Память как понятие недопонимания

0
239

В Новосибирском государственном университете открылась очередная выставка в рамках большого фотопроекта «Память»

НА НЫНЕШНЕМ этапе фотовыставка носит название «Память как инструмент перемен» — в последние два года она «переросла» свою изначальную концепцию и стала заявкой на исследование художественными методами механизмов общественной и индивидуальной памяти.

Когда в 2005 году фотохудожники Андрей Лашков и Евгений Иванов придумали этот проект, вся страна отмечала 60-летие Победы, поэтому под словом «память» подразумевалась именно память о Великой Отечественной. Но с тех пор авторы решили усложнить свою концепцию — от гражданско-публицистической они перешли к теме художественно значимой, строящейся не просто на героическом пафосе, а на жанре новой эстетики, близкой как обществу в целом, так и всем и каждому.

Для того чтобы глубоко проанализировать сам термин «память», наверное, можно было бы пригласить на открытие выставки и историков, и психологов, — но это бы сильно усложнило процесс простого открытого восприятия представленных фоторабот. Поэтому кураторы попытались сформулировать свою художественную позицию с помощью подбора фотографий и их расположения в экспозиции. И, надо сказать, им удалось оправдать и ожидания Министерства культуры, и предугадать реакцию рядовых зрителей: «Давайте вглядимся в реалии нашей жизни (прошедшей и современной) и попробуем понять, кто мы и куда мы идем». Именно так, вполне педагогично, сформулировали свою позицию фотохудожники.

ВЫСТАВКА обращается к зрителю с внешне простыми, но на самом деле вполне каверзными вопросами: Что такое патриотизм? Что такое память? Какие перемены нам нужны? И не случайно все эти работы были размещены в высшем учебном заведении? Ведь такая тема должна быть актуальной именно для нынешних молодых людей, получающих образование в одном из лучших университетов России, на плечи которых скоро ляжет труд по созданию так называемого нового российского могущества — в том числе и интеллектуального.

Организаторы вовсе не настаивают на своем понимании концепции «Память» — более того, они предлагают своеобразную игру: предложить каждому выстроить свой личный взгляд на Историю с помощью набора кадров из прошлого и настоящего. Ведь История всегда бывала очень лукавой. Как это принято, все в ней всегда повторялось в виде идеологического фарса с самых древних времен. И за последние российские лет двести все повторялось в том же формате: советская власть упорно внедряла в умы мысль, что в войне 1812 года русский народ победил вовсе не под эгидой царя-батюшки, в то же время внушая идею о главенствующей роли в победах Отечественной войны коммунистической партии и лично товарища Сталина (Брежнева). А здесь, глядя на лица ветеранов, в голову может прийти крамольная мысль, что, может быть, в войнах одерживали победу не государства, а некая общая сила отдельно взятых простых людей: как объясняют сами авторы работ, черно-белая стилистика некоторых фотосерий выглядит немного тяжеловато, но зато и очень выразительно, поскольку лица ветеранов как будто высечены из камня, и за складками и морщинами кроются совершенно разные истории жизней.

На выставке «Память как инструмент перемен» сделан принципиальный акцент на том, что фотография — один из главных инструментов сохранения памяти. В экспозицию включаются художественные и документальные фотографии ведущих фотографов и фотохудожников России. Экспозиция выставки состоит из нескольких блоков. За основу взят фотопроект Андрея Лашкова и Евгения Иванова «Память», посвященный ветеранам Великой Отечественной войны. В нем показаны работы из нескольких серий авторов, созданных за 13 лет работы над проектом. Блок работ Светланы Пожарской «Грани времени. Из семейного альбома», в котором автор осмысляет события, происходившие в нашей истории, и то, как они повлияли на мироощущение современного человека. Блок творчества новокузнецкой фотогруппы «ТРИВА» возвращает нас в эпоху развитого СССР с его грандиозными промышленными достижениями и сложностями простой бытовой жизни. Блок работ екатеринбуржца Сергея Потеряева, который в своих работах совмещает принцип коллажной композиции, где, с одной стороны, мы видим портреты ветеранов, а с другой — трогательные детские сочинения на тему Дня Победы. Раздел авторов из различных уголков нашей Родины достаточно подробно представляет снимки, посвященные движению «Бессмертный полк» в разных городах России. Работы красноярского фотохудожника Александра Кустова «Негород» живописно, но очень фактурно и правдиво показывают историю сибирской деревни за последние 40 лет. В блоке «Провинция» омский фотограф Алексей Мальгавко и новосибирский фотограф Антон Уницын показывают современную жизнь в городах российской провинции.

— Человеческую память постепенно можно убить банальностью, — рассуждает куратор выставки Евгений Иванов. — А ведь память — это данная нам ментальная способность, которая дает человеку общее понимание, как и куда дальше двигаться. Двигаться, как мне кажется, все же к чему-то светлому и позитивному, к созиданию, а не к разрушению. И я думаю, что портреты ветеранов помогают нам разобраться в первую очередь в самих себе.

О таком сложном понятии, как «память», рассуждает и Сергей Самойленко, текст которого сопровождает экспозицию:

— Вы будете неприятно поражены через десять лет, как мало останется от снятого сегодня. Где черные квадраты дискет? Что стало с вавилонскими башнями ваших CD-дисков? Неужели вы думаете, что многотеррабайтные коробки сохранят все, за долгие диджитальные годы непосильным трудом и талантом нащелканное вами?

Как сохранить и преумножить увиденное, сфотографированное и записанное (на флешку, на подкорку, на сетчатку)? Как не дать государству и пропаганде использовать вашу личную, персональную, уникальную память для построения своего монструозного мавзолея забальзамированных образов (разумеется, под совершенно благовидным и благородным предлогом)? Как отделить патриотизм от пропаганды, позицию от ангажированности, карьеру от продажности?..

Еще более парадоксально рассуждает куратор выставочных проектов Анна Галеева:

— Фотографы ставят задачу — документировать обычную человеческую жизнь. С одной стороны, на фотографиях реальные люди, существующие в среде, наполненной артефактами времени, но, с другой стороны, это универсальные образы-символы, странники в пространстве, определяющие систему координат. Каждый из авторов обладает парадоксальным мышлением: нарратив заменен выборочным акцентированием, среда соткана из единства образов, колорит задает ритм настроения. Буквально с момента встречи зрителя с проектом и начинаются изменения. Авторы предлагают поработать со своей памятью, создавать новое на основе синтеза памяти: субъективной, национальной, исторической.

Можно процитировать еще и московского искусствоведа Леонида Гринберга: «…Автор предпринимает попытку раздвинуть рамки традиционной документалистики. В этом проекте присутствует некая двойственность: с одной стороны, мы не видим лица героя фотографии, но это не мешает нам получить полное представление об объекте исследования; с другой стороны, этот прием (стирание лица) добавляет драматизма и оставляет тревожное послевкусие».

И, тем не менее, все эти высказывания ничуть не исключают наличия недоброго научного термина «ложная память», известного нынешним поколениям по временам СССР, — поколениям, до сих пор не избавившихся от таких въевшихся в мозг шаблонных образов, как «добрый дедушка Ленин», «комсомольцы-герои», «свобода-равенство-братство», «светлый образ человека труда» и тому подобное. И здесь «тревожное послевкусие» никуда не исчезает. Российские граждане, в душах которых еще живы такие понятия, как «дружба», «порядочность», «верность», «гордость» или даже устаревшее «милость к падшим», до сих пор балансируют на внутреннем противоречии «иллюзия-реальность». И, может быть, вспышки памяти в виде фотографий немного помогут кому-то во всем этом разобраться. Или наоборот.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments