Шуриц. Сибирский бренд постмодернизма

0
814

В Новосибирске выпущен художественный альбом Александра Шурица — уникальное событие в культурной жизни города.

При жизни у Александра Шурица было выпущено всего два совсем небольших альбома репродукций его картин — художник никогда не считал важным для себя подобные издания. И вот теперь, спустя три с половиной года после его смерти, Тамара Мамаева (Шуриц) и дизайнер Анатолий Грицюк сумели выпустить в свет по-настоящему хорошую книгу, по всем параметрам уникальную для Новосибирска.

На презентации альбома в кинотеатре «Победа» было сказано много восторженных слов по поводу двухтомника Шурица, но там по уважительным причинам не оказалось старого друга Александра Давидовича художника Сергея Мосиенко. Чтобы как-то исправить этот пробел, «Новая Сибирь» предложила ему поделиться своими впечатлениями и мыслями через газету.

— Сергей Сергеевич, альбом был напечатан в типографии «Деал». Такой выбор был правильным, на твой взгляд?

— Да, книгу напечатали в одном из самых лучших издательств в Новосибирске, хотя и не из самых дешевых, надо сказать. Качество печати там вполне европейское, так что выбор был верным. Толя сдал книжку, как говорится, под ключ, они с Тамарой проверяли, как я знаю, практически каждый печатный лист, поэтому, как я вижу по результату, издание получилось на высоком европейском уровне. Кстати, о Европе. Цена у книги — по нашим меркам — немаленькая, три с половиной тысячи рублей, но если эту сумму перевести в валюту, то получится совсем немного — всего-то сорок евро. Для такого объемного двухтомника это очень даже приемлемо, я считаю.

— В первый том вошли репродукции картин, а во второй том — «Размышления» — литература. Ты уже успел все прочитать?

— Тамара подобрала очень интересные тексты. Признаюсь, несмотря на то что мы с Сашей долго и близко дружили, я даже не догадывался, что у него есть столько публицистических и литературных текстов. С удивлением обнаружил его путевые заметки: я совсем забыл, что он описывал наше совместное путешествие в Индию. Саша ведь во время поездок всегда вел дневник, где конспективно все записывал, а уже потом, по возвращении, на основе этого придавал путешествиям литературную форму. Думаю, что всем будет очень интересно прочитать и такую слегка ироничную главу о том, как можно стать художником, и ознакомиться с советами, как правильно писать книги. Тексты очень оживляют сопровождающие их небольшие наброски, этюды и эскизы, к тому же там очень большое количество фотоматериалов, которые создают картину художественной жизни города начиная с конца 60-х годов и заканчивая 2017-м, когда Саша от нас ушел.

— Там ведь 480 страниц, больше трех килограммов информации об одном из самых ярких художников в истории Новосибирска.

— Тамаре удалось очень вовремя сделать прекрасный двойной подарок: и себе на день рождения, который у нее 27 декабря, и Саше, который родился 4 января. Я уже не говорю о том, что книга — прекрасный и уникальный подарок для любителей искусства. Но знаешь, даже 480 страниц не вмещают всего, что можно было бы туда вместить. Тамара изначально не предполагала, что получится такой большой объем, обе книжки должны были быть несколько потоньше. Но по ходу работы находилось столько всего, что не включить в книгу это было просто нельзя… Вот альбом и разрастался. По ходу дела оказалось, что можно было выпустить еще один том, а то и два.

— Александр Давидович ведь иллюстрировал и Андерсена, и Маршака, и Чуковского. И каких-то местных авторов. У меня сохранилось несколько книжек с очень интересной графикой.

— Оригиналы разлетелись по всему миру — в том числе и по заграничным музеям и частным коллекциям. Собрать их, конечно, непросто. Да и других неиспользованных материалов осталось довольно много. Когда мы с Тамарой об этом разговаривали, она жаловалась, что после окончания работы над макетом стали обнаруживаться новые документы и материалы, которые уже не удалось включить в это издание.

Для Саши всегда было очень характерным желание связать искусство России с западным искусством, хотя он, конечно, был русским мастером, мастером постмодернизма, как он сам себя называл . Забавно, что из пяти букв его фамилии только одна буква — «Р» имеет «европейский» вид, а остальные четыре — из славянского алфавита. И я считаю абсолютно правильным, что на обложке обоих томов — «Живопись» и «Размышления» — стоит только одно слово: «ШУРИЦ».

— …Которое уже стало брендом.

— Совершенно верно. Сибирским брендом постмодернизма. Художником такого уровня Новосибирск вправе гордиться: несмотря на то что он ушел из жизни, Шуриц все равно остается культурным лицом города. Я считаю, что для такого художника тираж в тысячу экземпляров — совсем небольшой: насколько мне известно, много запросов уже пришло и из-за границы. Кстати, в самой книге указан электронный адрес — tamara-shuritz@mail.ru, по которому с Тамарой можно связаться и договориться о приобретении альбома.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.