Ольга Колобова: Иоланта и Татьяна после Тоски и Аиды — это уже неприлично

0
3503

Ведущая солистка труппы НОВАТа — о детских и «взрослых» операх, о своих любимых ролях и театральных режиссерах. 

ОНА одна из тех артистов, которые сегодня определяют лицо новосибирской оперы. Молодая певица с сильным, глубоким голосом, яркой актерской индивидуальностью и истинной любовью к театру и своей профессии, неизменно отдается каждой роли со всей страстью — будь то пылкая оперная дива Флория Тоска, Юдит из символистской оперной драмы «Замок герцога Синяя Борода», или Кукла в детской музыкальной сказке «Стойкий оловянный солдатик». А 25 марта в показе оперы Дж. Пуччини «Тоска» Ольга исполнила титульную партию.

В общении с Ольгой Колобовой невольно отмечаешь, как удивительно сочетаются в ней совершенно детская непосредственность и глубина умозаключений о жизни. Смена настроений у нее протекает с головокружительной скоростью. Казалось бы, только что она была абсолютно серьезной (или пыталась ею быть), а в следующую минуту она уже хохочет с таким задором, что забываешь, о чем хотел ее спросить. Недаром, когда видишь ее в роли Фроськи в опере «Морозко», понимаешь, что здесь она во многом играет саму себя.

Между тем Ольга Колобова — ведущая солистка оперной труппы НОВАТа, вполне себе серьезная певица, обладающая невероятно красивым, глубоким и проникновенным тембром. Начинался путь Ольги на оперную сцену вполне обычно. Мама хорошо играла на фортепиано, пела, но голос у нее был слабый, что очень не нравилось будущей оперной певице, которая, по ее словам, орала до хрипа и посинения в то время, когда мама пыталась уложить ее спать и пела колыбельную. У бабушки, напротив, был «по-настоящему оперный голос». Сама Ольга с раннего детства любила петь и росла в музыкальной атмосфере: мама, будучи пианисткой, исполняла полюбившиеся дочери сочинения Моцарта, а еще в доме была огромная коллекция пластинок, где, помимо эстрадной музыки, были оперы.

Одной из первых опер, услышанных Ольгой, была «Аида» Верди.

— Я каждый раз рыдала и надеялась, что она закончится иначе и никто не умрет — детская вера в хэппи-энд… — вспоминает Ольга. — Наверное, поэтому мне нравились оперетты — потому что там никто не умирал, естественно. Но еще в третьем классе, вновь услышав «Аиду», я поняла, что финал вовсе не грустный. Герои продолжат друг друга любить там, за гранью нашего мира. Божественная музыка из последнего дуэта заставила меня осознать, что в жизни ничего прекраснее оперы нет. Это такие высокие вибрации, что я почувствовала себя абсолютно счастливым, гармоничным человеком…

ПУТЬ Ольги Колобовой к делу всей жизни начался с…Томского политехнического университета. Доверявшая книгам на сто процентов девушка прочла, что обучение профессии оперной певицы начинается с 18 лет, и решила не терять год после окончания школы. С математикой и физикой у Ольги было все благополучно, поэтому она решила идти по обычному для абсолютного большинства молодежи пути — и поступила в политех. И тут же поняла, что погорячилась: «Мне было 17 лет. Я поняла, что если не буду заниматься тем, что люблю, — умру». Не дождавшись первой сессии, будущая певица ушла из вуза.

Это решение для столь юной девушки оказалось судьбоносным. Далее было Томское музыкальное училище, в котором Ольга Колобова занималась в классе требовательного педагога С. Н. Кравченко. «Она в сердцах могла сказать особо непонятливым: «На твоем месте и ишак бы запел!» Но мы ее обожали. Во многом благодаря ей я поняла тогда, что хочу, а главное — могу петь».

После, пройдя серьезный конкурс, Ольга поступила в Новосибирскую государственную консерваторию имени М. И. Глинки (класс профессора Н. И. Лубяновской), по окончании которой в 2002 году начала свою выдающуюся карьеру в театре оперы и балета.

Ольга любит открывать для себя что-то новое. С особым трепетом она говорит о работе над оперой Белы Бартока «Замок герцога Синяя Борода»:

— Несмотря на то что партия написана для меццо-сопрано, а у меня — лирико-драматическое сопрано, основная трудность для меня была не в вокальной стороне. «Замок герцога Синяя Борода», на мой взгляд, музыкально-драматическое действо, и возможность поработать в таком спектакле для меня как для актрисы — это возможность профессионально вырасти. Было огромное удовольствие репетировать этот спектакль: в техническом плане очень помогал маэстро Евгений Волынский, а так любовно работать с артистами, как режиссер Вячеслав Стародубцев, мало кто умеет.

Также она с теплотой вспоминает исполнение партии Жены в опере Альфреда Шнитке «Жизнь с идиотом»:

— Мне нравилась опера «Жизнь с идиотом» при том, что она совершенно не моя. Пользы для моего голоса партия Жены в этом спектакле не принесла, но в плане актерской игры меня хорошо обогатила.

Певица принимает активное участие в концертных программах театра, которые, по ее мнению, являются хорошим дополнением к репертуару Большой сцены, как, например, цикл «Шедевры русского романса».

— А где еще мы сможем услышать романсы Чайковского, Рахманинова, Метнера? К тому же Ольга Юрьевна Обухова, заведующая оперной труппой, тщательно работает над выбором материала для каждой программы, включая в нее редко исполняемые романсы. Это крайне важно.

Помимо серьезного багажа «взрослых» опер, певица активно принимает участие в постановках для юных зрителей — в 77-м сезоне она приняла участие в двух детских оперных проектах: исполнила партию Мамы Малыша в опере «Малыш и Карлсон» Антона Гладких (мировая премьера) и роль Фроськи в опере «Морозко» Михаила Красева.

— Обожаю детские оперы — это такое счастье, веселье! Фроська — это я сама! Я считаю, что это самый правдивый персонаж — абсолютно понятная, искренняя девушка, которая никогда не врет. Вообще, меня очень привлекают постановочные репетиции — именно процесс рождения оперы.

Конкурсная жизнь певицы изобилует высокими наградами — Ольга является дипломантом Всероссийского конкурса, лауреатом I премии I Международного музыкального конкурса Санникандро ди Бари в Италии, лауреатом премии «Короли изящных искусств-2021», дипломантом национального театрального фестиваля «Золотая маска» в номинации «Лучшая женская роль в опере».

В 2016 году Колобова стала лауреатом театральной премии «Парадиз» в номинации «Лучшая женская роль в музыкальном театре» за исполнение главой партии в опере Пуччини «Турандот».

По словам главного режиссера НОВАТа, режиссера-постановщика спектакля Вячеслава Стародубцева, «исполнительница партии Турандот сейчас находится в голосовом периоде особой пронзительности звучания и обертоновой глубины, у нее терпкий, яркий и страстный голос». Сама певица говорит, что это ее любимая роль:

— Обычно в партии сопрано воплощен образ хорошей — влюбленной, страдающей — героини. В этом смысле Турандот — нестандартная героиня.

Еще одна близкая ей партия — Флория Тоска. Многое для понимания персонажа и его логики дал артистке постановщик спектакля, маститый оперный режиссер Иркин Габитов. До постановки «Тоски» Ольга не была знакома с Габитовым, но пела в ранее поставленной им в новосибирском театре опере «Евгений Онегин».

— Я с большой радостью с ним работала, хотя, не скрою, вначале испытывала страх! Его строгость в первый момент меня впечатлила, но потом я поняла, что он добрейшей души человек — на репетициях ему было важно нас зарядить, молниеносно включить в процесс. Этот опыт был интересен и познавателен. Ведь такие люди, как Тоска, не способны убивать, если их не загнать в угол… Тоска просто обезумела от горя, страшные обстоятельства вынудили ее впасть в отчаяние… Ведь она — благополучная женщина, известная певица, счастливая в любви. И в один день жизни Тоски и ее любимого человека все их мечты рушатся — они умирают, как и положено в опере. Как уже взрослый человек я понимаю, что подобного рода страсть должна либо переродиться в спокойную, долгую любовь, граничащую с родственными, почти братскими отношениями, либо закончиться. Вторая ситуация складывается гораздо чаще — страсть длится от трех недель до полугода...

«Самые любимые оперы — оперы не спетые». Ольга признается, что ей нравится русская классика, Римский-Корсаков. Она знает, наверное, наизусть тетралогию «Кольцо нибелунга» Вагнера и оперу-ораторию «Царь Эдип» Стравинского.

Стоит отметить, что певица обладает редким и невероятно ценным качеством — о своих коллегах она всегда отзывается положительно и искренне радуется их успехам: «Когда мои коллеги поют хорошо — я просто таю», а также придерживается мнения, что юных оперных героинь должны исполнять певицы соответствующего возраста:

— Я считаю, что Татьяну мне уже петь поздно, ее должны исполнять девочки, которые только пришли в театр — не старше тридцати лет. Я не претендую на такие партии, как Иоланта, Татьяна.… После Тоски и Аиды это уже неприлично! Надо уметь вовремя останавливаться.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Алексея ЦИЛЕРА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.