своего соседа по книжке, чтобы получилась такая перекличка диалогов. Но в итоге просто времени на это не хватило.

— Можешь назвать фамилии всех одиннадцати участников?

— Полный список поэтов я оглашать не буду, пусть это пока останется секретом, но знающие меня могут его предугадать достаточно точно.

— А когда напечатают тираж?

— Надеюсь, что в конце декабря. Тираж будет 500 экземпляров, предполагаются даже гонорары авторам. Книга сейчас в верстке, в издательстве Областной библиотеки. С некоторых пор Министерство культуры НСО стало выделять деньги на издание книг. Создали даже специальную комиссию по книгоизданию. С помощью Новосибирского библиотечного общества за три последних года в серии «Библиотека сибирской литературы» издали Денисенко, Дедова и Самохина. В этом году должны выйти четыре книжки, но я, чтобы не сглазить, не буду говорить, какие.

— Оформление будет стандартным, как в предыдущих изданиях этой серии?

— Нет. Оформление и составление книги нам дали на откуп, сборник выйдет на хорошей бумаге в оформлении Леры Яковлевой, с фотографиями Вячеслава Ковалевича.

— Авторов ты распределил не по алфавиту, а по возрасту. Это опять намек на взаимосвязь между поколениями?

— Конечно, участников нынешнего проекта трудно приписать к одному поколению: самый старший — Минияров — родился в 1951-м, а младший — Iванiв — в 1977-м. Вот такая грустная ирония — единственный умерший автор оказался самым молодым… Да и взаимосвязи у людей разных эпох формировались совершенно по-разному: если участники «Гнезда поэтов» в большинстве своем представляли одну большую компанию, то у нынешних авторов все по-другому. Таковы приметы времени: мир стал более разрозненным, но при этом локализован в неких узких пространствах. Это, кстати, особо показательно именно для Новосибирска — нынешнее отсутствие литобъединений, которые были свойственны городу в 70- и 80-х, — группы Фонякова, Греховой, Романова, Бушуевой… Вот в Казани и в Питере такая традиция сохраняется, а у нас — нет.

— Подборка каждого автора составлялась как ретроспектива?

— В большинстве случаев авторские подборки в книге включают и стихотворения, уже ставшие классическими, и новые, а также малоизвестные тексты, что дает возможность увидеть каждого поэта в его движении, в его неуловимости.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.