Сергей Летов: Сибирский рок оригинален!

0
681

На вопросы «Новой Сибири» отвечает известный саксофонист Сергей Летов, родной брат Егора Летова, игравший с Борисом Гребенщиковым, Сергеем Курехиным, Алексеем Козловым, Олегом Бутманом и рэпером Ричем.

24 СЕНТЯБРЯ музыканту исполнилось 64. Шахматное число. Но в жизни Сергею не присущи ни цейтнот, ни патовые ситуации. Не каждому так везет.

В конце лета в Москве прошел ежегодный фестиваль «Традиция». Одним из самых заметных его участников стал известный саксофонист Сергей Летов, родной брат Егора Летова, лидера легендарной панк-группы «Гражданская оборона», умершего 12 лет назад.

— Как относитесь к идее создания в Новосибирске музея сибирского рока — в доме, где жила Янка Дягилева?

— Я только за! Горячо поддерживаю это предложение.

— В чем значение таких музыкантов, как Егор Летов, Янка, для отечественного музыкального сообщества?

— Думаю, что сибирские рок-музыканты — одни из самых самобытных в нашей стране. Они наименее подражали западноевропейскому року. То есть не были его филиалами на территории нашей страны. Сибиряки действительно очень оригинальны. Они стали самостоятельным музыкальным явлением. И речь не только о «Гражданской обороне» и Дягилевой, но и о других музыкантах. Безусловно, их творческое наследие заслуживает бережного сохранения и изучения. Важно обойтись без мифологии. Уверен, интерес к сибирскому року с годами будет только расти.

— Дай бог, чтобы этот музей наконец появился! Что вы готовы подарить в качестве музейного экспоната?

— Не готов сказать. Дело в том, что пока еще до конца не решен вопрос с открытием музея-квартиры Егора Летова в Омске. Мне принадлежит три четверти этой квартиры. Готов передать ее под экспозицию. Ни одного музея-квартиры в Омске еще не было, хочется восполнить этот пробел. Да, брат с другими музыкантами 20 лет причиняли разного рода неудобства жильцам. Но сегодня люди поддерживают идею музея. Администрация города тоже не возражает. Утрясаем последние бюрократические вопросы. А на тему экспонатов лучше обратиться к Сергею Попкову, директору фонда «Сияние». Я же стараюсь сохранить все в неприкосновенности в этой квартире — книги, ноты, личные вещи. Музей дает возможность прикоснуться к тому времени. Это очень важно.

— Налицо интерес кинематографистов к русскому року. Вышел фильм «Лето», снимаются картины о Цое, Янке. Как относитесь к этому?

— Радостно. Я сам дал интервью Наталье Чумаковой для ее документального фильма о брате. Был фильм Владимира Козлова о сибирском панк-роке «Следы на снегу». Я снялся в нем. 20 октября в художественном музее Омска откроется выставка работ Константина Рябинова — соратника Егора, художника-коллажиста, поэта и музыканта, умершего в этом году. Меня пригласили сыграть на открытии. Обязательно прилечу — хотя график чрезвычайно плотный: до этого 18-го буду в Мурманске, а уже 22-го лечу в Ульяновск.

— В молодости мы писали на заборах: «Цой жив». А русский рок жив? Как он изменился за последние 30 лет? Да, играют и БГ, и Шевчук, и Шахрин, и Бутусов. А появляются ли новые яркие рокеры?

— К сожалению, не владею информацией на эту тему. Мне кажется, с роком происходит примерно та же история, что и с джазовой музыкой. Молодежные стили — поколенческие дела: это не только чисто музыкальное явление, но и признак молодежной субкультуры. Сегодня она несколько иная. Рэп и хип-хоп очень популярны. Развивается электронная музыка.

Не изображаю из себя адепта радикального фри-джаза. Его понимают единицы. Считаю, правильно быть открытым миру. Поэтому участвую в записи альбомов группы «25/17». А совсем недавно записался вместе с рэпером Рич. Мне нравится строчка Есенина: «Задрав штаны, бежать за комсомолом». Не надо брюзжать, ругать молодежь. Их нужно стараться понять. Потому что за ними будущее. Одним прошлым жить нельзя. Хотя ценить нужно.

— Поэтому вы и приехали на «Традицию»?

— На «Традиции» мы с певицей и актрисой Тиной Георгиевской уже второй раз. Сыграли новую программу и повторили четыре трека из программы 2017 года. У меня есть и новые проекты, связанные с русским фольклором. Задействую музыкантов «Аквариума». Думаю предложить выступить вместе на следующей «Традиции».

Аккомпанировать Тине непросто. Но мы очень давно знакомы. Впервые выступили на культурном теплоходе «Россия — Германия» 19 лет назад. Проплыли по Рейну, Майну, Дунаю. Недавно были на фестивале в Изборске. Нас пригласил экс-барабанщик «Аквариума» Олег Шар.

— Ваше мнение о саксофонисте Игоре Бутмане?

— Очень уважаю Игоря. Считаю его лучшим саксофонистом в нашей стране. У него прекрасная техника, потрясающее чувство ритма. Он не отходит от джазовой традиции. Мы знакомы очень давно. В 1983 году Борис Гребенщиков и Сергей Курехин пригласили меня принять участие в первом фестивале Ленинградского рок-клуба. Их саксофонист накануне выступления подрался и сломал косточку на руке. Это и был Бутман! Но он играл с загипсованной рукой. С тех пор выступаем вместе. Довелось выступать и в клубе Олега Бутмана, известного барабанщика, младшего брата Игоря.

Знаю, что Игорь бывает несколько несдержан при обсуждении каких-то новаций. Но я и не отношусь к нему как к музыкальному критику. Повторюсь, для меня он прежде всего чрезвычайно одаренный, выдающийся саксофонист.

— Еще одна живая легенда — Алексей Козлов.

— Да, это величина. Еще один выдающийся мастер. Мне доводилось выступать в джаз-клубе Алексея Козлова. Там проводятся вечера экспериментальной музыки. Раз в полгода там выступаю. Ближайший мой концерт — в ноябре. Несколько лет назад играл с Козловым на вечерах, посвященных «Битлз» и «Роллинг стоунз». Да, сейчас Козлов в серьезном возрасте. Но тут вот какая штука: джаз либо убивает сразу, либо делает вечно молодым.

— Сегодня вас слушали от мала до велика. Кто для вас идеальный зритель?

— Это продвинутый любитель фри-джаза. Но, как я уже сказал, их действительно очень немного — два-три десятка на всю Россию… Неплохо принимают в Австрии, Германии. Наиболее отзывчива публика моего возраста (это 60 лет и старше), которая в Европе активно ходит на концерты.

У меня есть проект, посвященный Василию Кандинскому. Его стихи читает выдающийся поэт Сергей Бирюков. Эти концерты проходят на ура — везде.

Не считаю, что должен выступать только перед идеальной публикой. Было дело, выходил на абсолютно неподготовленную аудиторию. Играл и в зонах для осужденных за тяжкие преступления…

— И как принимали вас?

— Хорошо. Я выступал вместе с поэтами. В конце вечера крикнули: «Пусть саксофон еще поиграет!» Было приятно, конечно. Вообще, никогда не выбираю для себя аудиторию. Музыкант-профессионал должен соответствовать времени и месту выступления. Концертов было много — и самых разных: с рэперами в доме престарелых, перед школьниками младших классов… Нормально!

— Значит, битлами и роллингами восхищаетесь. А кем еще?

— Из рокеров — люблю «Лед зеппелин». Да-да, джазовые музыканты любят не только джаз!

Юрий ТАТАРЕНКО, специально для «Новой Сибири»

Фото автора

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.