Четыре монолога о силе и бессилии

0
2005

15 ноября новосибирский режиссер Анна Зиновьева представит инклюзивный спектакль «Несильный» — четыре монолога о силе и бессилии, рассказанных в жанре сторителлинга. 

Мастерская Крикливого и Панькова на пороге очередной премьеры: в новой постановке их мастерской примут участие студийцы театральной школы «Инклюзион» и артисты новосибирских театров — Ксения Войтенко («Старый дом») и Владимир Лемешонок («Красный факел»).

Театральная школа «Инклюзион» открылась в Новосибирске в 2017 году на базе Новосибирского государственного профессионально-педагогического колледжа как проект, направленный на социализацию и реабилитацию инвалидов, а также на привлечение внимания общества к теме интеграции людей с особенностями в общественную жизнь. Ученики инклюзивной студии — люди с самыми разными возможностями, в том числе с нарушением зрения, опорно-двигательного аппарата и ментальными особенностями. Куратором школы с момента основания выступает Анна Зиновьева — актриса и режиссер, ранее сотрудничавший с новосибирскими театрами «Старый дом» и «Глобус», а с прошлого года являющийся полноправным резидентом Мастерской Крикливого и Панькова. В творческом багаже «Инклюзиона» четыре постановки на разных площадках города — от сценических медитаций и тренингов на осознанность до камерных драматических спектаклей, участие в фестивалях и форумах и кропотливая студийная работа.

Отправной точкой для создания спектакля «Несильный» послужили слова одного из студийцев: «Я устал быть слабым. Да, я человек с инвалидностью, но я должен, наконец, найти свою силу и начать жить». В процессе работы над спектаклем артисты изучат биографии реальных людей и литературных персонажей. Участница театральной школы «Инклюзион» Ольга Стволова познает перипетии судьбы Фриды Кало, неподражаемой и гениальной художницы, сумевшей найти себя, несмотря на страшную аварию и физические недуги, казалось бы, перечеркнувшие напрочь ее жизнь. Заслуженный артист России Владимир Лемешонок погрузится в мрачные и иррациональные глубины жизнетворчества «великого больного» — Франца Кафки. Особое внимание творческая группа спектакля «Несильный» уделит биографии Ирэны Сендлер — маленькой женщины, совершившей без сомнения большой подвиг: во время войны польская активистка спасла жизни 2500 детей из варшавского гетто. Не останется без внимания и самый печальный персонаж литературной сказки — андерсеновская Русалочка, нежная и сильная обитательница морских глубин, отдавшая жизнь за особый дар — умение любить.

Принятые за точку схода биографии помогут участникам спектакля сопоставить судьбы других людей с личным опытом и попытаться ответить на вопрос — можно ли вне зависимости от физических особенностей найти свою силу и реализоваться в жизни? Работа на пересечении своей и чужой биографий, по мнению режиссера спектакля Анны Зиновьевой, необходима не только и не столько для того, чтобы приблизить известного персонажа к зрителю, но прежде всего как эффективный способ воздействия героя на исполнителя и наоборот. Помочь друг другу, ведь «смысл инклюзивного театра в том, чтобы найти силу любого человека, потому что без этого нельзя состояться и просто жить».

Работа в инклюзивном театре — это в первую очередь лаборатория. И в этом плане жанр спектакля — сторителлинг как бесконечный процесс, непрерывная драматургическая лаборатория, активное соучастие и общие усилия команды — конгениален задачам студии. Термин «сторителлинг» (иначе — «рассказывание истории») пришел в театр из сферы рекламы и менеджмента, куда в свою очередь пожаловал из нарративной психотерапии. В медицине речь идет о методике, которая использует беседу, чтобы помочь людям: пациенты пересказывают события, связывая их в одну логичную историю, и таким образом наделяют их новыми личными смыслами, а психотерапевт выявляет на основе переосмысленных историй реальную проблему. В рекламе благодаря сторителлингу наглядно объясняется выгода продукта и осуществляются успешные продажи. В театре же этот необычный и эмоциональный вид творчества помогает артистам познать себя и оказаться один на один со зрителем. С интерактивом или без — не важно. Главное — без дистанции — глаза в глаза, тет-а-тет, лично, искренне. Актеры, удерживая канву чужого рассказа, проживают свою, наделенную особым интимным смыслом историю и «отдают» ее в зал — в этом присутствует и терапевтический смысл. Художественная же ценность истории заключается в уникальности и сиюминутности действия на сцене, в искренности посыла и творческой свободе актера, когда искусство захватывающего рассказа встречается с откровенностью и импровизацией, с умением не бояться себя и мастерством формулировать собственные мысли.

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото из архива театральной школы «Инклюзион. Новосибирск»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.